Tiwy.com
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


Реклама
Русская тема > Первая биография народного монархиста

Первая биография народного монархиста *

Андрей Тихомиров

6 Ноября, 2012

Интерес к "западнорусской" проблематике среди современных исследователей истории Беларуси XIX-XX в. ограничивается в основном общей характеристикой этого течения[1] или биографиями отдельных деятелей (до сих пор можно вспомнить только биографию Михаила Каяловича авторства Валерия черепицы[2]).

Несмотря на то, что первые годы жизни и профессиональной активности Ивана Солоневича прошли в Беларуси, жизнь и творческое наследие этого идеолога российского неомонархизма в контексте "западнорусского" течения практически не исследуется белорусскими авторами. Есть только несколько небольших статей в справочных, энциклопедических изданиях[3], в сборнике исторических эссе[4]. В 1998 г. в Минске переиздана одна из главных работ Солоневича "Народная МОНАРХИЯ"[5]. На российский книжный рынок имя Солоневича вернулась после 1991 г. и до сегодня его книги остаются востребованными и довольно популярными, особенно в монархических и националистических кругах. Практически все его значительные работы переизданы в России, нашли своих исследователей (как среди сторонников идей, близких Солоневичу[6], так и среди более критических философов и социологов[7]), и наследие Солоневича возвращается в научный обиход.

В 2007 г. российский журналист из Каракаса (Венесуэла) Нил Никандров издал в Москве первую подробную биографию Ивана Солоневича. Сразу следует отметить, что нельзя считать работу Никандрова научным изданием в полном смысле. Она больше приближается к жанру беллетризированной биографии, написанной на документальных свидетельствах. В книге есть ссылки (но не всегда), однако нет справочного аппарата, а лишь небольшая библиография. Автор также широко использовал ресурсы Интернета, но практически нельзя найти точных адресов веб-ресурсов, на которые он ссылается. В исследовании использованы печатные работы Солоневича, материалы частной переписки Н. Никандрова с родными Солоневича, а также материалы, собранные в различных архивах (НКВД, Секретариате ЦК КПСС) Юрием Марковым (папка с этими документами оказалась у Никандрова, и он их довольно часто цитирует, однако понятно, очень трудно говорить о возможности верификации этих данных другими исследователями). Книга написана доступным языком, местами стиль напоминает детективный, но это можно понять, учитывая все обстоятельства жизни Ивана Солоневича и его авантюрные и опасные приключения. Автор симпатизирует взглядам Солоневича, декларирует необходимость объективного исследования его судьбы (15), пытается разрушить довольно распространенные взгляды на Солоневича (особенно важен сюжет об отношениях главного героя книги с нацистами и немецкий период жизни). При всех указанных недостатках книга Никандрова является важным источником информации о Солоневиче, показывает очень много малоисследованных моментов его биографии и занимает значительное место среди трудов по истории "западнорусской" мысли в ХХ в.

Отношение Никандрова к белорусскому движению критическое, он здесь практически солидарен с Солоневич, но сам белорусский сюжет раскрыт автором неточно и довольно слабо. Очевидно, что Никандров не имел возможности познакомиться с исследованиями на белорусском языке на эту тему (в связи с их отсутствием), в одной ссылке он пишет о "нынешних ультра-патриотах в Белоруссии" (21), при этом ссылается на неопределенный сайт в Сети.

Иван Солоневич прежде всего известен на Западе как один из первых беженцев из сталинского Советского Союза, который выжил в системе ГУЛАГа и написал повесть "Россия в концлагере" (1935-1936 в газетном варианте, 1936 г. — отдельной книгой на немецком) о лагерный быте и сущности коммунистической системы. Работа Солоневича была одной из первых книг, вышедших на Западе на эту тему (и была переведена на несколько европейских языков и на японский), гораздо раньше, чем более известное свидетельство Александра Солженицына. Здесь следует упомянуть также ещё одного белоруса — драматурга Франтишка Олехновича, который выдал своё свидетельство "В когтях ГПУ" в 1937 г. Параллели с Олехновичем проявляются также в контексте чёткого антикоммунизма Солоневича, но если говорить о других взгляды этих авторов, то они резко расходятся.

