Международные наблюдатели как живой щит выборов (по результатам наблюдения на выборах в Венесуэле 20 мая 2018 г.)

Борисов И.Б., Председатель Совета Российского общественного института избирательного права (РОИИП), кандидат юридических наук - http://vestnik.cikrf.ru/
27 Июля 2018г.
Точную оценку результатов выборов президента Венесуэлы, прошедших 20 мая 2018 года, смогут дать события ближайшего времени, которые определят будущее этой латиноамериканской страны, имеющей самые большие запасы нефти и, пожалуй, самый неиссякаемый оптимизм народа, готового продолжать дело революции до ее полной победы.

В стране, охваченной масштабным экономическим кризисом, гиперинфляцией и скатывающейся к гуманитарной катастрофе, прошедшие выборы олицетворяли собой нечто большее, чем только формальный процесс участия населения в управлении делами государства. По большому счету, решался вопрос о поддержке либо изменении курса, избранного народом Венесуэлы на рубеже тысячелетий и направленного на «очищение страны от коррупции и злоупотребления политических элит, создание демократического общества социальной справедливости, привлечение масс к управлению государством»1.

Усилия Уго Чавеса и его преемника Николаса Мадуро построить социалистическое государство революционными темпами за короткий период времени, базируясь только на запасах углеводородов в стране, не привели к желаемому результату. Усугубили ситуацию и мировой экономический кризис последних лет, и резкое падение цен на нефть. Но идеи социализма, равенства и справедливости остаются самыми популярными в венесуэльском обществе. Хотя за последние экономически тяжелые годы в стране образовалась достаточно сильная системная оппозиция «чавизму», имеющая большинство в парламенте, поддерживаемая США и опирающаяся на лозунги развития свободной экономики, доступа частного иностранного капитала, приватизации государственных предприятий.

В дни избирательной кампании внутриполитические процессы в Боливарианской Республике основывались не только на столкновении взглядов кандидатов в президенты на дальнейший путь развития нации, но и как в зеркале отражали геополитические интересы к этой латиноамериканской стране основных мировых игроков – США и ЕС, с одной стороны, России и Китая – с другой.

В отличие от плебисцитов «периода распада» социалистического лагеря конца XX – начала XXI века США и ЕС к выборам в Венесуэле диаметрально изменили свою позицию и стали призывать к бойкоту и отказу от проведения всеобщих выборов вопреки требованиям международных актов2, инициированных и подписанных во второй половине прошлого века этими же государствами.

Как показал день голосования, доводы западных держав о невозможности проведения выборов в сложившейся ситуации не имели под собой веских оснований. А апеллирование северных соседей Венесуэлы к невозможности сокращения сроков проведения выборов явно было обусловлено желанием дальнейшего усугубления текущей ситуации, доведения страны до социального взрыва и прихода к власти сил, опирающихся только на поддержку извне в обход демократических процедур.

На высший государственный пост в республике, кроме действующего президента Николаса Мадуры, претендовали представитель движения «Надежда на перемены» Хавьер Бертуччи, Рейнальдо Кихада от «Народного политического единства» и экс-губернатор штата Лара Энри Фалькон от партии «Прогрессивный авангард», в пользу которого снялся самовыдвиженец Луис Алехандро Ратти. Крупнейшие оппозиционные силы, входящие в коалицию «Круглый стол демократического единства» и контролирующие парламент страны, при поддержке «большого северного соседа» приняли решение в выборах не участвовать.

Необходимо отметить, что в 2013 году Николас Мадуро опередил оппозиционного кандидата Энрике Каприлеса всего на 1,49%, что свидетельствует о реальных шансах оппозиции побеждать на конкурентных выборах цивилизованными и демократическими методами, если есть конкретные предложения избирателям и программа дальнейшего развития страны.

К выборам 2018 года сложилась принципиально иная ситуация: внешняя изоляция Венесуэлы вызвала сильный патриотический подъем среди населения, и, несмотря на довольно тяжелую экономическую ситуацию, нация хотела сплотиться вокруг сильного лидера, готового взять на себя ответственность и вывести страну из трудного экономического положения.

В ходе предшествующего назначению выборов диалога между властями и оппозицией, проходившего в Доминиканской Республике, стороны пришли к согласию по поводу необходимости переноса даты выборов, в частности, из-за политического раскола в стране. Как ни странно это может показаться, но впоследствии именно результаты этих договоренностей вменялись в вину правительству и были положены в обоснование бойкота выборов, активно поддерживаемого США.

Оппозиция не смогла предложить ни общего лидера, ни внятную программу выхода из кризиса, кроме как через обещания и помощь тех государств, которые сегодня, по мнению большинства жителей, и стали виновниками такого плачевного состояния республики.

В итоге венесуэльская оппозиционная коалиция «Круглый стол демократического единства» (MUD) выборы бойкотировала, призывая к улучшению инвестклимата в стране (что само по себе логично в любой ситуации) и к немедленной смене правительства. Второе требование в обоснование бойкота звучало как-то слишком неестественно в период выборов, по своей природе всегда направленных на легитимную смену власти. В итоге только 4 из 19 зарегистрированных общенациональных партий Венесуэлы отказались принять участие в выборах.

Официальные лица Венесуэлы также не соглашались с выдвинутыми в их адрес упреками о том, что в стране есть «политические заключенные». «Их нет. Во всех странах, если человек — будь то политик, мэр или депутат – совершает преступление, его за это судят. А не за политические взгляды. Например, дело Леопольдо Лопеса, лидера партии Voluntad Popular, приговоренного к почти 14 годам заключения. Он публично призывал молодежь восстать против правительства. И сказал, что люди не должны уходить с улиц до того, как правительство падет. Этот призыв к восстанию привел к тому, что многие вышли на улицы и погибли 43 человека. Его судили за этот призыв, а не за то, что он оппозиционер», – утверждал заместитель главы МИД Венесуэлы по международным связям Уильям Кастильо в своем интервью накануне выборов3.
В полемике, объявляя выборы «не демократическими», глава фракции MUD в контролируемом оппозицией парламенте Хуан Гуаидо никаких конкретных практических шагов по улучшению выборов не предлагал4. Но при этом четко стоял на позициях отказа в текущей ситуации от легальных процедур смены власти в стране.

Даже, как казалось, «невыполнимое» требование оппозиции в период международной блокады страны, связанное с присутствием международных наблюдателей на выборах, было реализовано правительством Венесуэлы, обеспечившим возможность присутствия в день голосования более 400 наблюдателей из 60 стран мира, в том числе Великобритании, Испании, Китая, России, США, Франции.

Конечно, если бы не было призывов к блокированию выборов, в том числе исходящего из ряда «демократических» государств, международных наблюдателей могло быть гораздо больше и работать они могли бы эффективнее. Но на данных выборах был важен не количественный состав международных экспертов, а сам факт присутствия их на выборах.

В период выборов в стране находились известные политики, которым была небезразлична судьба венесуэльского народа: президент Эквадора Рафаэль Висенте Корреа Дельгадо (2007 – 2017 гг.) и премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро (2004 – 2011 гг.) призывающие, прежде всего, оппозицию к диалогу и демократическим процедурам.

После президентских выборов в 2006 г. Национальный избирательный совет (НИС) Венесуэлы счел необходимым заменить практиковавшуюся до этого модель «международного наблюдения» на выборах, позволявшую присутствие на них миссий наблюдателей (в т.ч. из ОАГ и ЕС) для оценки избирательного процесса, на модель «международного сопровождения» выборов. Последняя предусматривает приглашение на выборы иностранных представителей в индивидуальном порядке для присутствия на отдельных избирательных участках в день голосования. Такое решение независимые местные эксперты объясняют тем, что по результатам наблюдения за выборами 2006 г. миссия ЕС подготовила доклад с критическими замечаниями в адрес венесуэльских властей. В соответствии с действующим в Венесуэле Положением о критериях и стандартах сопровождения избирательного процесса международным представителям запрещено делать заявления о ходе выборов без разрешения НИС. Кроме того, они обязаны до конца пребывания в стране сохранять конфиденциальность своих отчетов, представляемых лишь после официального завершения подсчета голосов.

Необходимо заметить, что венесуэльцы вкладывают несколько иной правовой смысл в присутствие международных наблюдателей на выборах, чем тот, который сложился на постсоветском пространстве под авторитарным давлением ОБСЕ.

Термин «наблюдение за выборами», ассоциирующийся в Венесуэле с процессом деколонизации африканских и азиатских стран в 20-м веке, отражает «концепцию вмешательства и навязывания ценностей страны, направляющей наблюдателей». В основе существующей модели «международного наблюдения за выборами» венесуэльцы видят зародившееся в США понимание процесса, закрепляющее подчиненное положение Юга по отношению к Северу. Напротив, термин «сопровождение выборов», с точки зрения местных экспертов, предусматривает «уважительные отношения между равными субъектами и гарантию беспристрастной оценки выражения суверенной воли народа посредством голосования»5.

Россия, которая не понаслышке знает цену заявлений Запада о необходимости наведения «демократического порядка», выступила категорически против оказания давления на суверенное государство и призвала к решению всех проблем в рамках правовых процедур. Накануне дня голосования МИД России призвал все стороны к национальному диалогу: «Все свидетельствует о высокой степени готовности страны к мирному завершению электорального процесса. Венесуэльский народ осознает важность исторического момента, безальтернативность разрешения политических разногласий посредством выборов, в конституционных рамках, с соблюдением национального законодательства. Тем не менее продолжают тиражироваться тезисы о нелегитимности избирательной кампании, звучат призывы к срыву процесса голосования. Нагнетается обстановка на предмет наличия в стране «гуманитарного кризиса», провоцируется недовольство населения курсом властей. Подобные вбросы извне представляют собой неприкрытое вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Призываем отказаться от этой деструктивной практики. Никто не вправе лишать граждан этой страны возможности через голосование высказать свое мнение – в правовом поле, без давления, насилия, провокаций»6.

ЦИК России и Национальный избирательный совет (НИС) Венесуэлы в преддверии выборов подписали соглашение о сотрудничестве, а руководитель делегации российских наблюдателей В.Н. Лихачев подчеркнул наличие гарантированного права каждого жителя Венесуэлы «на выбор того главы государства, который будет развивать гражданское общество, политику и экономику»7. Он указал, что Россия «категорически против любого прямого или косвенного вмешательства во внутренние дела Республики Венесуэла»8.

Одновременно с этим Поcол Российской Федерации в Венесуэле В.Ф.Заемский утверждал, что Россия не вмешивается во внутриполитические процессы и что даже в случае прихода к власти оппозиции российско-венесуэльским отношениям вряд ли что-то будет угрожать. «Каких-то серьезных угроз не просматривается»9, – подчеркивал Посол России.

Именно в такой непростой для Венесуэлы международной обстановке в стране проходили выборы президента, важное (если не одно из основных) место в этом процессе отводилось институту международного наблюдения, которому в современном мире не совсем заслуженно отдается прерогатива легитимации национальных электоральных процедур.

Но, как казалось, в Венесуэле институту международного наблюдения отводилась несколько иная функция: процедуры организации выборов ни у кого не вызывали нареканий, а «несогласие» с выборами носило больше идеолого-политический смысл, раздуваемый США и их союзниками.


В условиях принятых беспрецедентных мер безопасности иногда создавалась впечатление, что международные наблюдатели, собравшиеся практически со всех континентов, выступили «живым щитом» от иностранной интервенции в эту свободолюбивую страну.

Попытки очернить еще не состоявшиеся выборы в Венесуэле – это не первый случай применения двойных стандартов к оценкам организации процедур реализации избирательных прав и свобод граждан со стороны так называемых старых демократий. Когда есть «политическая целесообразность», в одних странах выборы проводятся при любых условиях и даже в период непрекращающихся боевых действий (Афганистан, Косово, Ирак), в других – объявляется бойкот участию населения в реализации своих политических прав, так как текущая политическая ситуация не способствует приходу к власти лояльных политиков. Так, помимо Венесуэлы, страны Запада «бойкотировали» в течение двух лет проведение выборов после военного переворота в 2006 г. в Таиланде, «не спешат» с местными выборами в Донецкой и Луганской народных республиках спустя более 3 лет после подписания Минских соглашений10, которые не раз продемонстрировали на практике способность провести выборы силами самих республик.

Прошедшие выборы в Венесуэле – это позитивный пример исполнения государством норм международных актов и соответствующих обязательств государств в электоральной сфере при сильном внешнем давлении и тяжелой экономической ситуации внутри страны.

То, как это было организовано на практике, заслуживает отдельного внимания.


Всего в стране было развернуто 14 511 центров голосования, в каждом из которых было от 2 до 14 пунктов голосования (избирательных участков) общим числом 33 874 (276 – за рубежом, 22 – в местах предварительного заключения), обеспечивающих возможность голосования зарегистрированных 20 729 235 избирателей. К обеспечению организации избирательного процесса было привлечено более 478 тыс. членов избирательных комиссий, операторов машин для голосования и технического персонала.

В связи с беспрецедентным давлением на избирательную систему особое внимание Национальный избирательный совет, который в соответствии с Основным законом государства обладает широкими полномочиями11, уделял обеспечению гарантий избирательному процессу, что в конечном итоге, на взгляд наблюдателей, и сыграло положительную роль в вопросах о доверии к процедурам голосования и избирательной системе в целом.

То есть акцент был сделан не на процедуры учета воли избирателей, которые всегда по-разному на техническом уровне выполняются в различных государствах, не на статистических аспектах голосования, которые могут всегда по-разному трактоваться12, а на обеспечение гарантий их точной реализации в соответствии с законом, без искажений и подтасовок. Именно концентрация усилий организаторов выборов в этом направлении позволила достичь высокого уровня доверия к избирательной системе даже со стороны радикальной оппозиции, которая, бойкотируя выборы, тем не менее не высказывала претензий к процедурам и условиям организации выборов.

Как анонсировали организаторы выборов, «созданная в 2004 году система избирательных гарантий представляет избирателям условия надежности, транспарентности и уверенности в том, что результаты станут достоверным отражением воли народа».

К текущим выборам организаторы добавили «гарантии, содержащиеся в двух соглашениях, подписанных различными политическими силами и поддержанных Учредительным собранием Венесуэлы, а также принятыми как руководство к действию Национальным избирательным советом».

Основные положения этих соглашений следующие.

1. Правительство и оппозиция договорились обратиться к Генеральному секретарю ООН с просьбой сформировать делегацию по сопровождению и наблюдению за ходом выборов13.

2. Все технические проверки систем голосования будут проходить по стандартам не ниже предыдущих выборов и в присутствии международных наблюдателей.

3. Обеспечение равенства в доступе к государственным и частным средствам массовой информации и социальным сетям14.

4. Пункты поддержки политических партий (мобильные штабы по привлечению и учету своих избирателей) должны располагаться не ближе чем 200 метров от избирательного участка>15.

5. «Стороны обязуются признать результаты выборов, назначенных на 20 мая, которые будут объявлены НИС»16.


Формально последний пункт соглашения Каракаса является наиболее уязвимым с точки зрения закона, т.к. фактически декларирует отказ кандидатов от своих прав обжаловать по тем или иным причинам результаты выборов, что не допускается международным правом. Но в текущей ситуации (внешние и внутренние призывы к бойкоту выборов) этот декларативный пункт был необходим.

Наверное поэтому, имеющий самые высокие шансы среди конкурентов действующему президента Энри Фалькон, не дожидаясь закрытия всех участков, публично объявил о несогласии с результатами выборов, даже не вспомнив о п. 12 подписанного соглашения.

Сама система гарантий имеет два аспекта, которые присущи организации, администрированию и осуществлению полного избирательного цикла:

- гарантии безопасности автоматизированной системы голосования, в рамках которой все стороны и этапы процесса анализируются, проверяются и верифицируются политическими партиями, участвующими в выборах;

- гарантии прозрачности и обеспечения доверия к избирательному процессу, включающие аудит различных этапов и процессов организации выборов со стороны партий (проверка реестра избирателей, журналов голосования, случайная выборка членов избирательных комиссий, передача политическим партиям актуализированного списка избирателей, выделение канала телефонной связи партиям для разрешения любых конфликтов, меры по недопущению злоупотреблений при оказании помощи избирателям с ограниченными возможностями и др.).

Системный оператор отправляет данные в НИС и распечатывает итоги.

Сам процесс голосования с использованием технических средств происходит путем выбора изображения кандидата, которое находится на «электронном бюллетене», – контактная панель с изображением символов и названий партий, выдвинувших кандидата. Сколько партий выдвинули кандидата – столько «баннеров» изображено на «электронном бюллетене». Так, «за» Н. Мадуро на «электронном бюллетене» было 10 «баннеров», нажатие на любой из которых приносило голос действующему президенту, «за» Э. Фалькона – 4 «баннера», «за» Х. Бертуччи – 1, «за» Р. Кихада – 1.

Такое «неравенство присутствия» в избирательном бюллетене вызывало вопросы у российских наблюдателей, но не воспринималось как нарушение прав у участников избирательного процесса в республике. И объяснялось это национальными особенностями политической системы Венесуэлы, где национальных лидеров всегда поддерживали несколько партий.

Еще в 2004 году Венесуэла приступила к осуществлению программы автоматизации избирательного процесса. В настоящее время на всей территории страны и на выборах всех уровней – от общенациональных до муниципальных голосование и подсчет голосов осуществляются только с использованием электронных систем.

В последние годы стала применяться система электронного голосования нового поколения: значительно усовершенствованы устройства идентификации голосующих – по считыванию отпечатка пальца и кода удостоверения избирателя. По оценке специалистов, эти устройства практически исключают возможность ошибки (либо подтасовок) и возможность двойного голосования. На каждом избирательном участке установлено одно устройство для электронного голосования, сама процедура непосредственно на участке (от регистрации до голосования) занимает около полутора минут. По закону голосование формально завершается в 18:00, однако тем, кто до истечения этого срока успел встать в очередь перед центром для голосования, предоставляется право отдать свой голос.

После прикосновения к «электронному бюллетеню» и подтверждения своего выбора машина для голосования выдает неперсонализированную распечатку с результатом голосования (контрольный чек)17. Избиратель опускает распечатку в специальный небольшой картонный ящик для дальнейшей сверки электронных результатов (сверка осуществляется в более чем половине избирательных участков по случайной выборке). Далее избиратель расписывается в журнале избирателей, который является еще одним доказательством голосования избирателя.

Обо все этих процедурах и предусмотренных гарантиях, а также о дополнительном резерве питания, рассчитанном на 12 часов, и других деталях голосования рассказывал более часа на встрече с международными наблюдателями лично Президент Венесуэлы Николас Мадуро в пятницу 18 мая. На этой же встрече Н. Мадуро заверил международных наблюдателей, что «примет любое решение народа, выраженное на выборах».

Выступая перед корпусом международных наблюдателей фактически со всего мира за сутки до дня голосования, он мог произносить эти слова с полной уверенностью в голосе, так как было понятно, что план по внешнему бойкоту выборов был если не провален, то, по крайней мере, реализован далеко не в полном объеме. А внутренний бойкот, поддержанный (а может, и инициированный) Западом, как и внутренний раскол в оппозиции, во многом произошедший по этой причине, прямо играли на повышение процента голосов действующему президенту.

Надо отметить, что система гарантий избирательного процесса, которой уделено пристальное внимание организаторов выборов и лично Президента Венесуэлы и которая не вызывает вопросов у местного населения, к сожалению, не воспринимается «в мире» как действенный механизм обеспечения демократических процедур. И это сильно беспокоило НИС: «Несмотря на проверенную состоятельность и эффективность данных гарантий, освещение избирательных кампаний со стороны международных средств массовой информации и социальных сетей создает у мира представление, согласно которому в Венесуэле никогда не обеспечиваются гарантии избирательного процесса»18.

Судя по объявленному бойкоту венесуэльских выборов рядом государств, им даже не интересно, что на самом деле происходит в ходе выборов, так как выборы уже объявлены «не демократическими», как это зачастую бывает на Европейском континенте – миссии наблюдения ЕС, ОБСЕ, ПАСЕ или ПА НАТО никогда не найдет серьезных изъянов на выборах в Западной Европе и никогда не признают «демократическими» выборы в странах СНГ.

И это не проблемы, связанные с организацией и проведением выборов на постсоветском пространстве (сегодня проблем гораздо больше в организации выборов в архаичных электоральных системах западных стран), а проблема отсутствия универсальной и четкой модели оценки выборов и желание ряда западных стран не искать новые формы организации современного социума и интегрироваться в них, а пытаться обязать новые демократии подстраиваться под себя в свои законсервированные форматы со всеми присущими им наследственными пережитками и рудиментами.

