О десятилетии правления Киршнеров. К Дню рождения Нестора Киршнера

В. Деменина
25 Февраля 2018г.
О десятилетии правления Киршнеров. К Дню рождения Нестора Киршнера
25 февраля - день рождения прогрессивного аргентинского политика, экс-президента Нестора Киршнера. Предлагаем статью, написанную в январе 2014 года для газеты Балтийского Университета Калининграда. Сегодня в Аргентине у власти неолибералы, победившие с незначительным перевесом, и все социальные завоевания идут под нож. Аргентинские города сотрясают массовые антиправительственные манифестации, аргентинцам есть что с чем сравнивать, а это значит, что время Киршнеров ещё не закончилось.

В новое тысячелетие Аргентина вступила в состоянии глубочайшего экономического кризиса. Когда-то она была на одном уровне с развитыми странами Европы, но неолиберальные реформы 1980-1990-х годов обрушили Аргентину в долговую яму. Приватизаторы государственной собственности давали щедрые обещания, гарантировали небывалое процветание. Всё оказалось обманом: в Аргентине, снабжающей мясом и пшеницей полмира, дети начали умирать от голода! Банковский коллапс, дефолт, потери вкладов… Безработица достигла 27 %. Только за 2002 год разорились 115 тысяч небольших частных предприятий, оставив без работы почти 400 тысяч человек. К посольствам европейских стран выстроились бесконечные очереди: все, кто мог, стремились уехать на «историческую родину».

Экономический кризис сопровождался политическим: один за другим уходили в отставку президенты и «временно исполняющие» эти обязанности. Поэтому, честно скажу, в этой чехарде я восприняла и Нестора Киршнера, который стал президентом в 2003 году, как одного из таких же временщиков.

Наступил ноябрь 2005 года, в аргентинском курортном городе Мар-дель-Плата предстоял Четвёртый саммит Америк. На предыдущем саммите, который проходил в апреле 2001 года в Канаде, недавно избранный президент США Дж.Буш-младший предложил глобальный проект для стран Западного полушария – создание Американского свободного рынка (El Área de Libre Comercio de las Américas - ALCA). Этот, весьма древний проект для «заднего двора» США, Буш решил сделать гвоздём своей политики на латиноамериканском континенте. Ожидалось, что в Аргентине инициатива Буша получит путёвку в жизнь, тем более что в Канаде руководители стран региона (Куба исключена из саммитов) поддержали США.

Поддержали все, кроме Уго Чавеса! Уже тогда он - в одиночестве – выступил против проекта. Позднее Чавес вспоминал, что в кулуарах многие подходили к нему пожать руку, высказать своё согласие с ним, но выступить против США никто не осмелился.

Аргентинский саммит на правах принимающей стороны открыл Нестор Киршнер. Прямую трансляцию его выступления мы в корпункте смотрели по телевизору. Вместо традиционных дежурных фраз неожиданно услышали обстоятельную критику неолиберальной экономической модели. Киршнер подчеркнул, что он обобщает только то, что было сделано за годы подобных реформ в Латинской Америке. Двадцатилетний неолиберальный эксперимент до предела ослабил страны континента. Киршнер твёрдо заявил: говорить об общем рынке преждевременно! Страны региона не смогут на равных соперничать с мощным северным партнёром, а значит, бедные страны станут еще беднее и слабее.

Киршнер задал тон встрече: обсуждать не общий рынок в Западном полушарии (ALCA), а злободневные проблемы: оживление национальных экономик, преодоление бедности, социального неравенства и т.д. Аргентинского президента первым поддержал Лула да Силва из Бразилии, а потом и многие другие. Повестку дня, предложенную для саммита Соединёнными Штатами, отклонили. Буш был взбешён и раньше времени уехал из Аргентины. Фактически в Мар-дель-Плата идея ALCA была похоронена!

Забегая вперёд, скажу, что Буш этого Киршнеру не простил. Сегодня, после череды болезней и смертей лидеров-«популистов», по-иному смотрят на внезапную кончину Киршнера в 2010 году. Современные средства «дистанционного воздействия» всё чаще используются ЦРУ для ликвидаций неугодных политиков. Инфаркт у Киршнера, когда он находился в провинции (вдали от специалистов-медиков), можно без преувеличения отнести к «болезням» подобного характера. Аргентина стояла на пороге новой избирательной кампании, и у Нестора Киршнера были высокие шансы снова занять президентский пост. Этого Соединённые Штаты никак не хотели допустить. Весьма подозрительно выглядят и опухолевые заболевания его жены Кристины Фернандес, которой в декабре 2007 года Нестор Киршнер передал бразды правления страной.

Кристина продолжила начатый им политический курс, опирающийся на доктрину «хустисиализма», которая предполагает построение справедливого общества (justicia - справедливость), нечто между капитализмом и социализмом. Эта доктрина восходит к сороковым годам прошлого века, ко времени правления генерала Хуана Перона и его знаменитой жены Евы.

Хустисиализм увлёк Киршнеров ещё в юности. Будучи студентами юридического факультета университета Ла-Платы они вступили в ряды «Фронта объединений имени Евы Перон».