Биография Солоневича остаётся малоизвестной и спорной не только для широкого круга историков, но даже для исследователей, занимающихся прежде всего им. Споры начинаются с вопроса о месте рождения. Многие авторы просто называют Гродненскую губернию, другие упоминают село Рудники Пружанского уезда (ныне Пружанский район)[8], Нил Никандров называет местом рождения публициста городок Цеханавец Гродненской губернии (ныне Подляское воеводство Польши) (19). Это свидетельство лучше всего подтверждено документально, в частности архивным документом — формулярным списком отца Ивана — Лукьяна Михайловича, который в год рождения сына (1891) работал учителем в Цеханавцы[9]. Другое свидетельство приводит исследовательница из Петербурга Т. Исмагулова, которая по материалам студенческого дела И. Солоневича из петербургского архива называет Цеханавец в качестве места рождения[10]. Единственной ошибкой Исмагулавой было то, что она перепутала Цеханавец с Цеханавам, который находится гораздо севернее Цеханавца и был до 1999 г. воеводским центром. Эта же ошибка перешла и в книгу Никандрова (19).

Первые годы жизни Ивана Солоневича описаны в книге в основном на автобиографических воспоминаниях и частично на публикациях. Интересным моментом, о котором почти никто из белорусских исследователей не упоминал, были отношения между родителями публициста, их развод и "двойная жизнь" Лукьяна Солоневича, который несколько лет подряд имел фактически две семьи (26). История газеты «Белорусская жизнь" (с 1911 г. — "Северо-Западная жизнь") Лукьяна Солоневича и участие Солоневича-младшего в ее редактировании упоминается у Никандрова довольно коротко (23-33), практически белорусский период жизни занимает в книге 13 страниц .

Следующий большой сюжет - это обстоятельства жизни Солоневича в годы Первой мировой войны, событий 1917 г. и гражданской войны. Особенно интересным моментом была его журналистская деятельность в "Новом времени"[11] и других изданиях Петербурга и личное отношение к событиям революции 1917 г. Жизнь Солоневича в Киеве и Одессе, активная деятельность в пользу "белых", арест уже в советской Одессе описаны довольно подробно, но, как и в большинстве случаев, на основании воспоминаний самого Солоневича и его супруги. С 1921 до 1933 года Солоневич пытался приспособиться к советской системе, работая в качестве журналиста и спортивного чиновника в профсоюзах в Одессе и Москве. Одновременно он вместе с семьей и братом Борисом готовил побег из Советского Союза. Первая попытка не удалась, но группа Солоневича не была арестована. Вторая попытка закончилась арестом и восьмилетним сроком заключения в лагере в 1933 г. В 1934 г. Солоневичи благодаря своей профессиональной спортивной подготовке сбежали из лагеря Медгора в Финляндию. Их бегство вызвало довольно большой резонанс на Западе и в самом НКВД (в советской прессе, разумеется, ничего не писали).

Нил Никандров значительную часть своей работы посвятил судьбе Солоневича в эмиграции. Довольно подробно показаны контакты Солоневич с деятелями российской эмиграции, конфликты с ними, публикация "России в концлагере» и издание газет в Болгарии. Подробно автор останавливается на личной жизни публициста и особенно на отношениях с российскими эмиграционных кругами, напряженными и полными конфликтов. В 1938 г. в Софии на Солоневича было организовано покушение, в котором погибли его жена Тамара и секретарь Михайлов. После покушения публицист вынужден был переехать в Германию.

Немецкий период жизни Ивана Солоневича наиболее трудный для анализа и богатый на противоположные оценки. С половины 1930-х г. Солоневич значительно приблизился к правым и фашистским организациям российской эмиграции, которые, однако, не были сильным движением. Под его руководством было создано так называемое "штабс-капитанское движение", которое по философии "народного монархизма" должно было быть руководящим слоем в новой России, свободной от коммунизма. Постепенно росли симпатии Солоневича к нацизму как к антикоммунистической системе и к Германии. Отношение к последней было довольно противоречивым: до 1941 г. Солоневич имел возможность выступать на различных мероприятиях, писать тексты, редактировать свои издания, которые продолжали существовать в Болгарии, одновременно он открыто поддерживал Гитлера. Довольно быстро позиция Солоневича изменилась, прежде всего, в вопросе войны с СССР. Концепция ведения тотальной войны и массового уничтожения населения (а также разделения оккупированной территории) вызвали протест Солоневича. В итоге публициста удалили из Берлина и поселили в Померании в местечко Темпельбург (сегодня Чаплинек в Польше) под наблюдение гестапо. Очень важным элементом биографии философа является его работа в качестве советника финского правительства во время советско-финской войны в 1939 г. и предложение стать министром пропаганды Беларуси в 1941 г., которую ему сделал Фабиан Акинчиц (509-511). Солоневич ответил отказом в довольно резкой форме: мол, он лучше был бы швейцаром у российского министра пропаганды, чем белорусским министром (509). Практически до 1945 г. Солоневич с семьёй сына находился в Темпельбурге. С приближением фронта они бежали в британскую зону оккупации Германии и очень боялись, что их могут выдать советским властям.

Никандров довольно подробно пишет о немецком периоде жизни Солоневича (для сравнения, об этом почти ничего нет у белорусских историков[12]) и пытается понять ситуацию своего героя в то время и его возможности[13]. Действительно, Солоневич сбежал из одного тоталитаризма и попал (частично по собственной воле, частично в связи с обстоятельствами) в другой. Его симпатии к фашистскому движению в то время не были каким-то исключением, даже можно сказать, что в определённых кругах русской эмиграции и в определённых обстоятельствах это была интеллектуальная норма. Но довольно скоро он разочаровался в фашизме и нацизме и начал приближаться к более либеральным взглядам. Солоневича привлекала сила, и под конец Второй мировой войны эту силу он увидел в США и либеральном капитализме, который поддерживал позднее в своих текстах в Южной Америке. Однако нельзя отрицать факт сотрудничества Солоневича с нацистами и с финским правительством и попытки объединить российские профашистские организации под собственным руководством в 1938-1939 г. (которые закончились запретом этой организации немцами). Делать вид, что этого не было (как делают некоторые современные адепты "западнорусизма") — просто глупо. Подробное изучение и анализ деятельности философа в немецкий период необходимы, также и для белорусских историков. Вышеупомянутый ответ Солоневича Акинчицу хорошо иллюстрирует отношение автора "народной монархии" к белорусскому движению, однако он признаёт себя белорусом (разумеется, в "общерусского" контексте) и духовным потомком "западнорусизма". Судьба Солоневича во время Второй мировой войны очень интересна и в чём-то даже показательна, она вписывается в довольно разнообразную палитру отношений человека к войне как феномену.

В 1948 г. семья Солоневича (в Темпельбурге Иван Солоневич познакомился с Рут Бетнер, которая стала его второй женой) переехала в Буэнос-Айрес в Аргентину. Несмотря на многочисленные трудности, Иван Солоневич в аргентинской столице начал издавать свою последнюю газету "Наша страна" (которая существует до сегодняшнего дня и имеет версию в Сети). В 1950 г. правительство Хуана Перона выслало Солоневича в Уругвай в связи с критикой диктатуры (622). Солоневич умер в 1953 г. в Монтевидео после сложной операции, пережив на несколько дней Сталина. Никандров довольно подробно останавливается на жизни своего героя в Южной Америке, упоминает о версии смерти и защищает тезис о ненасильственном её характере (Солоневич имел болезнь внутренних органов в связи со злоупотреблением алкоголем).

В 1952 г. вышел второй по значимости труд Солоневича, квинтэссенция его философии истории России и её будущего — "Народная МОНАРХИЯ". Интересно, что именно эта работа была переиздана в 1998 г. в Беларуси, а не антикоммунистическая и антисталинская "Россия в концлагере", более известная на Западе. Беларусью Солоневич интересовался довольно мало, может, только в воспоминаниях о детстве и молодости, для него она была лишь малой частью большой России, которой он себя посвятил[14]. В лице Солоневича показательна эволюция "западнорусизма": от интереса к Беларуси и Украине до полного интеллектуального растворения в идее "великой России".

Биография авторства Нила Никандрова, изданная в Москве, возвращает имя Солоневича читателю и исследователю. Возможно, она станет толчком к исследованию в Беларуси жизни и деятельности Солоневича, и не только современными поклонниками "западнорусской" идеи.


[1] Литвинский А., Карев Д. западнорусизма в российской историографии второй половины XIX — начала ХХ веков / / Стефан Баторий в исторической памяцинародав Восточной Европы. Гродно, 2004. С. 195-324; Карев Д. Белорусская и Украинская историография конца XVIII — начала 20-х гг. XX в. в процессе генезиса и развития национального исторического сознания белорусов и украинцев.Вильнюс, 2007.

[2] Черепица В. Н. Михаил Осипович Коялович. История жизни и творчестве. Гродно, 1998.

[3] Орлов В. Имена Свободы. Б. м. д.., 2007. С. 172-173; Черепица В. Солоневич И. Л. / / Энциклопедия истории Беларуси. Т. шестой Кн. Первый Минск, 2001. С. 210-211.

[4] Черепица В. Н. Преодоление времени. Исторические очерки и миниатюры. Минск, 1996. С. 37-73.

[5] Солоневич И.. Л. Народная МОНАРХИЯ. Минск, 1998.

[6] В Петербурге проходят конференции, посвященные творчеству Ивана Солоневича (в 2008 г. состоялась уже шестая конференция), издано несколько сборников статей, много материалов можно найти в российском Интернете.

[7] Волкогонов О. Д. Образ России в философии Русского зарубежье. Москва, 1998. С. 249-268; Болотоков В. Х., Кумыков А.М. Феномен нацио и национально-психологические проблемы в социологии русского зарубежье. Москва, 1998. С. 172-184.

[8] Черепица В. Н. Преодоление времени. Исторические очерки и миниатюры.С. 219; Орлов В. Имена Свободы. С. сто семьдесят третьей

[9] Национальный исторический архив Беларуси в Гродно, ф. 2, воп. 37, дело. 1455, л. Первый

[10] Исмагулова Т. Д. И. Л. Солоневич в Санкт-Петербурге (по Материалы студенческого дела) / / Иван Солоневич — идеолог Народной Монархии: МатериалыII научно-практ. конференции: СПб. 25 апреля 2004 года. СПб, 2005. С. 24-25, Интернет-версия: http://solonevich.narod.ru/ismagulova.html

[11] Гл.: Воронин И. П. Иван Солоневич — сотрудник "Нового времени" / / Иван Солоневич — идеолог Народной Монархии. Материалы IV научно-практ. конференции, 9 апреля 2006 СПб, 2007. С. 8-19.

[12] В. Черепица даже пишет, что уже в начале Второй мировой войны семья Солоневич переехала в Аргентину, гл.: Черепица В. Н. Преодоление времени. Исторические очерки и миниатюры. С. 54-55.

[13] Первоначально Н. Никандров опубликовал отдельную статью на эту тему: Никандрова Н. Иван Солоневич в годы нацистской ссылки / / Иван Солоневич-идеолог Народной Монархии. Материалы IV научно-практ. конференции.С. 62-76.

[14] Показательна следующая выдержка из статьи Солоневича "О сепаратного виселицах" с "НАШЕ страны" (2 апреля 1949 г.): "Я — стопроцентный Белорус … Наших Собственно Белорусских самостийников я знаю как облупленных. Вся эта самостийность НЕ есть ни убеждения, ни любовь к родному краю — это есть несколько особый комплекс неполноценности: довольно-таки большие вожделения и весьма малая потенция: на рубль амбиции и на грош амуниции "(с. 604).

* Никандров, Нил. Иван Солоневич: народный монархист. Москва, 2007



Новинки

1. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
2. Панама: Панамский by-pass
3. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
4. Колумбия: Будет ли мир?
5. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
6. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
7. Россия: Ярославль
8. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
9. Куба: На Кубе не любят мафию
10. Куба: Мария из Гаваны
11. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
12. Русская тема: Первая биография народного монархиста
13. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
14. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
15. Куба: После Монкады
16. Боливия: Праздник черепов
17. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
18. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
19. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
20. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
21. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
22. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
23. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
24. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
25. Боливия: Манифест Острова Солнца
26. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
27. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
28. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
29. Венесуэла: Посвящается Чавесу
30. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
31. Россия: Мышкин
32. Россия: Рыбинск
33. Сальвадор: Народный праздник
34. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
35. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
36. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
37. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
38. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
39. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
40. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
41. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
42. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
43. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
44. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
45. Боливия: Боливийские метаморфозы
46. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче

Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru