«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама

Страны > Беларусь > О славной династии Румянцевых. Синойкии в Гомеле. >
О славной династии Румянцевых. Синойкии в Гомеле.

Эмма Прибыльская, Ольга Равченко - Август 2015
 

Так уж повелось в человеческой истории, насчитывающей из пяти с половиной тысячелетий лишь 292 мирных года, что памятники чаще воздвигаются полководцам, чем дипломатам. Гром литавр по случаю побед оружия заглушал негромкое эхо успешных дипломатических акций.

А.Н. Глинкин «Дипломатия Симона Боливара»


2015-й год знаменателен несколькими значимыми, с нашей точки зрения, юбилеями:

1725 – год рождения Петра Александровича Румянцева.

1770 – громкие его победы в битве при реке Ларга и в Кагульской битве.

1775 – Петру Румянцеву присвоено звание Румянцев-Задунайский и подарено местечко Гомель.

1815 – Николай Румянцев на собственные средства снаряжает в кругосветное путешествие корабль «Рюрик».

1815 – Антонио Канова завершает работу над уникальной аллегорической скульптурой по заказу Николая Румянцева. В знак трёх важнейших побед русский граф заказывает не статую Ники, победительницы, а статую Эйрены, мироносицы.


Наиболее прославленные работы А.Канова исполнял в нескольких вариантах. Тем больший интерес представляет мраморная статуя «Олицетворение мира», выполненная им в единственном экземпляре и украшавшая петербургский особняк Румянцева.


Бронзовая копия статуи работы ученика А.Кановы В.И. Демут-Малиновского – один из главных экспонатов Гомельского музея.


Оригинальная – мраморная – статуя в 1953 году оказалась в столице Украины в Музее Западного и Восточного искусства.

Наши музыкально-поэтические ассоциации – о судьбе рода Румянцевых и о судьбах мира.

Проклят, поруган и прогнан
да будет навек окаянный,
кто возлюбил смертоносную
междоусобную распрю.

Гомер «Илиада»


I. Кусты сирен

С.В. Рахманинов. «Сирень». Стихи Екатерины Бекетовой.

Екатерина Бекетова – тётушка А. Блока – воспевает шахматовскую сирень как символ счастья. Как тут не вспомнить «Кусты сирени» А.И.Куприна?!

Тем не менее, в нашу тему просится именно А. Блок – цитатой из поэмы «Возмездие», – на примере судьбы своего рода отобразивший историю России:
Сыны отражены в отцах.

Коротенький обрывок рода.
Два-три звена – и уж ясны
заветы тёмной старины.
Николай Румянцев, предоставив А.Канове полную творческую свободу, поставил скульптору единственное условие: увековечить память о дипломатической деятельности представителей трёх поколений Румянцевых, следовавших девизу своего родового герба «Не только оружием», поэтому статую богини Мир сопровождают надписи с обозначением трёх мирных договоров всееропейского значения: Абоского, Кючук-Кайнарджийского и Фридрихсгамского.

Эйрена – одна из ор, богинь плодородия, отвечающих за порядок в природе и в обществе, вносящих в жизнь человека установленную периодичность. Вместе с сёстрами она не только охраняла врата Олимпа, но и помогала впрягать коней Гелиоса в солнечную колесницу. Были у Эйрены завистники и противники, главный из которых – бог войны Арес.

Ирина (она же – Эйрена) – персонаж комедии Аристофана «Мир», одного из самых первых произведений серии «Война и мир», в котором Аристофан – волей автора – освобождает Мир из плена Войны:
Бросим гневные раздоры и кровавую вражду.
Светит нам весенний праздник.
Один из первых переводчиков этого произведения – А.И.Пиотровский – первоначально назвал аристофановских героев «Раздор и Тишина», а в последующем переводе дал им имена Полемос – битва и Ирина – Мир.

Композиция «Победа и Мир» появилась в Летнем саду после смерти Петра Великого в память о заключении Ништадтского мира (1721), который был настолько значимым для России, что царь после этого события стал именоваться Императором, а страна – Империей.

Александр Иванович Румянцев был послан в Швецию, где и получил от шведов известие о том, что они хотят мира с Россией, о чём незамедлительно сообщил Государю. Ништадский мир положил конец Северной войне и сделал Россию Балтийской державой.

В Летнем саду, у ног богини Ники, расположилась юная богиня Мир, играющая с рогом изобилия. Ника надевает ей венок. Очевидно, что Николай Румянцев заимствует идею монументального увековечивания мирных договоров непосредственно у Петра I.

Но вернёмся к нашей сирени.

Своё родовое название сирень получила в честь наяды Сиринги. Кроме того, это – флейта Пана, и отнюдь не свирель.

Греческое слово послужило также анатомическим названием голосового органа птиц – сиринкс.

В русском языке сирень не без оснований называли «синелью».

В естественных условиях сирень произрастает в трёх взаимоудалённых горных областях: Балкано-Карпатской, Западно-Гималайской и Восточно-Азиатской, которые в эпоху динозавров являли собой монолит.

В Европу садовая сирень пришла в XVI веке из Турции вместе с названием – лилак – и лиловым цветом, подарившим миру имена Лиляна и Лила.

И сегодня в Троицу православные церкви украшены ветвями берёзы и сирени, поскольку старинное русское название сирени – рай-дерево, дерево райского сада.

Кладбищенская сирень – проводник в потусторонний мир: символ забвения земной жизни.

Образ весеннего сиреневого моря связан со стихией воды: море сирени.

Из того же гнезда чарующая птица Сирин и гомеровские сирены, соблазнявшие пением странников-одиссеев.

Мээрмэйд, Морская дева – у англичан. Она же – сирена, за которой окончательно закрепился рыбий хвост, в то время как музы Аида, искавшие Персефону на земле, в воде и в небе, имели облик соответственно женщины-змеи, женщины-рыбы и женщины-птицы.

Что касается белорусского слова «бэз», то оно перекликается со скандинавским фольклором: Бузинная Матушка Г.К. Андерсена – прямая родственница сирени.

«Бузок» – одно из диалектных русских названий сирени.

А немцы сирень так и называют – бузиной: Холландер, Флидер. И ещё поэтически – «Сиреной».

В «Евгении Онегине» Татьяна Ларина «кусты сирен переломала»…

Одним словом, хоть в огороде – бузина, а в Киеве – дядька, но счастье и война – вещи несовместимые.


II. Война – войне!

П.И. Чайковский. «Нет, только тот, кто знал!». И.В.Гёте, «Годы учения Вильгельма Мейстера». Песня арфиста. Перевод с немецкого языка Льва Александровича Мея.

Песня арфиста восходит к древне-египетскому источнику, призывающему жить, следуя велению сердца: со страстью, присущей исключительно молодости.

Полагают, что А.Канова, едва увековечив Наполеона Бонапарта в образе обнажённого Марса, приступил к работе над заказом Н.П. Румянцева. Вернувшие себе корону Бурбоны на радостях подарят статую Бонапарта герцогу А.У. Веллингтону, и англичане увезут её в качестве трофея в Лондон как ценнейший музейный экспонат.

В России Марсом, богом войны, называли Императора Петра I. Россия – молода. В числе «птенцов гнезда Петрова» – Александр и Никита Румянцевы, дед и дядя Николая Румянцева.

Оба – участники Северной войны, взятия Нарвы, Полтавской битвы, Персидского и Прутского походов, т.е. неизменные спутники Петра. Александр одно время был денщиком у царя, и Пётр I поступил с ним примерно так же, как Александр Сергеевич Пушкин поступает с героем повести «Арап Петра Великого», т.е. женил. На дочери боярина Матвеева – знатного и богатого.

Среди войн Александру Ивановичу приходилось то и дело прибегать к дипломатии, в точности исполняя приказы царя.

Его сын Пётр родился в 1725 году, в год смерти Петра Великого и как раз в то время, когда отец пытался договориться о мире с турками.

После смерти Петра I Россия вступила в эпоху дворцовых переворотов. Востребованность А.Румянцева как дипломата упала, хотя войны не прекращались.

Однако пришедшая к власти Елизавета немедленно отправила Александра Ивановича Румянцева заключать договор со шведами.

«Война – войне!» – жизненное кредо М.В. Ломоносова. В «Оде на день восшествия на Всероссийский престол её Величества Государыни Елисаветы Петровны 1747 года» он величает Императрицу:
Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина…
В 1743 году в городе Або (ныне Турку) Александр Румянцев заключает мирный договор со Швецией и отправляет сына Петра к Елизавете с подписанным документом. Царица на радостях дарит графским званием Александра с потомками. Тогда же Румянцевы получают от Елизаветы девиз «Не только оружием».

Умер дипломат и военачальник, астраханский и казанский губернатор (1735 – 1736), правитель Малороссии (1738 – 1740) Александр Иванович Румянцев в Москве. Но до этого успел погулять на свадьбе Екатерины II и женить сына, обладавшего весьма бурным характером.

Он был похоронен на территории Златоустинского монастыря, от которого сохранилось лишь название – Большой Златоустинский переулок (наряду с Малым). На месте кладбища построили дом в стиле конструктивизма, в котором жили, в частности, чекисты и А. Фадеев.


III. Водопады, Герои и Реки

«Катерина». Русская народная песня в обработке С.С.Прокофьева.

Детство С.С.Прокофьева прошло на Донетчине, в степи, на землях Дикого поля, – в имении, подаренном семейству Солнцевых Екатериной II.

Но обратимся к Пётру Александровичу Румянцеву, неожиданно проявившему себя одним из лучших командиров российской армии в ходе Семилетней войны.

С приходом к власти Екатерины II Пётр Румянцев неожиданно назначается губернатором Малороссии, а когда вспыхнула русско-турецкая война 1768 года, Императрица делает его главнокомандующим.

Первая решительная битва произошла в 1770 году при реке Ларга, где Румянцев с 25-тысячным войском разбил 80-тысячный турецко-татарский корпус.

21 июля 1770 года в битве при реке Кагул неприятель в десять раз превосходил российское войско численностью, но проиграл сражение. Победа поставила Петра Румянцева в ряд лучших полководцев XVIII века.

Екатерина II, наградившая себя первым орденом Святого Георгия Первой степени, передарила его П.Румянцеву.

Императрица увековечила победу Петра Румянцева обелиском – прижизненным, Кагульским, царскосельским, – вдохновлявшим Пушкина-лицеиста. Павел I поставил обелиск в Петербурге «Румянцева победам» – после смерти героя.

В 1849 году на месте Кагульской битвы Николай I возведёт Колонну славы, стоящую и поныне в Гагаузии (Молдова). Кагульское поле и Буджакская степь вдохновят Пушкина-ссыльного на поэму «Цыганы» – за четверть века до появления Колонны.

В 1771 году Пётр Румянцев перенёс военные действия за Дунай – исторический момент. Екатерина II писала Вольтеру: «Целых 800 лет русское войско не было на той стороне Дуная».

В 1774 году Пётр Румянцев сумел, используя военную хитрость, заключить Кючук-Кайнарджийский мир, что называется «на барабане», ввиду отсутствия стола, за что и получил фельдмаршальский жезл, наименование Задунайский и другие награды – после ратификации договора турецким султаном в 1775-м. Екатерина II устроила пышное чествование ещё не совсем оправившегося после малярии Петра Румянцева.

В результате договора Россия стала Черноморской державой, что вызвало скандал в Европе.

Это был звёздный час Петра Румянцева, сумевшего переломить судьбу: он победил турок в жару, в июле, в степи.

Всю оставшуюся жизнь Пётр Румянцев был губернатором Малороссии, оставаясь владельцем поместий на Украине, поместья Троицкого в Подмосковье и Гомеля.

Екатерина II посетила П.Румянцева в Троицком, повелев именовать поместье Троицким-Кайнарджи.

1787 году Императрица совершила поездку на Юг России, превратившуюся в торжество князя Г.Потёмкина.

В Киеве её принял П. Румянцев. Это была их последняя встреча.

В Киеве фельдмаршал познакомился с Франсиско де Мирандой, дневники которого объявлены наследием ЮНЕСКО. Ф. де Миранда подружился с русским фельдмаршалом, учился у него военному делу, хотя был практически ровесником его сыновей.

Ф. де Миранда останавливался в московском доме П.Румянцева, в котором сегодня располагается Посольство Республики Беларусь в Российской Федерации.

В Петербурге молодой венесуэлец познакомился с его матерью, жившей в Летнем домике Петра Великого, и с упоением слушал и записывал её рассказы о петровских временах. Мария Андреевна подарила Ф. де Миранде поясной портрет сына.

Но позволим себе небольшой экскурс в современность. В Румянцевском зале Гомельского Дворца Румянцевых и Паскевичей хранится бюст Ф. де Миранды, переданный гомельчанам по указу Президента Венесуэлы Уго Чавеса Фриаса в 2009 году. Авторы данного эссе присутствовали на церемонии вручения бюста с венесуэльской стороны – по приглашению Чрезвычайного и Полномочного Посла Венесуэльской Республики Венесуэла Господина Америко Диаса Нуньеса, и на это были причины.

Памятников Ф. де Миранде в мире немало: в Филадельфии, Лондоне, Кадисе, Вальми... На постсоветском пространстве гомельский бюст де Миранды стал первой ласточкой. В парке 300-летия С. Петербурга, тоже при жизни У. Чавеса, появилась копия каракасского памятника, а в дар гомельчанам была послана оригинальная работа Хулио Сесара Брученьо Андраде.

Когда началась вторая турецкая война, П.Румянцева не допустили к руководству военными действиями – из зависти к его победам, в результате чего Г.Потёмкин стал Таврическим, а А.Суворов – Рымникским. Однако победы П.Румянцева не перестали быть гордостью русской военной истории.

Чрезвычайно редки случаи, когда один народ выдвигает трёх великих полководцев одновременно. А.В. Суворов первую боевую школу прошёл под началом П.Румянцева (Кольберг). М.И.Кутузов молодым офицером участвовал в Румянцевской кампании 1770 года.

Похоронен русский военный и государственный деятель Пётр Александрович Румянцев в Киево-Печерской лавре. Памятник с надписью «Внимай, росс! Пред тобою гроб Задунайского» во время Второй мировой войны непредумышленно взорвали подпольщики.

Умер Пётр Румянцев внезапно, практически одновременно с Екатериной II, через месяц после известия о её кончине.

Павел I объявил в стране 3-дневный траур по П.Румянцеву. Установленный в 1799 году на Марсовом поле обелиск «Румянцева победам» впоследствии перенесли в Румянцевский сквер Университетской набережной.

Пётр Румянцев изображён также на петербургском памятнике Екатерине II.

Граф Валентин Эстергази навестил П.Румянцева в Ташани и оставил о нём в своих письмах любопытные сведения: «Быстрейший имел бег мысли и дар слова пространнейший. Никому не подражал и ни от кого не заимствовал».

В.Эстергази увидел в Петре Румянцеве здорового бодрого старца, жаловавшегося только на ноги, читающего без очков, хорошо ведущего разговор на французском, говорившего рассудительно о делах Франции и весьма скромно о своих войнах с турками.

Г.Р.Державин в оде «Водопад» сравнивает Императрицу с рекой, порождающей бурные водопады – жизнь сильных людей вроде Г.Потёмкина. П. Румянцев изображён в оде престарелым богатырём, наблюдающим игру водопада.

Ода написана в романтическом ключе – намеренно загадочном и туманном, что было созвучно мистическому настрою Западной Европы того времени.


IV. Рыцари Лебедя

Дж. Верди. Ария Ульрики из оперы «Бал-маскарад».

Хотя события в опере происходят в США, либретто оперы Дж.Верди было написано по мотивам реальных событий – убийства в 1792 году во время бала-маскарада шведского короля Густава III.

Густав III был двоюродным братом Екатерины II. Они вели оживлённую переписку, навещали друг друга и даже воевали друг против друга. Но после французской революции 1789 года Густав III предложил Екатерине II осуществить совместный десант в Нормандию для реставрации королевской власти, однако его гибель не позволила планам осуществиться.

Мистический колорит арии находится в полном согласии с увлечением иррациональной стороной жизни, пришедшим на смену идеалу разума и охватившим Европу конца XVIII века.

Средний сын Петра Румянцева, Николай Петрович, четырнадцать лет провёл во Франкфурте-на-Майне на дипломатической службе. Контакты Екатерины II шли через него. Императрица поручила Николаю держать связь с братьями Людовика XVI – принцами, находившимися в то время в Кобленце. Австрия и Пруссия – военные силы – хотели вернуть королевскую власть путём свержения юной французской Республики. В 1792 году Франция сама объявила им войну.

Граф Н. Румянцев по поручению Екатерины II прибыл в армию графа Прованского, но попал туда лишь к моменту, когда разгромленные войска роялистов бежали из Франции в Люксембург в поисках зимних квартир. Но Северная армия генерала Дюмурье, выиграв битву при Вальми, осадила и взяла Антверпен, вторгшись в Бельгию.

Свидетелем битвы стал Иоганн Вольфганг фон Гёте, написавший по этому поводу книгу «Кампания во Франции 1792 года». Брал же Антверпен бригадный генерал Армии Дюмурье венесуэлец Франсиско де Миранда, чьё имя увековечено на Триумфальной арке в Париже и чей портрет находится в Зеркальной галерее Версаля. Однако волей судеб с приходом к власти якобинцев он оказался в тюрьме за измену и вышел на свободу после анти-робеспьеровского переворота.

Пруссия очень скоро вышла из войны (1795). Воинственные аристократы – французские принцы – поразъехались в разные страны, а Николай Румянцев попросил у Императрицы соизволения вернуться на родину. Он с такой радостью выбрался оттуда, куда стремился всей душой в молодые годы!

Родители Михаила, Николая и Сергея Румянцевых жили врозь. Воспитывала сыновей мать. Старший сын участвовал в турецкой войне вместе с отцом, а потом служил у Г.Потёмкина, чего отец не мог простить ему. Младшие сыновья вместе с матерью – статс-дамой при дворе – были приняты в камер-юнкеры. Екатерина II, оценив их эрудицию и воспитанность, позволила им присутствовать в собраниях в Эрмитаже, в которых участвовали только самые избранные приближённые к Императрице лица. Из молодых людей в собрания допускались только братья Румянцевы.

В собраниях Николай познакомился с писателем и публицистом бароном Мельхиором Гриммом, который пользовался расположением Императрицы и с которым она практически всю жизнь вела переписку. В Петербурге, в узком кругу, у братьев зародилась мысль о совместном путешествии с М.Гриммом по Европе. Граф Пётр Румянцев-Задунайский был вынужден финансировать путешествие.

В 1774 году Сергей и Николай вместе с М.Гриммом посетили Германию, а потом по Рейну отправились в голландский город Лейден, где почти год изучали в университете философию и право. Потом они снова встретились с М.Гриммом в Париже и совершили путешествие в Швейцарию и в Италию.

В 1775 году в Париже братья познакомились с популярной французской писательницей де Жанлис, которая в шутку называла Сергея Рыцарем Лебедя и оставила о нём воспоминания в своём дневнике.

В Швейцарии М.Гримм представил их Вольтеру, которому предварительно послал стихотворение С. Румянцева на французском языке. Вольтер был впечатлён, но Екатерине II для государственной службы рекомендовал не младшего из братьев, ставшего впоследствии публицистом и литератором, а старшего – Николая.

Летом 1776 года Пётр Румянцев приехал в Берлин с наследником трона – свататься к принцессе Софии Доротее. Сыновья хотели встретиться с отцом, но получили строжайший запрет, поскольку ненароком могли расстроить помолвку князя Павла своим присутствием.

Осенью того же года братья вернулись в Петербург, и Сергей начал писать в журнал Екатерины Дашковой «Собеседник», а Николай поступил на службу в Малый двор – при Великом князе Павле и его молодой жене Марии Фёдоровне.

Сергей Румянцев быстро впал в немилость к Императрице, поскольку вступил в полемику с нею на страницах журнала, что и стало его лебединой песней, по меткому изречению писавшей инкогнито августейшей особы.

Мать, графиня Екатерина Михайловна, служившая обер-гофмейстериной при Малом дворе, внезапно попросилась в отставку и вместе с Сергеем удалилась в Троицкое-Кайнарджи, где и умерла в 1779 году, а Николай, вскоре ставший камергером, использовал все свои родственные связи, чтобы вырваться на службу за границу, от греха подальше, что ему удалось только в 1781 году.

Тайна отношений Николая Румянцева и Марии Фёдоровны осталась неразгаданной, но сохранилась переписка. В одном из писем мать Марии Фёдоровны укоряет дочь в том, что по слухам, молодая княгиня позволила себе завести фаворита. Сохранилось сорок четыре письма Марии Фёдоровны к Н.Румянцеву в Германию, во Франкфурт-на-Майне.

В 1782 году «граф и графиня Северные» инкогнито совершили заграничное путешествие по Германии, Австрии, Франции и Италии. В немецких княжествах их сопровождал Н.Румянцев как представитель российского двора. Высокопоставленную троицу довелось наблюдать графине де Жанлис, и вся великосветская Франция знала, что именно Н.Румянцев изображён в её романе «Рыцари Лебедя» (1795).

Действия романа происходят на Востоке. Влюблённые герои не имеют права проявлять свои чувства, и для выражения их используют селам – ассоциативный язык Востока. Тайная любовь, как волшебная «золотая травка», освещала им жизнь.

Рыцарь Лебедя – Лоэнгрин, персонаж немецких легенд о печальной любви, где герой спасает любимую, но не может быть с нею, поскольку должен хранить тайну о своём высоком происхождении.

В романе Л.Н. Толстого «Война и мир» А. Болконский замечает, что в вечер накануне Бородинской битвы М.И. Кутузов читает роман де Жанлис «Рыцари Лебедя».

Лебедь как архетип – заходящее солнце. Камиль Сен Санс писал своего «Лебедя» из «Карнавала животных» без особой печали. Анна Павлова увидела в этом произведении умирающего лебедя, и оказалась права.

В опере «Самсон и Далила» представлено то же архетипическое – схватка дня и ночи, лучистого солнца и тьмы.

Мифологически Самсон – олицетворение солнца. Его волосы – солнечные лучи. Солнце уходит с горизонта, но победа тьмы над светом временна.


V. Война и мир

К.Сен-Санс. Ария Далилы из оперы «Самсон и Далила».

Воцарение Александра I поначалу воспринималось как восход юного светила. Для Николая Румянцева это был расцвет карьеры: он отвечает за водные коммуникации и почти одновременно становится министром коммерции.

Его интересуют пути и торговля. Он приводит в порядок старые водные системы и строит новые. Систему, связавшую Волгу с Балтикой, он называет Мариинской, – в честь Марии Фёдоровны, выделившей средства на это сооружение из своего благотворительного фонда.

Николай Румянцев боролся за расширение торговых связей и считал, что экспорт должен преобладать над импортом. Он развивал новые направления, помогал Арману Жану дю Плесси, герцогу де П.Ришелье, строить Одессу и даже успел поспособствовать материальному воплощению идеи получения сахара из сахарной свёклы…

Словом, трудился так, что за четыре года начала царствования Александра I реально укрепилась экономика страны.

Поскольку Николай Румянцев искал рынки сбыта, его интересовали Китай, Япония и русские поселения в Америке, возникшие ещё при Екатерине II. При Павле I был подписан приказ о создании Русско-американской компании.

Находясь на государственной службе, Николай Румянцев проникся идеей кругосветных путешествий. Первое путешествие совершено И.Крузенштерном и Ю.Лисянским на кораблях «Надежда» и «Нева» (1803 – 1806). Российский посланник Николай Резанов был отправлен вместе с экспедицией для установления контактов с Японией и проверки дел в Русской Америке.

Японцы на контакт не пошли, а в Ново-Архангельске Н.Резанов счёл ситуацию с продовольствием бедственной и на шхунах «Юнона» и «Авось» отправился к ближайшим берегам Испанской Америки. О своём путешествии он подробно докладывал Н. Румянцеву. Калифорния сохранила память о Н.Резанове как о романтическим герое благодаря устному фольклору, лёгшему в основу поэмы Брета Гарда о Кончите Аргуэльо.

Благодаря этой дерзкой инициативе Н. Резанова со временем у бухты Н.Румянцева (ныне бухта Бодега, километрах в 80 от С.Франциско) появился анклав форт Росс.

Российские корабли успешно осваивали Тихий океан. Русская Америка протянулась с севера на юг до 55-й параллели северной широты. В Русско-американскую компанию входили высокопоставленные особы.

В то время сложилась уникальная ситуация: молодое государство – США – ещё не занялось Тихоокеанским побережьем Северной Америки, а старушка-Испания постепенно начала терять свои колонии.

Н. Румянцев остро чувствовал то, что сейчас называют «Тихоокеанским трендом». Он видел Россию державой по обоим берегам Тихого океана и знал, что будущее за промышленным развитием именно этого региона. Он видел лет на 200 вперёд.

Н. Румянцев сумел установить консульские отношения с Соединёнными Штатами, а Южная Америка в лице Первой Венесуэльской Республики сама вышла с торговыми инициативами к России. Возможно, Симон Боливар использовал сведения, полученные от Франсиско де Миранды. Однако Россия предпочла дождаться признания нового государства Англией.

Благодаря Н. Румянцеву было предпринято шесть кругосветных плаваний и четыре экспедиции на Русский Север. Уже после первого плавания И.Крузенштерн подружился с министром и по его просьбе стал его научным советником по части географических изысканий.

В начале XIX века Россия перестала следовать принципу «свободных рук» и ввязалась в войну с Наполеоном Бонапартом на чужой территории на стороне Австрии, Пруссии и Англии. Кончилось это Аустерлицем и унизительным для Александра I Тильзитским миром. Россия была вынуждена заключить союз с Францией, чтобы объявить континентальную блокаду Англии.

Александр I назначил Н. Румянцева министром иностранных дел, поскольку всем было известно, что граф – ярый противник участия России в боевых действиях против Наполеона на территории иных государств.

Наступило драматическое и яркое время для Н.Румянцева, поскольку российское общество в массе своей не приняло новую политику российского самодержца. Наполеона на протяжении нескольких лет предавали анафеме в российских церквях. На австрийских и германских полях погибло много российских воинов. Армии хотелось реванша. Кое-кто получал большие прибыли от торговли с Англией, а большинство представителей дворянства боялось идей нового правопорядка, исходивших от Франции.

Н. Румянцев напротив считал, что в обстановке, когда меняется привычная картина мира, Россия может получить новые перспективы на Востоке и на Юге, и не дело российским солдатам сражаться на чужой территории за чужие интересы.

В 1809 году в городке Фридрихсгам (Швеция, ныне Хамина) был заключён третий мир Румянцевых – мир со Швецией, прекративший последнюю русско-шведскую войну, и по которому вся территория Финляндского княжества отходила России.

Как показала история, Финляндия сделала первый шаг к своей нынешней независимости и смогла разобраться в собственных корнях. Во-первых, она избавилась от шведского владычества, во-вторых, получила доступ в российскую Карелию и возможность собрать воедино национальный – карело-финский – эпос, самый древний на земле: «Калевалу» – руны, собранные в основном на территории, не входившей в Финляндское княжество.

Николай Румянцев, заключивший столь важный для России договор, получил звание канцлера и заказал у А.Кановы статую «Олицетворение Мира», поскольку считал самым важным результатом своей деятельности умение достигать мира не только оружием.

Однако он не знал, что за его спиной Александр I вступил в сговор против Наполеона с министром иностранных дел Шарлем Морисом де Талейраном, и всё это кончилось нападением Наполеоновской Франции на Россию.

Когда Н.Румянцев узнал о переходе Немана Наполеоном, с канцлером случился апоплексический удар, впоследствии повлёкший за собой глухоту.

В романе «Война и мир» Л.Н. Толстой упоминает Н.Румянцева как пораженца. Н.Румянцев действительно считал эту войну роковой ошибкой российского высшего света, последствиями которой являются разорение страны и неоправданные жертвы. Ярым врагом Наполеона и теневым лидером оппозиции проявила себя Мария Фёдоровна.

К слову, первым переводчиком на французский язык романа «Война и мир» стала последняя владелица Гомеля княгиня Ирина Ивановна Паскевич. Огромную помощь в переводе «Войны и мира» ей оказал рязанский поэт Яков Петрович Полонский, а Иван Сергеевич Тургенев способствовал распространению романа в Париже.

С.С.Прокофьев написал оперу по роману Л.Н.Толстого «Война и мир».

В кантате С.С.Прокофьева «Александр Невский» речь идёт не об ура-патриотизме, а о защите родины в вынужденной войне против захватчиков, и победа печальна, поскольку нельзя закрыть глаза на мёртвые поля.


VI. Парусники Румянцева

С.С.Прокофьев. Песня невесты «Мёртвое поле»из Кантаты «Александр Невский».

Оправившись от болезни, Н. Румянцев продал в казну все свои государственные награды и заграничные в придачу. Вырученные деньги он отдал в благотворительный фонд помощи жертвам войны.

Н. Румянцев пишет письмо государю с просьбой об отставке и, не дождавшись ответа, сдаёт дела.

Общество злорадствует по поводу болезни канцлера и ухода его с государственной службы. Даже после Бородинской битвы Н.Румянцев считал, что Россия должна преследовать Наполеона лишь в пределах собственных границ.

Александр I вспоминает о Н.Румянцеве только в 1814 году, оправдываясь тем, что было не до дипломатии. Россия освободила Европу и стала не нужна. Лавры достались Англии, не пролившей ни капли собственной голубой крови.

Кстати, командир русского оккупационного корпуса во Франции в 1815 – 1818 годах граф, а с 1845 – князь Михаил Семёнович Воронцов был вынужден продать полученное по наследству имение, чтобы полностью расплатиться с французскими кредиторами за кутежи офицеров и гусар. Некоторые источники полагают, что общая сумма, уплаченная за «пирушки» русской армии с 1814 по 1818 годы, составила 1 575 000 рублей, или 2 362 500 000 рублей РФ на 2015 год.

В 1815 году, несколько лет спустя после битвы при Ватерлоо, Н. Румянцеву доставили письмо Наполеона, написанное накануне сражения, в котором говорится о бессмысленности участия России и Франции в войне.

Выход из тупика Н.Румянцев ищет в благотворительности и в учёных занятиях. Создаётся Румянцевский кружок.

Николай Петрович интересовался в первую очередь историей, во вторую – географией. По поручению Н. Румянцева собирались и издавались рукописи по славянству и происхождению Российского государства за его счёт с указанием его имени. Тогда же были напечатаны все документы архива Коллегии иностранных дел.

Была издана, в частности, первая часть «Белорусского архива древних грамот», подготовленная молодым гомельским протоиреем Иваном Ивановичем Григоровичем, которого Н.Румянцев выучил на свои средства в С.Петербургской духовной академии. Нашему земляку суждено было стать родоначальником белорусской археографии.

Будучи владельцем уникального издания «Слова о полку Игореве», практически полностью уничтоженного во время пожара в Москве вместе с первоисточником, Н.Румянцев позаботился о переиздании за свой счёт, а также о широком изучении и распространении этого культурно-исторического литературного памятника.

Н. Румянцев неустанно мечтал о том, «чтобы Россия принесла бы и свою дань во всеобщее богатство человеческих познаний». Выводя российскую науку на международную арену, он действовал на благо всеобщего, т.е. всемирного просвещения.


Всерьёз занявшись Гомелем, Н.Румянцев превратил его в современный европейский город, образцом для которого послужила архитектура Рима, Лондона, Парижа и С.Петербурга. Гомель строился по его плану, на его деньги, и в этом уникальность города.


Н. Румянцев увлёкся идеей И. Крузенштерна – поиском прохода из Тихого океана в Атлантический вдоль побережья Северной Америки, – что являлось главной географической интригой того времени. Практически вся их переписка пронизана интересом к полярным путешествиям.

В 1815 году на средства Н.Румянцева отправлено в плаванье под командованием Отто Коцебу построенное по специальным чертежам в Або (ныне Турку) научно-исследовательское судно «Рюрик».

В этом путешествии принял участие Адельберт фон Шамиссо, немецкий поэт-романтик французского происхождения, увлекавшийся ботаникой и биологией. В 1813 году фон Шамиссо написал превосходную сказку о Петере Шлемеле – человеке, продавшем собственную тень и вынужденном бежать от света, находя спасение в изучении тайн природы и науки.

По иронии судьбы, фон Шамиссо – автор русской народной песни «Окрасился месяц багрянцем», на самом деле являющейся удачным переводом его стихотворения с немецкого языка на русский.

Фон Шамиссо назвал открытую им тропическую бабочку «Парусником Румянцева».


Декабрист Дмитрий Завалишин, участник кругосветного плавания фрегата «Крейсер» в 1822 – 1825 годах, писал в очерке «Австралия и Полинезия» о том, что именно их экспедиция привезла с Тасмании чёрных лебедей. Возможно, благодаря этому факту столь прекрасные птицы украшают Лебяжий пруд Гомельского парка.


К слову сказать, Дмитрий Завалишин – прототип Пьера Безухова.

По приглашению Н.Румянцева Гомель посетили Иван Крузенштерн и Отто Коцебу, совершивший своё первое кругосветное путешествие на фрегате «Надежда» пятнадцатилетним мальчишкой. О. Коцебу сумел косвенно доказать наличие Северо-Западного прохода. Экспедицией был открыт залив Коцебу, находящийся севернее Берингова пролива, и лежавший в заливе остров Шамиссо. И залив, и остров стали впоследствии составной частью искомого пути.

Н.Румянцев и И.Крузенштерн готовили новую экспедицию на Север Русской Америки. Неожиданная смерть не оставившего на этот счёт завещания Н.Румянцева помешала её осуществлению. Наследник, Сергей Румянцев, не разделявший научно-географических интересов брата, – попросту говоря, откажется оплатить расходы, связанные с экспедицией. К сожалению, как сказал И.Крузенштерн, была упущена прекрасная возможность преумножить славу России, не прибегая к оружию.

Не вдаваясь в подробности, отметим, что сегодня в связи с таянием льдов и космическими возможностями отслеживать их движение, парусные яхты совершают кругосветки вокруг полюса через Северно-морской путь и Северо-Западный проход.

Александр II в 1867 году продал Русскую Америку США, поскольку «судьба уготовила России континентальное, а не океаническое будущее», в то время как дальновидная русская православная церковь сохранила свои храмы и имущество на Аляске.

Что касается пост-советского периода, Россия бросала в тундре города, закрывала полярные станции и оставила Северный морской путь без ледоколов…

Нам в наследство достались лишь географические названия – мыс Румянцева и мыс Крузенштерна – на карте Аляски.

Стоит вспомнить ещё одно значимое имя в связи с географической перепиской Н.Румянцева: Александр фон Гумбольдт. Война 1812 года помешала участию знаменитого немецкого учёного-энциклопедиста и путешественника в планировавшейся Россией экспедиции в Кашгар и Тибет. В 1829 году, уже после смерти Н.Румянцева, Гумбольдт таки попал в российскую экспедицию, но на Урал, в Западную Сибирь, на Алтай и на Каспий.

К слову, А. фон Гумбольдт одним из первых стал рассматривать Жизнь как всепланетный феномен (идея биосферы). Явленное им стремление к постижению природы как единого целого не утратило актуальности.

Будучи бароном, владельцем приличного состояния, А. фон Гумбольдт всю жизнь посвятил исследованиям и путешествиям, итогом которых стали издававшиеся на собственные средства десятки томов написанных им же бесценных книг.

Но вернёмся к Сергею Румянцеву. Получив в наследство от своей бездетной тётушки А.Н.Нарышкиной, дочери Никиты Ивановича Румянцева, имение Тарутино, он отпустил на волю крестьян и вместе с ними поставил памятник героям войны 1812 года, поскольку именно в Тарутино находилась ставка М.И.Кутузова после сдачи Москвы французам и произошёл знаменитый Тарутинский бой, после которого французы вынуждены были отступать по Смоленской дороге, по которой пришли, а не по Калужской, как собирались.

И сегодня на каменном основании памятника можно прочесть красноречивую надпись: «Сей памятник воздвигнут на иждивении крестьян села Тарутино, получивших от графа С.П. Румянцева безмездную свободу».

Из дневника С. Румянцева: «Не Александр I в этой войне был герой, а русский народ и мой оболганный брат был в ней герой».

Губернатор Москвы Фёдор Ростопчин, обвинённый в поджоге захваченной Наполеоном Москвы, на самом деле сжёг исключительно своё подмосковное имение Вороново – назло врагу.

Фёдору Ростопчину принадлежат слова: «Для опровержения клеветы в адрес Румянцева достаточно вспомнить имя, которое он носил».

Сын Ф.Ростопчина женился на Евдокии Сушковой, в замужестве – известной гомельчанам поэтессы Евдокии Ростопчиной, чей портрет украшает Красную гостиную дворца.

Дочь Ф.Ростопчина, Софья – французская писательница графиня де Сегюр. Воспоминания про Вороновский сиреневый сад она представила как Сказочный сиреневый лес, кстати, переведённый с французского языка на белорусский раньше, чем на русский.

От моря сирени проще простого перейти к певцу реальных морей-океанов!

Лучшим композитором-маринистом по праву считают Николая Андреевича Римского-Корсакова. Начиная с прадеда – Николая Андреевича – в роду Римских-Корсаковых 18 человек были моряками, 15 из которых окончили морской корпус, как и сам Николай Андреевич; 9 стали адмиралами.

Мы не знаем лучших примеров океанической музыки, чем созданная Римским-Корсаковым.


VII. «…Отечеству – любовию и жертвами»

Н.А.Римский-Корсаков. Из цикла «У моря». «Дробится и плещет и брызжет волна».

Вернувшись после трёхлетнего плавания в 1818 году, «Рюрик» пришвартовался к набережной рядом с петербургским домом Н.Румянцева. Экспедиция собрала очень много ценных материалов, которые впоследствии составили этнографическую часть музея Н.Румянцева.

За год до этого, в 1817 году, в С.Петербург, в особняк Н.Румянцева на Английской набережной, прибыла из Италии богиня Мир. Статую выставили на обозрение, и многие смогли воздать ей должное.

Слава о ней гремела по всей Европе. В частности, одой мгновенно отозвался секретарь А.Кановы поэт и писатель Мельхиор Мессирини в книге «Стихи на мрамор от Антонио Кановы» (Венеция, Пикотти, 1817), отметивший не столько неземную красоту, сколько непреходящую значимость богини:

La Pace («Мир»). Статуя, выполненная для Его Превосходительства господина графа Румянцева из России.

ОДА

Тот лжец, кто слухи распускает,
Что, мол, Сатурн предастся страху,
Едва заслышит рёв огня,
Мрачнейших громов, бурь ужасных,
Иль безмятежно затаится,
Предвечным миром упоённый.

Бой завершён, и добродетель
Уж льнёт в груди слепую пропасть,
Коль ты, прекрасная Богиня,
Пыл охладила звавших к брани:
Вновь в небе – хоровод дискретный
Твоих танцующих планет.

Но чей же изощрённый ум
Прельстит Божественный твой разум?!
Кузнец с завидною судьбою!
Тебя достоин труд твой мирный:
Кто с добродетелью повенчан,
Живёт в гармонии с другими.

Твой лик, любимая богиня,
Небесной радостью отмечен!
Возвышенны твои идеи.
Ты – свет, на землю снисходящий!
Твои спокойные ресницы,
Златой венец – подстать Юноне!

Верни, бессмертная Богиня,
Италии былое имя,
Сокровищ ей пошли несметных!
Гаси средь нечестивых злобу,
Перековав мечи – в орала!

Пусть сон старейшин не встревожит
Злой лязг воинствующей бронзы!
Пускай звучат для них с любовью
И миром, вежливостью – арфы
И лютни, а роскошный пир
Пусть эхом будет отражать
Одни лишь гимны Гименея!

(Вольный перевод О. Равченко)
Н.И.Гнедич опубликовал письмо, как мы теперь знаем, к К.Н.Батюшкову, воздав хвалу божественному творенью.

К.Н.Батюшков немного спустя передал письменную благодарность Н.Румянцева самому А.Канове.

Н.И.Гнедич в это время переводит «Илиаду». Античная тема очень интересовала молодое дворянство, недавно освободившее Европу, в ходе войны повидавшее мир и желавшее перемен. Многие путешествовали, работали в Российско-американской компании, в том числе, – будущие декабристы.

Неожиданно умирает Александр «Благославенный». События декабря 1825 года и кровавый приход к власти Николая I в корне меняют ситуацию. Опять рушится мир и молодые светлые надежды целого поколения.

Русский государственный деятель Николай Румянцев умирает в январе 1826 года, завещая брату организовать в его особняке на Английской набережной музей из собранных им коллекций и материалов экспедиций, что Сергей и сделал в 1831 году.


Более того, Сергей заказал две бронзовых копии богини Мир и два бюста – для памятников Н. Румянцеву и Екатерине II.

Н.Румянцев пожелал быть погребённым в Гомеле. В Петропавловском соборе поставили бюст на постаменте, с опирающейся на постамент богиней. Надпись на памятнике гласила: «Воздал Божия Богови, Кесарева Кесареви, Отечеству – любовию и жертвами».

Год спустя Мария Фёдоровна, вдовствующая Императрица, совершила паломничество в Гомель на могилу Н. Румянцева. До наших дней захоронение не сохранилось.

В 1834 году Сергей Румянцев поставил памятник Екатерине II в Троицком-Кайнарджи – в воспоминание о посещении ею этих мест. В 1838 году он построил рядом с Троицкой церковью усыпальницу, куда собирался перенести прах отца из Киева, но неожиданно умер. От усадьбы «Троицкое-Кайнарджи» сохранились только церковь и родовая усыпальница Румянцевых (сейчас село Павлино рядом с микрорайоном Павлино города Балашиха).

Интересный факт: в 1851 году Николай Васильевич Гоголь, гостивший летом на даче у С.П. Шевырёва, читал ему семь глав второго тома «Мёртвых душ» практически наизусть. С.П. Шевырёв успел снять копии с двух глав. Через полгода Н.В.Гоголь сжигает рукопись и через десять дней после этого умирает. Дача располагалась в Троицком-Кайнарджи!

