Tiwy.com
RusoEspanolEnglish
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:

Twitter:

    9 Октября 2012г.
«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама
Памяти Эрнесто Че Гевары. Cтатья фрея Бетто «Сила утопии»
Версия для печати

saint-juste.narod.ru/lafuerzadelautopia.html// http://scepsis.ru

«Самой парадигмальной фигурой, порождённой Кубинской революцией, был Эрнесто Че Гевара. После того, как он посвятил себя шахтёрам медных рудников в Чили, прокажённым в Перу, делу демократии в Гватемале, он нашёл убежище в Мексике, а после помог превратить Кубу в социалистическое общество. Он был прав перед лицом истории. Те, кто его критиковал, могли упрекнуть его лишь за то, что он рисковал собой, поскольку мечтал о власти. Неожиданным и поразительным для всех стал жест Че, когда он отказался от власти и, не открывая имени, отправился в джунгли Конго и сразу после этого — в Боливию. Таким образом он доказал свое бескорыстие, способность полностью отдать себя делу борьбы за освобождение Латинской Америки».

Сила утопии
Фрей Бетто*
Перевод с испанского Элены Рамос


Кубинская революция – один из мифов моего поколения. И фигура Че Гевары, его глаза, устремлённые в будущее – одна из его основных икон. Образ герильерос из Сьерра-Маэстры, их бороды, тяжёлые ботинки и форма оливкового цвета питали политические идеалы бразильского студенческого движения 60-х годов. В ресторане «Калабозу» в Рио-де-Жанейро или в барах на улице Марии-Антонии мы думали, что История, безжалостная учительница и щедрая мать, давала нам возможность одержать победу над американским империализмом – убеждение, которое в 70-е годы было подкреплено победой «вьетконговцев» Хо Ши Мина над армией самой крупной экономической и военной державы планеты.

Надежда не была напрасной и выражалась в мощных символах. Было что-то взрывное и фаллическое в сигарах Фиделя, ракетах, способных сдержать угрозу вторжения на Кубу в 1961 году,.. так же, как было нечто покоряющее во внешности Че Гевары с его иронической улыбкой, приводящей врагов в недоумение, с гордыми глазами под синим беретом со звёздочкой, устремлёнными на утопию освобождения Великой Родины – Латинской Америки. В глазах молодых справедливому делу достаточно иметь десять процентов разума, сорок процентов эмоций и пятьдесят процентов стиля, этого savoir-vivre победителей, которое вызывает у простых смертных неудержимое восхищение и тайную зависть.

Если Куба смогла, почему мы не сможем? Мы были молоды, как и бойцы «Движения 26 июля», а с 1964 года в Бразилии существовала диктатура столь же жестокая и коррумпированная, как и правительство Фульхенсио Батисты. И гор и плоскогорий у нас тоже хватало.

Идеалы питаются символами и примерами. Программы партий никого не в состоянии пленить, за исключением их собственных авторов. До нас доходили рассказы об эпопее Повстанческой армии, о дерзкой кампании ликвидации неграмотности, о национализации промышленности, о победе над захватчиками на Плайя-Хирон.

Всё это глубоко запало нам в душу, словно бы история нам показала на маленьком острове Карибского моря осязаемый образ нашей судьбы. Мы чувствовали ностальгию по будущему. Особенно потому, что это будущее возникло в некоей точке Латинской Америки. И у него был ритм маракасов и вкус рома.

Прежде чем меня пленили герильерос из Сьерра-Маэстры, я с ужасом узнал о предательстве, совершённом против США четой Розенбергов, которых судили и казнили на электрическом стуле за то, что они передали русским секреты ядерного оружия. … Никогда не было доказано, что Розенберги на самом деле являлись шпионами, но во время обострения «холодной войны» мы все на Западе нуждались в козле отпущения.

Смертная казнь, которую я теперь нахожу абсурдной, казалась мне в этом случае оправданной. Необходимо было избежать того, чтобы исключение стало правилом и превратилось в угрозу «свободному миру». На меня произвела впечатление фотография Розенбергов, привязанных к электрическому стулу, их головы в шлемах с множеством проводов, как у проклятых астронавтов по дороге в ад. К счастью, старый бульдог Эдгар Гувер стоял на страже у порога наших домов.

Потом я вступил в организацию Студенческой католической молодежи, руководимую монахами доминиканского ордена. … Будучи членом студенческого движения, я приобщился к социалистической утопии. Не шаг за шагом, а одним прыжком я превратился из сторонника США в антиимпериалиста, не утратив при этом критического взгляда на Советский Союз.

Однако мне казалось, что Куба была иной. Фидель под аплодисменты публики ездил в открытой машине по Пятой авеню в Нью-Йорке. А в Бразилии он останавливался в роскошном доме, принадлежащем старому аристократическому роду Набуко. На Кубе не закрыли ни одной церкви, не расстреляли ни одного священника. И если у революции и были недостатки, то лишь из-за давления, которое на неё оказывало правительство США, недовольное потерей одной из своих колоний в Латинской Америке.

Самой парадигмальной фигурой, порождённой Кубинской революцией, был Эрнесто Че Гевара. После того, как он посвятил себя шахтёрам медных рудников в Чили, прокажённым в Перу, делу демократии в Гватемале, он нашёл убежище в Мексике, а после помог превратить Кубу в социалистическое общество. Он был прав перед лицом истории. Те, кто его критиковал, могли упрекнуть его лишь за то, что он рисковал собой, поскольку мечтал о власти.

Неожиданным и поразительным для всех стал жест Че, когда он отказался от власти и, не открывая имени, отправился в джунгли Конго и сразу после этого – в Боливию. Таким образом он доказал свое бескорыстие, способность полностью отдать себя делу борьбы за освобождение Латинской Америки.

Теперь, тридцать лет спустя после его смерти, Гевара – упрёк для всех тех, кто не осмеливается посвятить свою жизнь какому-либо альтруистическому делу. Поэтому неудивительно, что существуют книги, тяжёлые, словно надгробные камни, стремящиеся приуменьшить заслуги героя. По мнению Йона Ли Андерсона, автора «Че Гевара: биография», Че был авантюристом. По мнению Хорхе Х. Кастаньеды, автора «Че: жизнь в красных тонах», аргентино-кубинский партизан погиб из-за своей революционной одержимости и из-за бездействия Фиделя. Хорошо написанные, основанные на многочисленных документах, обе книги не в состоянии скрыть горечи тех, кто боится, что мечта может стать явью. Поэтому легче писать о поражении Че, а не о победе Фиделя.

Кастаньеда приобрёл известность после публикации «Демонтированной утопии», в которой он пророчествовал, что в Латинской Америке больше не будет вооружённой борьбы. По иронии истории, несколько месяцев спустя после выхода книги в свет разгорелось партизанское движение в Чьяпасе, в Мексике, – на родине самого Кастаньеды.

К счастью, утопии, так же как и Че, сильнее тех, кто старается их похоронить.

Опубликовано в журнале «Ko'eyú latinoamericano» (Каракас), № 77 (октябрь 1997).

*****

*Фрей Бетто (Карлус Алберту Либанью Кришту, род. 1944) – бразильский монах-доминиканец, один из ведущих представителей последней волны «теологии освобождения», «адвокат бедняков», писатель, публицист, политический деятель, редактор журнала «Америка либре». В годы военной диктатуры подвергался преследованиям, был заключён в тюрьму. Был советником президента Лулы по латиноамериканским вопросам. В 2004 году ушёл в отставку из-за несогласия с экономической политикой президента.


  Новости, близкие по теме:
28 Июля 2013: ООН признала вклад Че Гевары в революционное движение
14 Июня 2013: Исполнилось 85 лет со дня рождения Эрнесто Че Гевары
10 Октября 2012: Боливийские дневники Че Гевары выложили в Интернет
9 Октября 2012: Ветеран СВР Леонов о Че Геваре
8 Октября 2012: Путь Че Гевары




Новинки

1. Китай: Пекин
2. Китай: Город Ханьдань
3. Китай: Город Лоян
4. Китай: Гора Хуашань
5. Китай: Город Линьфэнь и водопад Хукоу
6. Китай: Горы Мяньшань, провинция Шаньси
7. Китай: Пинъяо, провинция Шаньси
8. Китай: Тайюань, провинция Шаньси
9. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
10. Куба: После Монкады
11. Боливия: Праздник черепов
12. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
13. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
14. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
15. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
16. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
17. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
18. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
19. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
20. Боливия: Манифест Острова Солнца
21. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
22. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
23. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
24. Россия: Дальняя дорога ненапрасной жизни
25. Венесуэла: Посвящается Чавесу
26. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
27. Россия: Мышкин
28. Россия: Рыбинск
29. Россия: Балтийск
30. Сальвадор: Народный праздник
31. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
32. Россия: Зеленоградск
33. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
34. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
35. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
36. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
37. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
38. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
39. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
40. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
41. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
42. Венесуэла: Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции
43. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
44. Боливия: Боливийские метаморфозы
45. Китай: Привет, Китай!
46. Китай: Чунцин
47. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:

Виртуальные открытки
Wallpapers
Amigos Amigos





Rambler's Top100
TopList
Rambler's Top100