Репрессии военной диктатуры (1976-1983), исчезновения и убийства многих друзей заставили молодую семью Киршнеров (они поженились в 1975 году) перебраться на родину Нестора - в провинцию Санта-Крус в далёкой Патагонии. Там Киршнеры занялись адвокатской практикой, связанной с недвижимостью. Работали не покладая рук, дела шли успешно, материальное благополучие семьи росло. Появились дети - сын и дочь.
После краха военной диктатуры Киршнеры вернулись в политику. Нестор был избран сначала мэром Рио-Гальегоса, столицы Санта-Круса, а потом губернатором провинции. В декабре 2002 года Нестор победил на президентских выборах, а в мае 2003-го года занял высший государственный пост. Кристина строила собственную политическую карьеру: член законодательного собрания провинции Санта-Крус, затем - депутат и сенатор Национального конгресса Аргентины.

Став президентом, Нестор Киршнер круто изменил экономический курс страны, отказавшись от использования неолиберальной модели. Как следствие, ВВП стал расти, заметно снизилось число безработных, были повышены минимальная заработная плата, пенсии и социальные пособия, начат процесс деприватизации - под контроль государства возвращались стратегически важные предприятия. Был, в частности, аннулирован контракт с европейской компанией, которая в 1993 году приватизировала «Агуас Архентинас» («Воды Аргентины»). Иностранцы провели «оптимизацию» компании, в результате которой резко возросли тарифы на воду, были сокращены рабочие места: более половины служащих оказалось на улице. При Киршнерах система водоснабжения перестала быть частной собственностью. Государство также вернуло себе компанию «Аргентинские Аэролинии», которая была приватизирована испанцами с множеством коррупционных нарушений. Погоня за прибылью, избавление от «лишнего персонала», безудержная эксплуатация тех, кто остался в штате, доведение аэропарка до критического состояния - вот и вся «модернизация», которую осуществили испанские хозяева. Парламент Аргентины почти единодушно одобрил национализацию частных пенсионных фондов. Эти фонды, созданные по чилийской модели, показали свою неэффективность и уязвимость для коррупционных махинаций.

В разгул приватизации медиа-холдинг «Кларин» присвоил право показа футбольных матчей. Почти двадцать лет аргентинцы могли смотреть футбол только на платных кабельных каналах. «Национализация футбольных трансляций» позволила аргентинцам смотреть матчи бесплатно на государственном телевидении, а доходы от рекламы, показываемой в это время, пошли на развитие спорта.

После того как Нестор аннулировал законы об амнистии, принятые в 1990-х в отношении преступлений военной хунты, у Киршнеров появились влиятельные противники в силовых структурах. В Аргентине в годы военной диктатуры погибло тридцать тысяч человек. При Киршнерах из архивов извлекли сотни дел, начались судебные процессы по делам военнослужащих, совершивших преступления. Конечно, это только усилило недовольство оппозиции.

СМИ много писали о конфликте Кристины с «фермерами» и «крестьянами», недовольными политикой её правительства. На самом деле рост мировых цен на зерновые привёл к тому, что аргентинские землевладельцы стали продавать за рубеж бóльшую часть урожая пшеницы, сои и кукурузы. Автоматически в Аргентине подскочила стоимость продуктов питания. Чтобы остановить рост цен, правительство через повышение экспортных пошлин хотело заставить сельхозпроизводителей оставлять больше продукции для внутреннего рынка. Сельскохозяйственные «бароны» запротестовали. Тон задавали четыре крупнейших агрокомплекса, в директивных органах которых преобладали представители ультраправых сил, включая бывших военных. Именно эти «крестьяне» перекрывали автомагистрали, выливали молоко на дороги, перестали поставлять сельхозпродукты в городские магазины, что привело к их дефициту и ещё большему удорожанию.

Кристина назвала эти протесты «клоунадой». Тем не менее, некоторые слои городского населения, в особенности «средний класс», поддержали «фермеров». По этому поводу она сказала: «Средний класс из-за своих предрассудков часто кончает тем, что действует против своих же интересов. Интересы среднего класса такие же, что у всех тружеников, нужно учиться видеть дальше того, что нам показывают по телевидению».

После того, как Сенат проголосовал против повышения пошлин, Кристина отменила постановление. Но от своих долгосрочных планов не отказалась и продолжает утверждать, что пережитки неолиберализма наносят колоссальный вред политике и экономике.

В 2011 году Кристину избрали на второй президентский срок. Так аргентинцы подтвердили, что поддерживают курс Киршнеров. К тому времени в Аргентине количество бедняков по сравнению с 2002-м (годом наибольшего обнищания населения) сократилось на две трети. Втрое возросли расходы на социальную сферу. Был значительно сокращён уровень имущественного неравенства: если в 2001-м доходы 95% аргентинцев были в 32 раза ниже доходов остальных 5%, то к 2011 году эта разница сократилась почти наполовину – доходы 5% лишь в 17 раз превышали доходы остальных граждан. За прошедшее десятилетие сотни тысяч аргентинцев смогли начать и развить собственное дело, создав тем самым миллионы рабочих мест.

P.S. Сегодня Кристина Фернандес, уже на посту сенатора, продолжает борьбу за равенство: за равенство возможностей – доступа к образованию, медицинскому обслуживанию, достойному жилью, против неолиберальной реставрации.
Поделиться