В 1862 году Румянцевский музей из С.Петербурга перенесли в Пашков дом, в Москву, мотивируя это тем, что в Северной столице есть общественная библиотека и общественный музей, а в Москве нет.

В 1927 году музей расформировали. На базе книжного наследия создана Библиотека им. Ленина. Остальные экспонаты разошлись по разным музеям, всплыли на зарубежных аукционах либо бесследно исчезли.

Вышеозначенный памятник Екатерине II находится на территории Донского монастыря.

Бюст Николая Румянцева с надгробия и вторая бронзовая копия богини Мир хранятся в Гомельском Дворце.

Три героя нашей повести покоятся (?!!) в трёх разных странах, три статуи богини Мир тоже.

Вместе с сёстрами ора Эйрена охраняла врата Олимпа и помогала Гелиосу впрягать коней в солнечную колесницу, что было не под силу даже героям. На Бранденбургских воротах она управляет квадригой. С образом Эйрены перекликается чудо-тройка Н.В. Гоголя:

«…не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях?

Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху…

[…] Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух…».

Русская народная песня «Под дугой колокольчик поёт».

P.S.

На фоне композиции прозвучали пацифистские стихи Э. Прибыльской на симфоническую поэму Spes молодого венесуэльского композитора Херардо Эстрады.

Кирилл Тремаскин, 19 июня исполнявший сразу несколько ролей – ведущего, ассистента пианистки и видеооператора, – летал по залу, аки Марс над полем брани.


VIII. Синойкии в Гомеле

Я не корыстолюбец, а слуга всеобщего блага.

Н.Румянцев


Со времён Тесея афиняне посвящали Эйрене Синойкии – всенародный праздник, установленный легендарным героем в память о соединении жителей Аттики в политически устроенный народ с центром в Афинах.

Торжества приходились на 16 гекатомбеона: конец июля – начало августа. Именно этот месяц, длившийся с 15 июля по 15 августа, начинал Аттический год и отмечался главными жертвоприношениями – гекатомбами.

Синойкии были приготовлением к ежегодному «союзному празднику» – Панафинеям, а также к Великим Панафинеям, проводившимся раз в четыре года.

Тесей – праотец демократии, отказавшийся от царской власти и убедивший двенадцать городов объединиться, – был изгнан афинскими гражданами, получившими от него же право голосовать за отлучение злоупотреблявшего личной властью правителя.

При Тесее Афины стали магнитом, притягивающим деятельных людей со всей Эллады, но главное – афиняне перестали быть подданными царя: они стали свободными гражданами, управляющими страной.

Гомер считал, что «из всех греков лишь афиняне являлись народом». Аристотель отмечал, что писаные законы должны опираться на законы нравственные.

Тень Тесея – воина в полном вооружении – явилась сражающимся против персов грекам во время Марафонской битвы и вдохновила их на победу. Пифия повелела вернуть прах Тесея на родину и с почестями захоронить в Афинах. Так судьба Тесея оказалась неразрывно связанной с понятием народной власти и мирной жизни.

Возвращаясь к гекатомбам, напомним, что одно из значений этого слова – неоправданная, бессмысленная, огромная жертва, каковой явилось чудовищное жертвоприношение в августе 1945 года в Хиросиме и Нагасаки.

Пелопонесская братоубийственная война привела к закату эллинской цивилизации, поскольку любая война ведёт к искоренению лучших наследных линий ввиду гибели людей, изгнания их из страны, низкой рождаемости и вымирания родов, т.е. по сути, любая крупномасштабная распря уничтожает генофонд человечества. В то время как мир призван способствовать плодородию земель и процветанию народов, и не случайно его богиню неизменно сопровождает Плутос – богатство.

Июнь – время небезопасное. Обе наши Отечественные войны начались в июне – в даты, близкие к летнему солнцестоянию – самой короткой летней ночи.

Июнь – время магическое, когда следует сонастроиться с ритмами Земли, с ритмами родной природы, что наши народы и делают, в частности, следуя ритуалу поклонения солнцу в Купалье.


Литературная композиция Non solum armis 19 июня 2015 года в Белой гостиной Гомельского Дворца Румянцевых и Паскевичей в сочетании с прекрасной классической музыкой, вокалом и размышлениями – с вчувствованием, с вглядыванием в глубины нашей истории – случилась именно в июньские – важные для природы поворотные дни, побудившие её участников остановиться, поразмыслить, вчувствоваться.

По сути, композиция стала магической акцией – преднамеренной или стихийной литанией в поддержку мира на нашей земле. Молитвой не просто за мир – за восстановление целостности. Своего рода Синойкии.

Написание эссе также пришлось на магическую срединную точку – между летним солнцестоянием и осенним равноденствием, в том же славном месяце гекатомбеоне. И явилось не стихийной молитвой, а сознательным действием по закреплению предыдущего действа.

Эссе писали вместе, подразумевая подчас совершенно разные вещи: пример, на наш взгляд, успешной попытки исцеления целостности. Действовали интуитивно, но чётко осознавая крайнюю необходимость совместного труда.

И если на прошлое у авторов взгляды, в принципе, совпадают, то в том, что касается современности, их точки зрения иногда диаметрально противоположны.

И если авторы в очередной раз совместно вознесли молитву, причём, с привлечением к добровольному участию в ней других свободных граждан, то сделали это исключительно ради мира.

Текст стремились сделать по возможности гладким, выражая теоретические изыски и всплывавшие из глубин подсознания ассоциации русским литературным языком.

Воплощали идею сведения воедино вышеназванных исторических, литературных и музыкальных событий, отталкиваясь от конкретного репертуара отдельно взятого меццо-сопрано Ирины Мозохиной и пианистки Инны Малофеевой. Инну часто называют Ириной, что в данном контексте так символично!

Символично и то, что скульптор представил миру Богиню, уничтожающую олицетворение зла не острым копьём и не конским копытом, а смело попирающей его, образно говоря, голыми руками.

Страшно хочется мира!





·  Русская тема  ·  По Странам Континента  · 
 ·  Человек и Экономика  ·  Форум  ·  Новости  ·  Каталог ссылок  ·