Tiwy.com
RusoEspanolEnglish
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:

Twitter:

    2 Декабря 2012г.
Реклама
Выступление С.Альенде перед студентами Мексики в 1972 году
Версия для печати

Выступление С.Альенде перед студентами Мексики в 1972 году

Публикация сайта http://saint-juste.narod.ru/news.htm

40 лет назад, 2 декабря 1972 года президент Чили Сальвадор Альенде произнёс программную речь, настолько же программную, что и та, с какой он выступил спустя два дня с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, — Речь в Институте общественных и гуманитарных наук университета города Гвадалахара во время визита в Мексику. В этой речи Альенде не только поднял вопрос об отношениях «третьего мира» с «первым», отношениях «метрополия — периферия», солидаризировавшись с теоретиками «зависимого развития», но и продемонстрировал на конкретных примерах, как в условиях «зависимого капитализма» неэквивалентный обмен, с одной стороны, и социальный эгоизм местных «элит» — с другой, обрекают на нищету, бесправие и деградацию огромную часть населения. Альенде также поднял вопрос о моральном долге интеллигенции в странах «третьего мира» и показал, как постыдно, антигуманно и аморально ведут себя в этих странах интеллектуалы, то есть представители привилегированных слоёв, имеющие финансовую возможность получать высшее образование.


Сальвадор Альенде

Речь в Институте общественных и гуманитарных наук университета города Гвадалахара во время визита в Мексику

Уважаемый президент и друг Луис Эчеверриа![1]

Министры иностранных дел Мексики и Чили!

Университетская общественность! Я подразумеваю под этим словом и приветствую всех тружеников просвещения от ректора университета до самого скромного студента.

Как трудно выразить то, что я пережил и перечувствовал за это короткое и вместе с тем продолжительное время пребывания вместе с мексиканским народом, с его правительством!

Как передать словами то, что мы, члены делегации Чили, ощутили, видя щедрые знаки солидарности с нашим народом в той трудной борьбе, которую он ведет!

Я очень хорошо знаю, что такая позиция мексиканского народа порождена его собственной историей. Здесь уже напоминали о том, что Чили стояла на стороне Хуареса[2], предводителя борьбы за независимость Мексики, борьбы, которая встретила отклик на всем нашем континенте. Мы хорошо понимаем, что кроме этих общих корней, нас связывает также и то, что Мексика была первой страной Латинской Америки, которая под руководством выдающегося деятеля вашей страны и всего континента президента генерала Ласаро Карденаса в 1938 г. национализировала нефтяную промышленность.

Испытав на себе вероломные атаки врагов, вы должны были услышать проникновенный призыв родины к укреплению национального самосознания. Вам, подвергавшимся на протяжении длительного времени наскокам сил, чьи интересы были ущемлены в результате проведенной национализации, понятнее, чем другим народам нашего континента, тот период, который сегодня переживает Чили и который вы пережили в 1938 году и в последующие годы[3]. Таким образом, в основе солидарности Мексики лежит ее собственный опыт, и она по-братски проявляет ее в отношении Чили, идущей сегодня по тому же пути освобождения, которым вчера прошли вы.

Я хочу поблагодарить за слова, сказанные инженером Игнасио Мора Луна от имени преподавателей университета города Гвадалахары, лиценциатом[4] Энрике Ромеро Гонсалесом от имени руководства университета и товарищем Гильермо Гомесом Рейесом, президентом Федерации студентов вашего университета.

Когда президент Эчеверриа посоветовал мне во время этой поездки познакомиться с одной из провинций, он указал на провинцию Халиско и рассказал о Гвадалахаре и вашем университете. Я поблагодарил его, а сейчас, конечно, благодарен еще больше. Потому, что мы встретили здесь горячие симпатии со стороны мексиканского народа, мужчин и женщин. Но что может сравниться с тем, что ощущаешь, находясь среди молодежи, когда чувствуешь ее горячий пыл, ясное революционное и антиимпериалистическое сознание!

Уже подъезжая к вашему университету, я прекрасно понял, каков его дух, по тем приветственным лозунгам, которые вывесили в честь моего приезда в качестве посланца чилийского народа.

Это не обычный университет: здесь была проведена университетская реформа[5]. И я полагаю, что ваш университет участвует в борьбе за преобразования, за экономическую самостоятельность и полный суверенитет наших стран.

В свое время я также был студентом, конечно, много лет назад. Я учился в университете не только для того, чтобы получить диплом; я был руководителем студентов, и за это меня исключили из университета. Поэтому я могу говорить со студентами с высоты прошедших лет. Я знаю, вы понимаете, что не существует конфликта поколений, а есть молодые люди со старческой душой и старики с молодым сердцем, к последним я причисляю и себя.

Есть молодые люди со старческой душой, которые не осознают, например, что в подавляющем большинстве стран нашего континента быть студентом — огромная привилегия. Эти молодые люди полагают, что университеты созданы для удовлетворения потребности в подготовке специалистов и что, получив профессиональную подготовку, они могут успокоиться. Они получают определенное общественное положение, возможность — весьма опасную, черт возьми, — подниматься по ступеням общественной лестницы, они получают средство, с помощью которого могут зарабатывать себе на жизнь и иметь более высокие доходы, чем большинство их соотечественников.

Если эти молодые люди со старческой душой являются, например, архитекторами, они не задаются вопросом, сколько жилищ не хватает в наших странах или — иногда бывает даже и так — в их собственной стране. Есть студенты, придерживающиеся строго либеральных взглядов, которые используют свою профессию, чтобы честно зарабатывать себе на жизнь, но в основном с целью удовлетворения собственных потребностей.

Я сам врач и знаю, что в нашей стране есть много врачей, которые не понимают или не хотят понять, что здоровье стоит денег и что в Латинской Америке тысячи и тысячи мужчин и женщин не имеют возможности платить за свое здоровье. Они не хотят понять, что, чем беднее, тем больше болезней, а чем больше болезней, тем беднее. Такие врачи, если и проявляют заботу о больных, то только о тех, кто нуждается в их знаниях и платит им за это гонорар, но они не думают о тысячах людей, у которых нет возможности обратиться к ним за консультацией. К сожалению, число врачей, которые борются за развитие государственного здравоохранения с целью предоставления народу широкой медицинской помощи, не велико.

Есть и учителя, которых не беспокоит то, что сотни и тысячи детей и подростков не могут посещать школу. Латинская Америка представляет собой трагическую картину, о чем свидетельствуют цифры нашей печальной действительности.

Почти все наши народы добились политической независимости полтора века назад. Но вот данные, которые говорят о зависимости и эксплуатации нашего континента. Будучи потенциально богатыми, подавляющее большинство наших стран и народов живут в условиях бедности.

В Латинской Америке, континенте с населением свыше 220 млн человек, 100 млн неграмотных и малограмотных.

На нашем континенте более 30 млн полностью безработных, а если принять во внимание лиц, не имеющих постоянной работы, эта цифра превысит 60 млн.

На нашем континенте, по одним данным, 53, а по другим — 57 % населения не имеют возможности для нормального питания. В Латинской Америке не хватает 28 млн жилищ.

Позволительно задать вопрос: какова же в подобных обстоятельствах судьба молодежи? Ведь наш континент — это континент молодых. 51 % латиноамериканского населения моложе 27 лет. Я могу сказать — и как бы я хотел ошибиться! — что ни одно правительство, включая, разумеется, и наше, а также предшествующие правительства моей страны, не смогло избавить широкие массы нашего континента от таких тяжких лишений, как безработица, недостаток питания, жилищ, медицинской помощи. А об организации отдыха и развлечений не стоит и говорить!

Естественно, что боль и страдания масс, вот уже полтора века живущих как бы в заточении, должны породить стремление добиться более высокого уровня жизни, существования, культуры, чему препятствуют антигуманные и антисоциальные условия.

Если сегодня мы имеем дело с таким положением дел, то что же будет, если оно не изменится, а численность нашего населения возрастет до 360 или до 600 млн человек? На нашем континенте демографический взрыв призван компенсировать высокую детскую смертность и является средством самосохранения народов. Однако, несмотря на приведенные мною цифры, население наших стран сильно растет и благодаря достижениям в области медицины, а также улучшению условий жизни средняя продолжительность жизни увеличивается, хотя она, безусловно, намного ниже, чем в промышленно развитых капиталистических странах и в социалистических странах[6].

Ни одно правительство нашего континента, идет ли речь о немногочисленных демократических правительствах, более многочисленных псевдодемократических или диктаторских — они тоже имеются — не смогло избавить свои страны от этих огромных лишений. Мы признаем, конечно, что, услышав голос народа, его протест и зная его чаяния, некоторые правительства, в особенности демократические, предпринимали похвальные усилия, чтобы эти лишения не отягощали наше существование.

Почему это происходит? Потому что подавляющее большинство наших стран является монотоварными. Это страны какао, бананов, кофе, олова, нефти или меди. Это страны, производящие сырье и импортирующие готовые изделия, продающие дешево и покупающие дорого.

Покупая дорого, мы оплачиваем высокие доходы специалистов, служащих и рабочих в промышленно развитых странах. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев, поскольку наши основные богатства находятся в руках иностранного капитала, мы не имеем возможности выбирать рынки, оказывать влияния на цены и определять объем производства. Об этом свидетельствует положение дел у нас с медью, а у вас с нефтью.

Что такое империализм, мои молодые товарищи? Это такая концентрация капитала в промышленно развитых капиталистических странах, который, достигнув силы финансового капитала, осуществляет инвестиции уже не в метрополиях, а в наших странах. Тем самым, этот капитал, доходы которого в метрополиях сильно упали, получает значительные прибыли в наших странах. Кроме того, это объясняется также и тем, что сделки зачастую заключаются между филиалами, действующими в наших странах, и их основными компаниями, находящимися далеко от наших границ.

Таким образом, мы являемся странами, которые не используют доходы от своего производства, и наш континент это знает не от политических агитаторов тех или иных партий, а из данных ЭКЛА[7], одной из организаций ООН.

За одно из последних десятилетий, не могу сказать сейчас точно, в 1950—1960 гг. или в 1956—1966 гг., вывоз капиталов из Латинской Америки превысил ввоз.

Так складывалось общее для подавляющего большинства наших народов положение: являясь странами потенциально богатыми, мы живем в условиях бедности. Мы просим помощи, чтобы выжить, и в то же время вывозим капитал. Парадокс, типичный для капиталистической системы.

Необходимо понять, что, когда развитые страны живут и укрепляют свою экономику за счет нашей бедности; когда страны, могущественные в финансовом отношении, нуждаются в нашем сырье и черпают в нем свою силу; когда положение на мировых рынках и в области цен приводит к росту задолженности нашего и других континентов; когда внешний долг стран «третьего мира» достигает фантастической цифры в 95 млрд долларов; когда моя страна — страна демократическая, с очень прочными государственными институтами, конгрессом, функционирующим уже 160 лет, вооруженными силами, уважающими, как и в Мексике, закон и волю народа, страна, которая имеет самые крупные на нашей планете открытые и подземные медные рудники и располагает самыми крупными запасами меди на земном шаре, была вынуждена взвалить на себя долги, по своему размеру в расчете на душу населения уступающие лишь долгам Израиля, страны, которая, можно сказать, находится в состоянии войны; когда в этом году мы должны были выплатить в счет погашения этих долгов и процентов по ним 420 млн долларов, что соответствует 30 % всех валютных поступлений, — когда все это происходит, каждый может прийти к выводу, что так больше не может продолжаться, что невозможно больше терпеть подобное положение.

Если к этому добавить, что могущественные страны диктуют условия торговли, контролируют фрахтовый рынок, устанавливают размер страховых платежей, предоставляют кредиты на обязательных условиях использования их значительной части в странах-кредиторах; если к тому же нам приходится страдать и расплачиваться за то, что могущественные страны или самая могущественная страна капитализма считают необходимым девальвировать свою валюту, за то, что сотрясается валютный рынок промышленно развитых государств, то последствия всего этого усиливаются и еще более тяжким бременем ложатся на наши народы.

Цены на минеральное сырье часто снижаются, но цены на готовые изделия и даже продукты питания повышаются. Когда увеличиваются цены на продукты питания, наличие таможенных барьеров в развитых капиталистических странах не позволяет экспортным сельскохозяйственным продуктам некоторых развивающихся стран проникнуть в центры потребления.

Красноречив пример моей родины. Мы производим на крупных предприятиях, которые раньше находились в руках иностранного капитала, а также на мелких и средних предприятиях около 750 тыс. тонн меди в год.

На долю Замбии, Перу, Заира и Чили, учредивших организацию под названием СИПЕК[8], приходится около 70 % всей меди, поступающей на мировой рынок, или более 3 млн тонн.

Однако цена на медь устанавливается на лондонской бирже, хотя через нее проходит только около 200 тыс. тонн меди. Три года назад Чили продавала медь по среднегодовой цене свыше 62 центов за англофунт. Повышение или падение цены на один цент означает для нашей страны увеличение или уменьшение доходов на 18 млн долларов.

В 1970 г., последнем году пребывания у власти правительства президента Фрея[9], цена на медь составляла 59 центов. В этом году она, по-видимому, не превысит 47,4 цента. Но после девальвации доллара реальная среднегодовая цена составит в лучшем случае 45 центов. Издержки же производства, несмотря на высокий процент содержания металла в нашей руде и близость мест ее добычи к морю, составляют па некоторых рудниках примерно 45 центов за англофунт. Конечно, на мелких и средних рудниках, где техника хуже, издержки производства выше.

Я привел этот пример потому, что он предельно ясен. Наша страна, имеющая более высокие валютные поступления, чем многие латиноамериканские страны, страна, располагающая земельными площадями, которые могли бы и должны бы прокормить от 20 до 25 млн человек, была вынуждена, если можно так выразиться, испокон веков импортировать мясо, пшеницу, жиры, сливочное и растительное масло на сумму 200 млн долларов в год!

Сразу после прихода к власти народного правительства мы были вынуждены расширить импорт продовольствия, ибо знали, что даже при ввозе продуктов питания на сумму 200 млн долларов, как это имело место при прежних правительствах, 48 % населения в Чили недоедало.

И здесь, на родине наших братьев, я могу привести одну цифру, которой я не стыжусь, но которая вызывает у меня боль: по статистическим данным, которые мы не скрываем, на моей родине насчитывается 600 тыс. умственно отсталых детей.

Если ребенок в первые восемь месяцев своей жизни не получает достаточного количества белков для своего физического и умственного развития, он будет развиваться не так, как ребенок, получающий его столько, сколько полагается, естественно, это почти всегда ребенок из семьи, принадлежащей к меньшинству, могущественному в экономическом отношении. Если ребенок, который на протяжении первых восьми месяцев жизни не получал достаточного количества белков, в дальнейшем получит их, его физическое развитие может восстановиться до нормы, но умственно он будет отставать. Часто наши учителя, чей великий труд я всегда ставлю рядом с трудом врачей по степени их профессиональной ответственности, видят, что ребенок не воспринимает материал, не понимает его, не может выучить, удержать в памяти. И не потому, что ребенок не хочет его выучить или вообще не хочет учиться, а потому, что он живет в ненормальных условиях, которые являются следствием существующего строя и установившейся общественной системы. К сожалению, недостаточное питание, в особенности в первые восемь месяцев жизни, сказывается даже на развитии умственных способностей. Сколько их, матерей из пролетарских семей, которые не могут кормить грудью своих детей — а материнское молоко лучшее питание для ребенка, — потому что живут в трущобах, потому что их мужья не имеют работы и сами они недоедают? Они страдают как матери, но что еще более несправедливо — страдают их дети.

Прогрессивные правительства, как, например, в наших странах[10], проводят отдельные положительные мероприятия, но и они, безусловно, являются полумерами. Например, в нашей стране существуют дородовые семейные пособия: женщине, которая ждет ребенка, выплачивается определенная сумма начиная с третьего месяца беременности, которая увеличивается с пятого месяца, когда уже есть доказательства, что она действительно ждет ребенка. Это имеет двоякую цель: предоставить матери определенные средства, чтобы она могла питаться лучше, а на последней стадии купить что-либо из так называемого «приданого»: детское одеяло, пеленки.

Вместе с тем, чтобы получить это пособие, являющееся дополнением к заработной плате, мать должна проходить медицинское обследование и вынуждена находиться под врачебным контролем. В этом случае, если мать больна, она своевременно получает лечение, и ребенок рождается здоровым. Кроме того, ее обучают самым элементарным правилам ухода за ребенком. У нас есть также семейные пособия, которые выплачиваются с момента рождения ребенка и, если он учится, до окончания школы.

Но мы еще не добились выравнивания размеров семейных пособий, потому что конгресс, большинство в котором принадлежит не представителям трудящихся, принимает, как всегда, дискриминационные законы. В моей стране существовали различные размеры семейных пособий для банковских служащих, государственных и частных служащих, военнослужащих, рабочих и крестьян. Мы выдвинули справедливое предложение: установить одинаковые семейные пособия для всех, потому что выплата более высоких семейных пособий тем, кто получает более высокие доходы, является жестокой несправедливостью.

Нам удалось уравнять размер семейных пособий для рабочих, крестьян, военнослужащих и государственных служащих, но семейные пособия для частных служащих все еще значительно выше. То, что мы сделали, является шагом вперед, но этого недостаточно, потому что, если верно, что благодаря семейному пособию ребенок питается лучше и в результате создаются лучшие условия для сохранения биологического равновесия, верно также, что, как свидетельствуют данные о подготовке медицинских кадров в университетах, нам не хватает специалистов для оказания медицинской помощи всему народу.

В Чили 4600 врачей, а нам необходимо 8 тысяч, то есть не хватает три с лишним тысячи врачей. Не хватает также свыше 6 тыс. зубных врачей. Ни в одной стране Латинской Америки, и я говорю это со всей уверенностью, нет государственной стоматологической службы. В большинстве стран дело в основном сводится — если там вообще существует какое-то подобие такой службы — к начальному, предварительному этапу, к элементарному удалению зубов. Когда я приезжал в рабочие поселки и видел, как женщины-труженицы, матери из пролетарских семей выкрикивали наши боевые призывы, как человек и врач я с болью отмечал, что у них, к сожалению, недостает большинства зубов.

От этого страдают и дети. Эти простые примеры свидетельствуют о том, что, когда мы говорим об университете, осознавшем свой долг, мы имеем в виду не только понимание необходимости покончить с этой жестокой действительностью, которая тяготит над нами свыше полутора веков. Для осуществления структурных экономических преобразований нужны специалисты, связавшие себя с делом социального переустройства. Нужны специалисты, которые не считали бы себя высшими существами, поскольку их родители имели достаточно денег, чтобы они смогли поступить в университет. Нужны специалисты, которые сознавали бы общественные интересы и понимали бы, в частности, что, если ты архитектор, твоя задача добиваться, чтобы строили дома, в которых нуждается народ, а если ты врач, то ты должен поднять свой голос и требовать, чтобы медицинским обслуживанием было охвачено трудовое население, в особенности крестьянство.

Нужны специалисты, которые не искали бы теплых местечек в административном аппарате, в столицах наших стран. Нужны специалисты, которые отправились бы на работу в провинции, в самые глубинные районы.

Я говорю об этом в университете Гвадалахары, одном из передовых. Я убежден, что ваш патриотический долг состоит в том, чтобы работать в этой провинции, основой экономики которой являются добывающая и обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство. Долг тех, кто обучается здесь, — не забывать, что это — государственный университет, который содержится на средства налогоплательщиков, являющихся в своем подавляющем большинстве трудящимися, не забывать, что, к сожалению, в вашем университете, как и в университетах моей страны, пока еще невелико число детей рабочих и крестьян.

Быть молодым в нашу эпоху — большая ответственность. Это касается всего мира, Чили, Латинской Америки, в особенности последней, потому что, как я уже говорил, это континент молодых. Молодежь должна проникнуться исторической ответственностью стоящих перед ней задач. Она должна понять, что нет борьбы поколений, а есть — что совсем другое — социальное противоборство, и в этом противоборстве могут находиться по одну сторону баррикады и те, кому за 60 лет, — а мне чуть-чуть перевалило за 60, только сохраните это в секрете, — и молодежь 18—20 лет.

Нет конфликта поколений, и это важно подчеркнуть. Молодежь должна осознавать свои обязанности, которые накладывает на нее ее возраст, и, если речь идет о студенте, то он должен отдавать себе отчет в том, что есть молодые люди, которым столько же лет, но они не имеют возможности учиться. Если речь идет о студенте университета, то он тем более должен обращать свой взор в сторону молодого крестьянина и молодого рабочего и говорить с ними на общем для молодежи языке, а не на языке студента.

У того, кто является студентом, больше обязанностей, потому, что у него больше возможностей понять экономические и общественные явления и мировые события. У него есть обязанность быть движущей силой процесса преобразований, но он не должен терять при этом представления о пределах реального.

Революция делается не в университете, и это надо понять. Революция делается народными массами. Революцию делают народы. Революцию делают, главным образом, трудящиеся.

Я разделяю мысль, уже высказанную сегодня здесь, на нее много раз указывал президент Эчеверриа, и я говорил об этом и у себя на родине. Мы ведем свою борьбу за преобразование в рамках буржуазной демократии и в такой стране, как Чили, где судебная власть, парламент и исполнительная власть независимы друг от друга, что намного затрудняет дело. Трудящиеся, избравшие меня президентом, имеют свое правительство. Мы контролируем лишь часть власти — исполнительную власть, а в конгрессе составляем меньшинство. Судебная власть автономна, действующий гражданский кодекс был принят более 100 лет назад. Если я не критикую судебную власть, находясь у себя в стране, тем более я не собираюсь делать это здесь. Но, несомненно, что эти законы отражают другую эпоху и другую действительность. Они принимались не трудящимися, которые имеют сейчас свое правительство, а буржуазией, которая держала в своих руках исполнительную власть, экономическую власть и располагала большинством в Национальном конгрессе.

Однако действительность нашей страны, ее история, ее особенности и характерные черты, прочность ее институтов заставили нас, политических руководителей, прийти к выводу, что в Чили у нас нет другого пути, кроме избирательной борьбы. На этом пути мы и одержали победу.

Многие не разделяли этой позиции, главным образом, вследствие подхода, распространившегося на нашем континенте после победы Кубинской революции и несколько ошибочного усвоения чужого тактического опыта.

У меня есть очень дорогое воспоминание. Я — друг Кубы. Более 10 лет я — друг Фиделя Кастро, и был другом майора Эрнесто Че Гевары, который подарил мне второй экземпляр своей книги «Партизанская война». Я был на Кубе, когда эта книга вышла, и сделанная им дарственная надпись гласит: «Сальвадору Альенде, пытающемуся другими средствами добиться того же».

Если майор Гевара написал эти слова, то он сделал это потому, что был человеком широких взглядов, который понимал, что у каждого народа свои условия, что нет рецепта, по которому делаются революции. Вместе с тем теоретики марксизма, — а я и не отрицаю, что являюсь всего лишь начинающим марксистом, — четко намечают пути, по которым может идти общественное развитие на данном этапе, в данной стране.

Поэтому молодежи, и в особенности студенческой молодежи, которая не может, учась в университете, жить в стороне от проблем своего народа, следует понять, что подлинное мировоззрение не может появиться из доктринерского лепета, что глубокие мысли теоретиков различных социально-экономических течений требуют серьезного изучения; что если без революционной теории действительно нет революционной практики, то недопустимо волюнтаристское применение или трактование теории в зависимости от желаний молодежи или отдельных молодых людей; что надо следить за происходящими в собственной стране и за ее пределами событиями и видеть, что есть реальные ситуации, которые надо обдумывать и анализировать.

Когда в моей стране отдельные группы, которые стоят несколько за пределами Народного единства и среди которых имеются молодые люди, в чьей революционной честности я не сомневаюсь, но в чье понимание действительности я не верю, заявляют, например, что в нашей стране необходимо делать то же самое, что делали в странах, построивших социализм[11], я задаю им во всеуслышание вопрос: «Почему Китайская Народная Республика, могущественная, необычайно могущественная страна, должна терпеть то обстоятельство, что Тайвань находится в руках Чан Кайши?» Может быть, у Китайской Народной Республики нет достаточно мощных военных средств, если так можно выразиться, для того, чтобы вернуть себе Тайвань в две минуты? Почему же она этого не сделала? Потому что есть соображения высшей политической ответственности. Совершив подобный шаг, Китайская Народная Республика вступила бы на путь агрессии, что могло бы причинить ущерб революционному процессу и, быть может, вызвать мировую войну.

Кто может сомневаться в твердой воле, решительности и революционной сознательности Фиделя Кастро? Тогда почему же он не отдал приказ захватить залив Гуантанамо? Потому, что он не может и не должен делать этого! Не должен делать этого! Ибо иначе он поставил бы кубинскую революцию и свою родину под угрозу жесточайших репрессалий.

Таким образом, приходится иногда встречаться с молодыми людьми, которые прочитали «Манифест Коммунистической партии» или долгое время носили его под мышкой и поэтому считают, что они его усвоили и могут поучать других. Они критикуют и требуют действий от людей, которые, по крайней мере, последовательны в своей жизни. Быть молодым и не быть революционером — это противоречие, пожалуй, даже биологическое, но в буржуазном обществе трудно продвигаться вверх по жизненному пути и оставаться революционером.

Приведу один пример из своей жизни. Во время учебы в университете я выступал оратором от группы, которая называлась «Наступление». Это была самая энергичная левая группа. Однажды — это происходило в 1931 г. — было высказано предложение, чтобы группа «Наступление» подписала манифест с призывом создать в Чили советы рабочих, крестьян, солдат и студентов. Я заявил, что это сумасшествие, что для этого нет никаких предпосылок, что это беспредельная глупость и что я не хочу как студент подписывать документ, с которым завтра я не соглашусь как специалист, получивший диплом[12].

В группу «Наступление» входило 400 студентов. 395 проголосовали за мое исключение. Но из этих четырехсот в рядах участников социальной борьбы осталось только двое. У остальных имеются банковские вклады, у некоторых и за границей, имелись латифундии (мы их экспроприировали), имелись банковские акции (мы национализировали банки), то же самое произошло и с владельцами монополий. Тогда меня исключили, назвав «реакционером», но сегодня трудящиеся моей родины называют меня «товарищ президент»!

Надо бороться с догматизмом и сектантством. Идеологическая борьба должна вестись на более высоком уровне, и это действительно важно. Мы за диалог, за дискуссию, но за дискуссию ради поиска истины, а не для навязывания определенных позиций. Кроме того, студент университета, имеющий определенные мировоззренческие и политические убеждения, не должен забывать о том, что именно революция нуждается в технических и других специалистах.

В современном обществе развитие науки и техники достигло столь высокого уровня, что нельзя не требовать от революционеров профессионального мастерства и повышения квалификации. Поэтому политический руководитель студентов будет иметь больший моральный авторитет, если он и хороший студент. Я никогда не соглашался с тем, чтобы молодые люди оправдывали свои неудачи в учебе политической деятельностью. Надо уделять необходимое время политической деятельности, но на первом месте должна стоять учеба, которая является обязанностью студента университета. Быть в университете агитатором и плохим студентом легко. Труднее быть революционным руководителем и хорошим студентом. Преподаватель университета уважает хороших студентов и должен будет проникнуться уважением к его идеям, какими бы они ни были.

Современная молодежь, и в особенности молодежь стран Латинской Америки, имеет важные обязательства перед историей, народом, прошлым своей родины. Молодежь не может сектантски замыкаться в себе!

2 декабря 1972

[1] Эчеверриа Альварес Луис (р. 1922) — мексиканский государственный и политический деятель, президент Мексики в 1970—1976 гг. По образованию юрист, преподавал на факультете права Национального автономного университета. С 1946 г. — член Институционально-революционной партии (ИРП), в которой с 1949 г. занимал ответственные посты (в 1949—1952 гг. — зав. Отделом печати и пропаганды, в 1957—1958 гг. — исполнительный секретарь Национального исполкома ИРП). В 1958—1963 гг. — зам. министра внутренних дел, в 1964—1969 гг. — министр внутренних дел Мексики, при нем 2 октября 1968 г. произошла знаменитая «бойня в Тлателолько» — расстрел студенческой демонстрации на площади Трех культур в Мехико. После окончания длительного периода пребывания ИРП у власти по делу о «бойне в Тлателолько» было начато независимое следствие, в 2006 г. Л. Эчеверриа был арестован по обвинению в геноциде, в 2009 г. трибунал признал его невиновным. Считалось, что Л. Эчеверриа принадлежал к центристской линии в ИРП, на посту президента предпринял ряд социально-экономических мер реформистского характера, во внешней политике неоднократно демонстрировал независимость от США.

[2] Хуарес Гарсиа Бенито Пабло (1806—1872) — президент Мексики в 1861—1872 гг., национальный герой мексиканского народа. Индеец-сапотек (единственный индеец — президент Мексики), участник борьбы с североамериканскими интервентами во время американо-мексиканской войны 1846—1848 гг. Борец с диктатурой А. де Санта-Аны, в 1853 г. выслан из страны. В 1854 г., после начала буржуазно-демократической революции, вернулся в Мексику, вступил в армию либералов. Министр юстиции и культов в революционном правительстве Х. Альвареса (1855), один из авторов конституции 1857 г., автор антиклерикальных законов, отделивших церковь от государства и национализировавших церковные владения. В 1859—1861 гг. — глава правительства. Разгромил реакционеров в гражданской войне 1858—1860 гг. Во время англо-франко-испанской интервенции 1861—1867 гг. возглавлял борьбу мексиканского народа против иностранных интервентов и их местных реакционных пособников, завершившуюся полной победой. Руководитель разгрома реакционных мятежей в 1872 г. Конгресс Колумбии даровал Хуаресу почетное звание «заслуженного гражданина Америки».

[3] После того, как прогрессивное правительство Ласаро Карденаса национализировало в марте 1938 г. нефтяные предприятия, принадлежавшие американскому и британскому капиталу, Мексика столкнулась с сильнейшим давлением извне. США и Великобритания начали экономический бойкот страны, были прерваны дипломатические отношения между Великобританией и Мексикой. США силами местной реакции развернули кампанию диверсий на мексиканских нефтепромыслах, а в мае 1938 г. на англо-американские деньги был организован мятеж генерала Сатурнино Седильо.

[4] Лиценциат — первая академическая степень в ряде стран Латинской Америки, унаследованная от системы образования средневековой Испании; по сути — ученая степень между бакалавром и доктором наук.

[5] Борьба за университетскую реформу (то есть за демократизацию высшего образования) была одним из острейших вопросов внутриполитической жизни Чили в конце 60-х гг., поскольку консервативно-корпоративный характер высшей школы Чили все более откровенно вступал в противоречие с объективными потребностями развития страны. В авангарде борьбы за университетскую реформу шли Левое революционное движение (МИР) Чили и Социалистическая партия Чили.

[6] «Социалистическими» Альенде называл СССР и другие суперэтатистские страны. Из этого видно, что он действительно полагал, что в этих странах построен социализм. Эта точка зрения не была общепринятой в Социнтерне, в который входила Социалистическая партия Чили.

[7] Экономическая комиссия для Латинской Америки (ЭКЛА) — региональная комиссия Экономического и Социального Совета ООН (ЭКОСОС), созданная по решению VI сессии ЭКОСОС в 1948 г. Официальными задачами ЭКЛА были способствование развитию и совершенствованию экономической активности стран Латинской Америки и улучшение социально-экономического положения в этих странах. ЭКЛА занималась исследованием и изучением экономики стран Латинской Америки, разработкой мероприятий по их экономическому и социальному развитию, координацией действий по ведению согласованной экономической и социальной политики стран региона. По уставу в ЭКЛА имеют право входить все государства Северной и Южной Америки, а в качестве наблюдателей (или консультантов) — любые страны ООН в тех случаях, когда речь идет о рассмотрении вопросов, затрагивающих их интересы. Кроме того, ФРГ и Швейцария имеют в ЭКЛА постоянный совещательный голос. С 1984 г. носит название Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК). Штаб-квартира ЭКЛАК располагается в Сантьяго-де-Чили.

[8] Межправительственный совет стран — экспортеров меди (СИПЕК) — созданная в 1967 г. по примеру ОПЕК международная организация, призванная защищать интересы медедобывающих стран и координировать их политику на международном рынке. Первоначально в СИПЕК состояло только 4 члена, известные как «большая медедобывающая четверка»: Чили, Перу, Заир, Замбия. В 1975 г. к СИПЕК присоединились Югославия, Индонезия, Австралия и Папуа — Новая Гвинея. СИПЕК контролировал до 50 % добычи медной руды и свыше 20 % производства чистой меди, свыше 50 % разведанных запасов меди. С 1975 г. правительство Пиночета стало систематически саботировать работу СИПЕК, в частности, торпедировать соглашения СИПЕК по ценам на медь и медную руду, демпингуя рынок в угоду интересам США. В результате начался долгий кризис СИПЕК, с 1988 г. конференции СИПЕК перестали собираться, и в начале 90-х гг. организация тихо скончалась.

[9] Имеется в виду лидер большинства ХДП Эдуардо Никанор Фрей Монтальва (1911—1982) — предшественник Альенде на посту президента Чили и сенатор при правительстве Народного единства. В отличие от лидера левого крыла ХДП Р. Томича, занял по отношению к правительству Альенде непримиримую позицию и в немалой степени способствовал успеху военно-фашистского переворота. После запрета хунтой ХДП и начала преследований христианских демократов раскаялся в содеянном и перешел в открытую оппозицию военно-фашистскому режиму. Отравлен по приказу А. Пиночета.

[10] То есть в Чили и в Мексике.

[11] См. примечание 6.

[12] В 1931 г. в Чили разразился острый социально-политический кризис. Диктатор Карлос Ибаньес, «Муссолини Нового света» довел Чили до экономического развала и потерял всякую опору в стране. Пытаясь сохранить власть, он то прибегал к жестоким репрессиям (вплоть до расстрелов мирных демонстраций), то шел на уступки протестующим. В июле 1931 г. диктатура Ибаньеса пала, к власти пришел профессор Чилийского университета Хуан Монтеро, в прошлом — министр внутренних дел в правительстве Ибаньеса. Он назначил президентские выборы на октябрь 1931 г. 1 сентября 1931 г. произошло героическое восстание моряков чилийского военного флота, подавленное 6 сентября. Одновременно в Чили воцарился ультраправый террор профашистской «гражданской гвардии». Именно в этот период группа «Авансе» («Наступление»), одним из лидеров которой был С. Альенде, выдвинула лозунг создания Советов (в поддержку аналогичного лозунга Коммунистической партии Чили). В условиях ультраправого террора этот лозунг был, разумеется, совершенно неадекватен.

Опубликовано в книге: Альенде С. История принадлежит нам. Речи и статьи 1970—1973 гг. М.: Издательство политической литературы, 1974.

Перевод с испанского А.Б. Белякова, Н.Г. Зайцева, Ю.К. Козлова и Б.Я. Сидорина под редакцией И.Е. Рыбалкина.

Примечания А.Н. Тарасова.


  Новости, близкие по теме:
11 Сентября 2013: Военный переворот 1973 года в Чили. Неолиберальный миф.
11 Сентября 2007: Чили вспоминает Альенде
15 Сентября 2003: Восстановлена «дверь Альенде»

  Дополнительно:
5 Января 2014: Праздник дружбы у подножия вулканов Эквадора
22 Мая 2011: Итоги XVII Форума Сан-Пауло в Никарагуа
7 Января 2011: Латинская Америка: Партизаны берут власть в свои руки!




Новинки

1. Куба: После Монкады
2. Боливия: Праздник черепов
3. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
4. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
5. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
6. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
7. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
8. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
9. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
10. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
11. Боливия: Манифест Острова Солнца
12. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
13. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
14. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
15. Россия: Дальняя дорога ненапрасной жизни
16. Венесуэла: Посвящается Чавесу
17. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
18. Россия: Мышкин
19. Россия: Рыбинск
20. Россия: Балтийск
21. Сальвадор: Народный праздник
22. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
23. Россия: Зеленоградск
24. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
25. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
26. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
27. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
28. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
29. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
30. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
31. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
32. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
33. Венесуэла: Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции
34. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
35. Боливия: Боливийские метаморфозы
36. Китай: Привет, Китай!
37. Китай: Чунцин
38. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:

Виртуальные открытки
Wallpapers
Amigos Amigos





Rambler's Top100
TopList
Rambler's Top100