Tiwy.comРусскийEspañolEnglish
Реклама

Страны > Венесуэла > Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции >

Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции

Tiwy.com, фото Рема Сапожникова (2008)
перейти к фотографиям

Заслуга открытия нефти в Венесуэле принадлежит индейским племенам, обитавшим на берегах озера Маракайбо. Они использовали странную маслянистую субстанцию, извергаемую землей, в лечебных целях, как средство от расстройств желудка. С приходом испанских конкистадоров вера в целебные свойства «экскрементов дьявола» усилилась. На медицинские нужды королевского двора было отправлено несколько бочонков («баррелей») нефти («мене» на языке индейцев) с рекомендацией использовать ее для лечения, в первую очередь, недуга аристократов - подагры.

Активная коммерческая разработка нефти в Венесуэле началась во втором десятилетии ХХ века, во времена диктатора Хуана Висенте Гомеса. Первая скважина была пробита в 1914 году в районе Мене-Гранде штата Сулия и получила название Zumaque I. Сейчас это место является мемориальным, и посетить его стремятся все, кто по-настоящему интересуется историей Венесуэлы, потому что именно нефть, в первую очередь, ассоциируется с прошлым, настоящим и будущим страны. Нефть часто называют «благом» Венесуэлы, и не реже – её «проклятием». Эксплуатация бездонных кладовых «черного золота» принесла стране колоссальные доходы, но и нанесла огромный вред гармоничному развитию государства. Сменявшие друг друга правительства использовали гарантированную «нефтяную ренту» для спокойного житья-бытья, не слишком заботясь о прогрессе других отраслей экономики. Было фактически заброшено сельское хозяйство, игнорировались наукоемкие сферы производства. Все приобреталось за нефтедоллары, в основном, в Соединенных Штатах, на которые и ориентировалась государственная нефтяная компания Венесуэлы – PDVSA. Параллельно с этим начался процесс неудержимой американизации страны. Венесуэльская политическая и экономическая элита жила «на два дома», и можно сказать, что тот дом, который был в США, значил для нее гораздо больше.

Часть уличной фрески на авениде Универсидад в Каракасе
Тревога о судьбе страны, которая попадала во все большую зависимость от хищной империалистической державы на севере, экономически и социально деградировала и на практике стала колонией ТНК, привела к возникновению мощных протестных тенденций лево-националистического характера. Разграбление нефтяных ресурсов, все более очевидное стремление продажной элиты к их «ползучей» приватизации, то есть передаче под полный контроль «империи», стало одним из факторов возникновения Боливарианского движения, возглавляемого подполковником Уго Чавесом Фриасом, решающую роль в котором играли венесуэльские военные.

Борьба за возвращение нефти в реальную собственность государства потребовала от президента Чавеса и его сторонников невероятного напряжения сил. Не раз казалось, что судьба Боливарианской революции и жизнь самого президента висят на волоске. Однако, после двухмесячного поединка-противостояния сторонников Чавеса с «нефтяной элитой» (административной структурой PDVSA, алчными “меритократами” - meritocracia), которая прибегла к откровенному саботажу и организации диверсий на нефтяных предприятиях, верх взяли патриотические силы. PDVSA перешла под безоговорочный контроль государства и народа. Доходы от «нефтяной ренты», которые раньше безудержно расходовались на обеспечение роскошной жизни политических и финансово-экономических «шейхов», стали вкладываться Чавесом в развитие и модернизацию государства, на щедрую «социалку», на интеграционные цели в регионе. Конечно, это вызывает противодействие Соединенных Штатов и глобалистов-неолибералов: «Чавес транжирит нефтяные доходы, Чавес – экономический профан, Чавес приведет страну к экономическому кризису».

Теперь отчетливо видно, в какой стране и кто именно был безумным транжиром, полным профаном, и кто, набивая карманы на финансовых спекуляциях, вверг и свою страну, и все человечество в тяжелейший кризис, выход из которого будет стоить неимоверных трудов и жертв.


Скважина Zumaque I в штате Сулия является исторической реликвией Венесуэлы.





Туристу, впервые оказавшемуся в Каракасе, обязательно покажут здание PDVSA, нефтяной штаб-квартиры Боливарианской республики Венесуэлы.



Скульптурная композиция - нефтяная вышка на ладони – символизирует новый этап в истории PDVSA: главное богатство страны сейчас принадлежит народу!



По соседству с главным корпусом PDVSA находится ресторан с «нефтяным названием». Особой роскошью он не отличается. Ресторан держится на плаву благодаря электронному тотализатору. В нем кучкуются не нефтяники, а азартные игроки.



Министр энергетики и нефти Венесуэлы Рафаэль Рамирес и сегодняшние сотрудники PDVSA – неизменные участники манифестаций и митингов в поддержку Боливарианской республики и президента Уго Чавеса.





В любой поездке по Венесуэле тебя сопровождают бесконечные нефте- и газопроводы. Их охотно используют для предвыборной пропаганды и чависты и оппозиционеры.



Венесуэла буквально «плавает» на нефти. Бурильные установки встречаются повсюду. На эту я наткнулся по пути из города Эль-Тигре в Сьюдад-Боливар.



Эту внешне неброскую качалку я снимал несколько раз, причем с промежутком в два, три и четыре года. И все это время она неутомимо подавала нефть на поверхность. К слову скажу, что фото этой качалки, опубликованное на Tiwy.com, не раз становилось объектом плагиата, в том числе и в СМИ самой Венесуэлы.



Во многих городах, прошлое которых было связано с нефтью, можно обнаружить в качестве памятников застывшие «безработные» качалки. Они были нужны, когда была нефть, а теперь – это унылые, вышедшие в тираж пенсионеры.



Больше всего качалок-трудоголиков я встретил в окрестностях озера Маракайбо. Именно в этом районе находится самая качественная, наиболее удобная для переработки «легкая» нефть. На этой нефти и воевали, в основном, западные союзники СССР в годы второй мировой войны.



Город Маракайбо – неофициальная нефтяная столица Венесуэлы. В нем живет много богатых людей, которые не слишком «жалуют» боливарианскую власть и лично команданте Уго Чавеса. В Маракайбо сильны сепаратистские тенденции, которые исподтишка подогреваются Соединенными Штатами.


Важнейшим центром нефтепереработки является штат Фалькон. Современный комплекс Кардон на полуострове Парагуана производит незабываемое впечатление на таких фанатиков индустриального пейзажа, как я.



Рефинерия Кардон обеспечивает работой жителей штата Фалькон, и качественным бензином всю страну.



С любой точки города Пунто-Фихо на Парагуане виден «вечный огонь» рефинерии Кардон.



Еще один внушающий почтение нефтяной комплекс по переработке нефти находится на карибском побережье, как раз на подъезде к городу Пуэрто-Кабельо.





Вдоль берега Карибского моря – между городами Пириту и Барселона – находится крупнейший в Латинской Америке нефтеперерабатывающий комплекс Хосе Антонио Ансоатеги.



Сейчас ведется активная подготовительная работа по разработке нефтегазовых месторождений в заливе Пария (штат Сукре) и в устье реки Ориноко (Дельта Амакуро). Зычный клич прогресса вовсю раздается в этих краях, привыкших к тихой поступи охотников и стрекотанию рыбацких спиннингов.



Значительную часть нефтяных доходов правительство Уго Чавеса тратит на улучшение жизненного уровня венесуэльцев, беднейших его слоев. Решение жилищной проблемы – задача № 1. Безобразные хижины и лачуги из жести и картона уступают свое место сотням и тысячам «народных домов». Никогда раньше власть в Венесуэле не уделяла столько внимания народным нуждам.





·  Русская тема  ·  По Странам Континента  · 
 ·  Человек и Экономика  ·  Форум  ·  Новости  ·  Каталог ссылок  ·


Использование этих фотографий в интернете разрешается только при наличии текстовой гиперссылки на сайт www.Tiwy.com
При этом ставить в известность вебмастера сайта не обязательно.
Использование этих фотографий в печатных изданиях или ТВ без письменного разрешения автора запрещается.