Tiwy.com
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама
По странам > Аргентина > Аргентина, восставшая из пепла

Аргентина, восставшая из пепла

В. Дзюба, Украина

Сентябрь, 2006

На Всеамериканском саммите в начале ноября прошлого года Кирчнер отверг затею Джорджа Буша с созданием зоны свободной торговли двух Америк - Северной и Южной. Он подверг критике саму идею "свободной торговли". Создание "свободного рынка", сказал он, не может быть единственным путем на дороге, ведущей к процветанию и благополучию народов. "Такого рода соглашение должно в первую очередь отвечать национальным интересам, а также компенсировать потери развивающимся странам", - сказал Кирчнер. По мнению президента Аргентины, "интеграция может стать реальностью только в том случае, когда будут приняты меры по ликвидации диспропорций в нашем развитии". Иначе, так называемый "свободный рынок" приведет к еще большему обнищанию стран и росту их внешней задолженности.

Экономический крах

На рубеже веков мировые СМИ были полны сообщений и телесюжетов о тяжелейшей ситуации в Аргентине. Толпы демонстрантов на улицах, солдаты, стреляющие в толпу. Дым, петарды, пожары и безработица, превысившая 22%. Аргентина в 2001 году оказалась на дне пропасти, из которой, как считали западные экономисты, ей уже не выбраться. Предприниматели и банкиры в массовом порядке покидали страну, забирая с собой все, что можно еще было взять.

В декабре 2001 года Аргентина достигла крайней точки экономического падения, вызванного неолиберальной политикой местной элиты и процессами глобализации по-американски. Банки прекратили выдавать деньги. Никто не был в состоянии контролировать экономику страны. Экс-президент Карлос Менем, правивший с 1990 по 1999 год, идя к власти, обещал аргентинцам красивых женщин и автомобили "Феррари". В начале 90-х он по смешным ценам распродал иностранному капиталу предприятия и взял громадные кредиты у Мирового банка и МВФ. Граждане Аргентины, которые, благодаря кредитам, зажили обеспеченно, славили своего президента и объявили его гением "свободного рынка".

"Халява" кончилась, когда пришло время рассчитываться по кредитам. В конце 1990-х годов мир, глядя на Аргентину, онемел. То, что там творилось, стало самым тревожным звонком для сторонников глобальной экономики.

В 2001 году ВВП Аргентины, по официальным данным, сократился на 11%. Хотя были и иные оценки. Бразильской издание Folha, например, в августе 2004 года утверждало, что за время кризиса объем национальной экономики Аргентины сократился на одну треть. Правительство вновь обратилось за помощью к МВФ. Однако Фонд отказал в новых кредитах. Петля затянулась.

Наблюдатели и журналисты не могли понять, как можно было уничтожить государство за столь короткое время. Как стало возможным, что никто не заметил и не предотвратил разрушения страны. Происходившее в стране газеты и телевидение преподносили в качестве сенсации. Вина возлагалась на простых аргентинцев и нового президента Фернандо де ла Руа.

В 1999 году, когда де ла Руа был избран, страна уже в течение трех лет находилась в рецессии. Менем, представлявший партию перонистов, крупнейшую в стране, на этот раз не баллотировался, поскольку конституция запрещала избрание на третий срок подряд. Свободы маневра у нового президента не было. В государственном аппарате господствовали перонисты, поддерживающие Менема. Они с самого начала занялись дискредитацией де ла Руа.

Когда в Аргентине наступил крах экономики, МВФ первым умыл руки. Эксперты Фонда утверждали, что Аргентина "сама виновата": тратила много денег, хотя государственный бюджет в душевом выражении бы значительно меньше, чем, к примеру, бюджет США во время кризиса 1929-1933 годов. Когда экономисты высмеяли столь "оригинальное" объяснение, чиновники МВФ стали утверждать, что Аргентина в массовом порядке нарушала правила использования кредитов, вследствие чего произошел обвал в экономике.

За этим спектаклем внимательно наблюдали американцы. В течение всего времени существования МВФ их голос в этой организации был решающим. Казалось бы, другие богатые члены МВФ, объединившись, могли противостоять США. Однако ничего подобного не происходило. Оказывается, если присмотреться к МВФ внимательнее, станет понятно, что Фонд представляет собой кредитный картель министерства финансов Соединенных Штатов. Поэтому не стоило удивляться, что послушные американские и вообще западные СМИ единодушно утверждали, что Аргентина должна неукоснительно исполнять все предписания МВФ.

МВФ - виновник катастрофы

Сегодня уже известно, почему рухнула экономика Аргентины. В 1991 году Менем решил перевести экономику на долларовое обслуживание. Был введен курс песо к доллару, как 1:1. Менем рассчитывал, что благодаря этой мере доллар за короткое время станет основным средством обращения в стране. Однако стоимость доллара оказалась завышенной. Автоматически была завышена, таки образом, и стоимость песо. Когда инвесторы разобрались, что к чему, они стали опасаться обвала, поэтому потребовали повышения процентной ставки. В том числе, на частные и государственные кредиты. Процентная ставка увеличилась до 40%. Вместе с ней быстро выросли долги. Остальное, как говорится, было делом техники.

Чтобы сохранить привязку к американской валюте, правительство Аргентины вынуждено было держать в банках соответствующие долларовые резервы. По мере углубления кризиса правительству приходилось покупать все больше долларов по все более высокой цене. Все больше людей стремились обменять песо на доллары. Этот процесс привел к образованию долга Аргентины в размере 140 миллиардов долларов. В декабре 2001 года правительство отказалось обслуживать долг.

В этих условиях международные финансовые организации, беспокоясь о судьбе своих кредитов, потребовали от Аргентины бездефицитного бюджета. Выполнить это условие означало секвестр средств на социальные нужды, массовую безработицу и рост социальной напряженности в стране, вплоть до уличных беспорядков.

Как этот процесс выглядел для рядового аргентинца? В начале 1990-х годов правительство призывало граждан покупать все. Населению предлагали строить жилье за счет кредитов под низкий процент. Предлагали открывать собственный бизнес. Безработные получали солидный т.н. "уравнительный пакет" помощи. Средний класс обзаводился дорогими автомобилями. Предоплата была минимальной, кредиты выдавались на длительные сроки. Газеты кричали, что в стране все замечательно и прекрасно, каждый может построить дом и купить автомобиль. Аргентинцы без раздумий бросились в рыночный "рай", нисколько не подозревая, что "рай" вскоре превратится в капкан. После 40 лет нищеты и войн они, наконец, получили возможность, обладать тем, что прежде могли только видеть в голливудских фильмах.

Вместе с западным капиталом в страну хлынули люди, задачей которых было контролировать его использование. Они учили аргентинцев, в чем состоит "свободный рынок" и глобальная экономика. Представители МВФ и Мирового банка приобрели столь колоссальное влияние на государственные структуры, что Аргентина де-факто потеряла независимость.

С того момента, когда песо был приравнен к доллару, все, что производилось в Аргентине, а также услуги, стало слишком дорогим, чтобы быть конкурентоспособным на внешних рынках. Импорт оказался намного дешевле, чем собственное производство. Государство было удушено, а треть национального дохода уничтожена.

В начале 1990-х годов по советам МВФ и Мирового банка в стране была осуществлена массовая приватизация. Вначале приватизировались электростанции, коммунальные предприятия и связь. Глобалисты в совершенстве овладели этим процессом. Приватизация всегда начинается в ключевых секторах экономики. После такой приватизации, те подразделения народного хозяйства, которые находятся в зависимости от ключевых секторов, становятся нежизнеспособными. Следовательно, возникает необходимость и их приватизации. Таким образом, спираль приватизации раскручивается вверх, охватывая все новые и новые отрасли, превращаясь в тотальный процесс. Одновременно, раскручивается вниз спираль массовых увольнений, охватывая все новые и новые отряды трудящихся. Внизу оказывается все больше людей, не имеющих работы и средств к существованию.

В результате все больше количество людей прекращали совершать покупки, денежное обращение резко замедлилось. Сумма собираемых налогов столь же резко уменьшилась. В свою очередь, с замедлением денежного обращения капитал, чтобы сохранить бизнес на плаву, увольнял еще больше работников. Три взаимосвязанных между собой кризиса - налоги, безработица и завышенный курс песо - заставили правительство просить МВФ о срочной помощи. Фонд в помощи отказал, мотивируя тем, что Аргентина имеет большой долг. В Вашингтоне стали думать о том, как изолировать Аргентину от внешнего мира в случае народного восстания.

Отказ МВФ спровоцировал резкое падение курса песо. Аргентинцы ринулись в банки, чтобы снять свои сбережения. Но банки были закрыты. Президент объявил, что страна прекращает платежи по долгам. Западные газеты сначала писали, что в Аргентине вскоре оживут сцены из Данте, а затем переключилась на другие темы. Аргентина оказалась предоставлена сама себе.

"Все латиноамериканские страны прошли через фазу приватизации, либерализации рынков, дерегуляции финансовых рынков и бюджетной антиинфляционной экономии. После вроде бы положительного опыта Чили на этот счёт в Латинской Америке не было двух влиятельных мнений. Этот тип макроэкономической политики казался спасительным. Вероятно, она не была совсем бесплодной, но спасения не принесла. Старые проблемы - неадекватная политическая система, чудовищная социальная поляризация - остались нерешёнными, но дело не только в этом. Эта стратегия выдохлась, и попросту началось попятное движение, даже в богатых странах как Аргентина, Уругвай и Венесуэла. Иммунитета к колебаниям мировой экономики латиноамериканские страны не приобрели. Для выплаты долгов рост оказался недостаточен. ВВП на душу населения стал падать. Пошло общее обеднение, включая средние слои", - писал в октябре 2003 года журнал "Россия в глобальной политике", оценивая ситуацию в Латинской Америке, в том числе и в Аргентине.

Отказ от политики "свободного рынка"

Казалось, что Аргентина уже не имеет шансов спастись. Крысы покидали тонущий корабль. Бизнесмены и иностранные советники разлетелись по домам. Даже мелкие предприниматели, которые приехали в Аргентину в поисках лучшей жизни, теперь срочно оформляли выездные визы. На произвол судьбы были брошены крупные предприятия с оборудованием и машинным парком. Рабочие были выброшены на мостовую. Опустели роскошные виллы с бассейнами в мраморе. Те, кто привел страну к кризису, теперь, подобно саранче, бросились искать другие поля, которые можно было объесть.

Журнал The Time в те дни писал: "Что дальше может предпринять де ла Руа? Это вопрос на миллион долларов. В одиночку, или с кем-то в коалиции, но он нуждается в плане, как преодолеть кризис. Он обязан помочь людям наполнить желудки и, возможно, восстановить экономический рост. Проблема в том, что для устранения последствий кризиса для бедных, правительство должно выдать миллионы долларов на еду и элементарные потребности. Но эти меры вызовут углубление финансового кризиса. Что-то должно произойти…"

И произошло. Аргентинцы оказали доверие своему президенту, разорвавшему отношения с МВФ и Мировым банком. Армия, полиция и простые люди стали стеной. На улицах и площадях они скандировали: "Аргентина для аргентинцев. Международной финансовой мафии - нет!" Правительство Аргентины приняло решение, которое вогнало в шок Белый Дом и мировых банкиров. Был введен свободный курс песо. Министр экономики Роберто Лаванья заявил: "Конкурентная цена обмена валют поможет экспорту и обеспечит потребности страны". Была отменена политика "свободного рынка". Страна избрала путь экономического сотрудничества с Бразилией и Китаем. В Аргентину пошли инвестиции. Центральный банк начал вновь покупать доллар, но ровно столько, сколько нужно для поддержки экономического роста.

Приход Кирчнера

В мае 2003 года пост президента Аргентины занял Нестор Кирчнер. К. Менем вновь участвовал в выборах. Но после первого тура, почувствовав, что проиграет, снял свою кандидатуру. В итоге Кирчнер перебрался в президентскую резиденцию, а сам Менем прячется от аргентинского правосудия в Чили. Его обвиняют в коррупции и доведении страны до экономического краха.

Нестор Кирчнер родился в 1950 году в семье выходцев из швейцарского Берна, переселившихся в Патагонию. Имеет высшее юридическое образование. В 1975 году познакомился со своей избранницей Кристиной Фернандес. Супруга-сенатор всю жизнь занимается политикой. У них двое детей. В 1991 году Кирчнер становится губернатором провинции Санта-Крус, затем дважды переизбирается на этот пост.

Многие аналитики полагали, что он станет заложником обстоятельств. Однако вышло по-другому. Кирчнер быстро сформировал дееспособный кабинет. Его костяк составили профессионалы, не связанные с прошлым. В числе первых шагов администрации стала смена военной верхушки, чтобы пресечь возможные попытки неповиновения гражданским властям. Затем президент добился устойчивого большинства в обеих палатах национального Конгресса.

Как сообщала в конце мая 2005 года московская "Независимая газета", "вступая в должность, президент очертил круг приоритетов: "Возродить отечество, восстановить справедливость, бороться с коррупцией, покончить с ворьем в белых перчатках!" Таким образом, составной частью курса стали антикоррупционные меры. Для начала были отстранены 10 одиозных руководителей правоохранительных органов. Стали раскручиваться неблаговидные дела Менема. По запросу Буэнос-Айреса швейцарская прокуратура включила его в список лиц, подозреваемых в переводе "грязных" денег. В апреле 2005 года власти обратились в Интерпол с просьбой выдать ордер на арест Менема.

Важным шагом стала отмена законов об амнистии, которая освобождала виновных от ответственности за злодеяния, совершенные в период военного режима 1976-1983 годов. По официальным данным, число жертв составило около 13 тысяч человек. По подсчетам правозащитников, оно достигло 30 тысяч. В октябре 2003 года были преданы правосудию первые 16 высокопоставленных военных.

Нестор Кирчнер поддержал и развил здравые меры де ла Руа в экономике. Когда спустя три года после отказа от "свободного рынка" Аргентина объявила, что готова выплатить по 25 центов за каждый доллар долга и при этом сохранить экономический рост, никто на Западе этому вначале не поверил. Затем последовала команда СМИ: ничего об Аргентине не писать. Ведь в других странах, в том числе и в Украине, люди могли узнать, что можно жить, и неплохо, и без рецептуры МВФ.

Но некоторые газеты все же писали. В декабре 2004 года лейбористская газета The Guardian сообщала: "Три года назад… Аргентина находилась в кризисе. Экономика переживала неконтролируемое падение, банки были закрыты, президенты сменялись каждую неделю… Сегодня общее мнение экономистов в Буэнос-Айресе сводится к тому, что худшее осталось позади. Да, Аргентине приходится иметь дело со сложным процессом реструктуризации долга, но в экономике происходят невероятные перемены… Подобно Фениксу, экономика восстала из пепла. После падения в 2002 году ВВП на 11%, в 2003 году он возрос на 9%, в 2004 году - на 8% и в 2005 году - на 5%. Установки "свободного рынка" были губительны для рабочих мест. В 2002 году безработица достигла 22%. Сейчас она сократилась до 12%".

Некоторые говорят о подъеме Аргентины, как о чуде. Если это и так, можно сказать, что рука Бога оказалась намного мощнее, чем "невидимая рука" "свободного рынка" в обличье МВФ. Но, конечно, главная заслуга в аргентинском "чуде" принадлежит правительству Кирчнера. Согласно опросам общественного мнения, 2/3 респондентов доверяют президенту. Заслуги президента признает и оппозиция. Аргентинский писатель и публицист Элой Мартинес как-то писал в испанской "Паис": "Кирчнер возник буквально из пустоты. Аргентина, не надеявшаяся иметь достойного лидера, внезапно обнаружила, что есть кому довериться".

Заводы - рабочим

Когда предприниматели закрывали заводы и бежали в другие страны, поскольку продукция не имела сбыта, рабочие и мастера, потеряв работу, много времени проводили в близлежащих кафе и пивных. Обсуждали, главным образом, как улучшить свою жизнь и ситуацию в обреченной на заклание стране. В конце концов, рабочие приняли решение. Они заняли брошенные предприятия, создали заводские комитеты, запустили машины и оборудование и начали производство на старых складских запасах.

Власть и армия отнеслись к этим социалистическим по своей сути мерам благосклонно. К рабочим присоединились руководители структурных подразделений заводов, работники заводоуправлений и коммерческие директора. В рекордные сроки была налажена продажа и экспорт продукции.

Оказалось, что продукция нужна и пользуется спросом. Вскоре производство и сбыт на некоторых предприятиях превысили предкризисный уровень. Люди делились доходами между собой. Никогда еще не зарабатывали таких сумм денег. Двинулось строительство и другие производства. Все произошло так быстро, что Вашингтон даже не успел объявить Аргентину коммунистическим государством или очередной "страной-изгоем".

Аргентина победила

В январе 2005 года международные финансовые организации приняли предложение Аргентины о выплате 25 центов за каждый доллар долга. Произошло невероятное: Аргентина объявила войну МВФ и выиграла! Аргентина также отказалась от переговоров с 700 тыс. держателями государственных ценных бумаг (бондов). В январе 2004 года правительство Аргентины, правда, начало выплату долга частным вкладчикам, общий размер которого составляет 88 млрд. долларов. Однако правительство согласилось выплатить лишь 25% стоимости ценных бумаг. "В МВФ есть люди, которые хотят, чтобы мы заплатили как можно больше частным владельцам ценных бумаг, но мы этого делать не будем", - заявил Роберто Лаванья. Страна вновь возвращается в мировое сообщество, но на собственных условиях.

Много зарубежных банкиров и инвесторов обвиняют Аргентину в тоталитаризме и обмане инвесторов и кредиторов. Особенно недовольны итальянцы и американцы, которые заявляют, что, если бы не события 11 сентября, они бы поговорили с Аргентиной иначе. В марте 2005 года МВФ потребовал от Аргентины полной выплаты долгов. Однако Аргентина в экономической связке с Бразилией и Китаем уже достаточно сильна, чтобы показать финансовой мафии кузькину мать. Правительство объяснило миру, что около половины кредиторов уже получили немалый куш по аргентинским долгам, остальные могут и обождать.

Газета The Guardian пишет: "Три вещи работали на Аргентину. Во-первых, карта Кирчнера была сильна, благодаря сильной экономике. Во-вторых, распространилась правда о МВФ. В-третьих, Уолл-Стрит ушел из Аргентины в канун кризиса и переговоры вели европейские банки. Министерство финансов США не было заинтересовано в жесткой позиции по отношению к Аргентине, так как в США опасались, что Кирчнер может близко сойтись с известным популистом, президентом Бразилии Лулой…"

Против диктата США

На Всеамериканском саммите в начале ноября прошлого года Кирчнер отверг затею Джорджа Буша с созданием зоны свободной торговли двух Америк - Северной и Южной. Он подверг критике саму идею "свободной торговли". Создание "свободного рынка", сказал он, не может быть единственным путем на дороге, ведущей к процветанию и благополучию народов. "Такого рода соглашение должно в первую очередь отвечать национальным интересам, а также компенсировать потери развивающимся странам", - сказал Кирчнер. По мнению президента Аргентины, "интеграция может стать реальностью только в том случае, когда будут приняты меры по ликвидации диспропорций в нашем развитии". Иначе, так называемый "свободный рынок" приведет к еще большему обнищанию стран и росту их внешней задолженности.

Кирчнер призвал участников саммита заняться поиском иной стратегии развития региона, той, которая реально могла бы обеспечить всех достойной работой и тем самым покончить с нищетой и безработицей. Обращаясь к президенту Бушу, президент Аргентины особо подчеркнул, что политика, которую США навязывают континенту, "не только провоцирует нищету и бедность, но и ведет к нестабильности и падению демократически избранных правительств".

Кирчнера поддержали руководители Бразилии, Венесуэлы, Уругвая и Парагвая. Планам Вашингтона по привязыванию латиноамериканской экономики к своим глобальным интересам сбыться было не суждено. "Главным проигравшим оказался господин Буш", - кратко резюмировал итоги саммита президент Венесуэлы Уго Чавес.

С диктатом США можно бороться и побеждать

Опыт Аргентины показал, что с теневыми сторонами глобализации и диктатом США можно бороться и побеждать. Особенно сейчас, когда американская армия увязла в Ираке и США неспособны к применению силы оружия по всему миру. Вскоре после прихода Нестора Кирчнера к власти, в августе 2003 года аргентинская газета Clarin поместила по этому поводу примечательное интервью крупного американского мыслителя, известного критика внешней экспансии США Иммануила Валлерстайна.

"Соединенные Штаты очень могущественны, но не непобедимы. Затраты на финансирование подобной военной машины с каждым разом все больше зависят от получения средств извне. Увеличивающиеся расходы на вооружение с каждым разом вызывают внутри самих Соединенных Штатов все большее сопротивление. Кроме того, нет и достаточного количества персонала для проведения подобной политики", - отметил Валлерстайн.

* * *

Дальнейшие планы правительство Аргентины связывает с расширением экономических связей с восточно-азиатскими странами. "Латинская Америка может занять достойное место в новом мировом экономическом порядке, но лишь в том случае, если сумеет воспользоваться благоприятными ветрами. В частности, надо сделать все возможное и невозможное для сближения с азиатскими тиграми, и убедить их в необходимости инвестиций в страны Латинской Америки", - писала, размышляя о будущем Латинской Америки, в октябре 2004 года аргентинская газета La Nacion.



Новинки

1. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
2. Панама: Панамский by-pass
3. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
4. Колумбия: Будет ли мир?
5. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
6. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
7. Россия: Ярославль
8. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
9. Куба: На Кубе не любят мафию
10. Куба: Мария из Гаваны
11. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
12. Русская тема: Первая биография народного монархиста
13. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
14. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
15. Куба: После Монкады
16. Боливия: Праздник черепов
17. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
18. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
19. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
20. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
21. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
22. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
23. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
24. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
25. Боливия: Манифест Острова Солнца
26. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
27. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
28. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
29. Венесуэла: Посвящается Чавесу
30. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
31. Россия: Мышкин
32. Россия: Рыбинск
33. Сальвадор: Народный праздник
34. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
35. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
36. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
37. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
38. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
39. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
40. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
41. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
42. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
43. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
44. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
45. Боливия: Боливийские метаморфозы
46. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Rambler's Top100
TopList
Rambler's Top100