В ходе наблюдения международные «аудиторы», присутствующие на выборах в Венесуэле, не вскрыли отклонений от норм действующего законодательства и международных принципов организации выборов. Можно сказать, что избирательная система, которой власти Венесуэлы вынуждены уделять повышенное внимание, отработала безупречно.

Конечно, опытные международные эксперты и электоральные специалисты обращали внимание на некоторые неточности и нюансы19, но все они в своей совокупности не могли повлиять на итоговый результат выборов.

Подсчет голосов проходил быстро и открыто, процедура завершения работы участков, блокировки электронных устройств для голосования и передачи итоговой информации в единый информационный центр занимала считанные минуты. Все осуществлялось публично, всем желающим демонстрировалась завершающая процедура, итоговый протокол, на котором фиксировались результаты данного избирательного участка.

Международные наблюдатели совместно вырабатывают итоговое заключение.

НИС уделял огромное внимание доверию избирательным процедурам, и работа организаторов выборов, направленная на безупречное исполнение всех норм закона, дала свои результаты – предъявить конкретные претензии к организации избирательного процесса не смогли ни проигравшие оппоненты, ни «северные соседи».

В Национальном избирательном совете Венесуэлы утверждают, что в стране была «создана уникальная в мировой практике система гарантий для избирательных кампаний». Только в день выборов была проведена аудиторская проверка результатов, выборка включала 54% машин для голосования, в ней участвовали члены избирательной комиссии, а за процедурой могли следить все желающие20.

По данным НИС Венесуэлы, действующий глава государства Николас Мадуро получил более 5,8 миллиона голосов (около 68%) и был переизбран на второй срок. Энри Фалькон набрал более 1,8 миллиона голосов. Кандидат Хавьер Бертуччи получил 925 тысяч голосов, а Рейнальдо Кихада — порядка 34,6 тысячи. Всего в выборах приняли участие чуть более 46% избирателей.

Но на этом политическая борьба и противостояние различных взглядов на возможность и необходимость участия населения в вопросах управления делами государства в Венесуэле, а также роль в нем внешних акторов не закончились.

«Можно предположить, что со стороны внешних сил тоже будет оказываться массированное дипломатическое давление на венесуэльские власти, и это не будет благоприятно сказываться на внутренней ситуации в стране. Вполне возможно, что те же США, которые возглавляют антимадуровские настроения, идут во главе всей этой протестной волны, которая откровенно поддерживает оппозиционные силы и финансово, и политически, будут идти по пути ужесточения экономических санкций, возможно, эти санкции коснутся и основной, нефтяной отрасли Венесуэлы»21, – отметил заместитель руководителя центра США, Канады и стран Латинской Америки РИСИ Дмитрий Бурых.

США, не дожидаясь предварительного подсчета голосов, сделали официальное заявление о том, что они не признают прошедшие в Венесуэле выборы. В ближайшее время нужно ждать в информационном поле новых атак на итоги выборов, на выбор народа. «Ощущение, что этот документ был уже заранее составлен и официальным властям США только надо было взять его со стола и выпустить в публичное пространство. Глубокое сожаление вызывает такого рода подход, потому что все факты, которые говорят о легитимности выражения воли народа Венесуэлы, говорят не в пользу Соединенных Штатов Америки»22, — отметил член ЦИК России В.Н. Лихачев, лично наблюдавший за установлением итогов.

После окончания выборов, как и ожидалось, внешнее вмешательство и давление на внутриполитические процессы Венесуэлы продолжилось, но выглядело уже относительно локальным. Несколько стран, включая Аргентину, Бразилию и Канаду, отозвали своих послов из Каракаса в знак протеста против результатов выборов. Президент США Дональд Трамп призвал к проведению новых выборов и прекращению репрессий в Венесуэле.

Надеемся, что по результатам прошедших выборов каждая сторона сделает выводы и извлечет необходимые уроки: оппозиция – о несостоятельности и неэффективности в подобной ситуации бойкота выборов; организаторы выборов – о необходимости неукоснительного соблюдения всех законодательных процедур; противники демократических выборов – об отсутствии на сегодняшний день альтернативы прямому плебисциту населения; США и их адепты по наведению «демократического порядка» – о том, что мир перестал быть однополярным и нужно научиться слушать и слышать своих партнеров; и все остальные – что современные государства начинают учиться вытаскивать ногу из болота американской субкультуры однополярного мира.

Единственный выход из тупиковой ситуации – не принуждение силой санкций или оружия, а цивилизованный многосторонний политический процесс при международном содействии, диалог как поиск конструктивных решений с опорой на мнение населения, реализуемое через общепризнанные демократические процедуры.

Автор материала признателен Посольству Боливарианской Республики Венесуэла в Российской Федерации, Министерству иностранных дел и Национальному избирательному совету Боливарианской Республики Венесуэла, Посольству Российской Федерации в Венесуэле за оказанное содействие в наблюдении за выборами и предоставление материалов для подготовки данной статьи.

Наблюдатели из России обмениваются впечатлениями с представителями Китая.



1 Этот курс был провозглашен Уго Чавесом, победившим на президентских выборах в 1998 году, и до настоящего времени имеет массовую поддержку среди населения Боливарианской Республики как основа «третьего этапа революционных преобразований». Уго Чавес считал, что предыдущие два этапа боливарианской революции уже успешно завершены в 2009 году, а их главным итогом стала победа революции, обретение страной независимости и начало построения социализма.

2 Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и др.

3 https://www.kommersant.ru/doc/3634988

4 https://www.kommersant.ru/doc/3634987

5 http://cikrf.ru/news/relevant/2012/11/09/venesuella.html

6 http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3226778

7 https://iz.ru/744786/2018-05-18/rossiia-vystupaet-protiv-vmeshatelstva-v-vybory-v-venesuele

8 https://rg.ru/2018/05/18/cik-rf-vystupil-protiv-vmeshatelstva-v-vybory-v-venesuele.html

9 https://www.kommersant.ru/doc/3634306

10 См., например, публикацию https://www.agoravox.fr/actualites/international/article/kiev-veut-l-aide-des-casques-bleus-201883

11 Национальный избирательный совет Венесуэлы (НИС) в соответствии со ст. 293 Конституции осуществляет следующие функции:
- совершенствует избирательное законодательство, урегулирует разногласия и споры;
- организует и проводит выборы президента, парламента, местных законодательных органов, губернаторов, мэров;
- принимает директивы по вопросам публикации политико-электорального характера;
- применяет юридические санкции к нарушителям;
- принимает решение о законности выборов;
- осуществляет содействие в проведении выборов в профсоюзах, партиях, а также в организации референдумов;
- осуществляет надзор за реестром избирателей;
- регистрирует политические партии, а также осуществляет контроль за их деятельностью.

12 На предвыборном брифинге вопрос международных наблюдателей о скорости предоставления интегральных данных голосования на сайте НИС или сайтах политических партий вызвал недоумение организаторов и участников избирательного процесса.

13 Соглашение Сан-Доминго, которое в последний момент после парафирования в феврале 2018 г. отказалась подписать оппозиция, но подписанное президентом Н.Мадурой.

14 Соглашение Каракаса, подписанное 1 марта 2018 г. представителями политических партий и кандидатами на пост президента.

15 Именно исполнение этого пункта вызвало наибольшее число нареканий со стороны оппозиционных кандидатов, т.к. партии, поддержавшие действующего президента, не утруждали себя строгим его исполнением.

16 Пункт 12 Соглашения Каракаса, принятого 1 марта 2018 г.

17 Миссия наблюдения Африканских государств в своем итоговом отчете отметила в качестве замечаний и предложений необходимость отражать в контрольном чеке тот символ, который нажимал избиратель в «электронном бюллетене», в противном случае избиратель может усомниться в правильности учета своего голоса.

18 Система гарантий избирательного процесса. – Каракас: Изд-во НИС, 2018. С.2

19 Международные наблюдатели отмечали беспрецедентные меры безопасности, принятые до и в день голосования; отдельные отклонение от соблюдения нормы удаления «штабных офисов» от центров для голосования; очереди к отдельным столам для голосования; отсутствие законодательного регулирования призывов к бойкоту выборов и т.п.

20 https://www.kommersant.ru/doc/3635114

21 https://ria.ru/world/20180521/1520985160.html

22 https://ria.ru/world/20180521/1521013955.html
Поделиться


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru