Tiwy.com
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:

Twitter:

«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама
По странам > Венесуэла > Венесуэла, сменившая путь "развития" на путь непослушания

Венесуэла, сменившая путь "развития" на путь непослушания

Олег Ясинский (Украина - Чили),
Магали Акоста (Чили - Венесуэла)

15 июня 2002

Введение. Повод для вмешательства.

Это правительство должно быть свергнуто. Потому что Чавес - индеец. И даже с примесью негритянской крови. А министр образования его - негр. И у них нет счетов в швейцарских банках и на Каймановых островах. И они не хотят быть ни служащими МВФ, ни чьими бы то ни было партнерами по "антитеррористической кампании". И многие из членов правительства Чавеса, придя к власти, не переехали из своих кварталов среднего класса в новые мансьоны шикарных районов Каракаса. Такое правительство должно быть свергнуто.

Это или нечто подобное этому думает госсекретарь одной великой страны. Тоже негр. Колин Пауэлл.

Причиной столь большого внимания США к Венесуэле и их активного вмешательства в дестабилизацию ее внутриполитической ситуации является не надуманная "угроза" демократии и правам человека и даже не столько "угроза" экономическим интересам империи. "Речь, по-видимому, идет о геополитике и консолидации доминирования Вашингтона над зонами Мексиканского залива и Карибского моря, считающимися "основным пространством" "зоны безопасности США" в сфере планетарных войн, к которым скатывается североамериканское правительство", - полагает Адольфо Гильи, мексиканский политолог.

В чем же так провинилось венесуэльское правительство перед "цивилизованным миром"?
Попробуем перечислить:

    1. Когда Венесуэла возглавила ОПЕК, ее президент посетил все основные нефтепроизводящие страны, и результатом этого визита стало установление более справедливых и высоких цен на нефть. В ходе этого визита Уго Чавес, среди множества других этих стран, посетил Ливию и Ирак, что вызвало истерическую реакцию в Вашингтоне и массу клеветнически-сенсационалистских сюжетов в международных СМИ. До этого баррель нефти стоил меньше бутылки виски. За два года цены на баррель нефти поднялись с 10,57 долларов за баррель (в 1998 г.) до 25, 91 долларов (в 2000 г.). При этом важно учитывать, что последние колебания и рост цен на нефть - не только результат венесуэльской политики, но и результат непрекращающегося конфликта на Ближнем Востоке и последних войн, развязанных США в непосредственной близости к региону. Проигравшие - транснациональные компании, владеющие львиной долей нефтеперерабатывающей промышленности планеты и получавшие сверхприбыль от низкой, искусственной цены на нефть, и потребители, на которых эти компании переложат основное бремя этих новых высоких цен. Выигравшие - страны-производители нефти (большинство которых относится к так называемым "странам третьего мира"), включая Россию, и даже сами производители нефти в США. И еще - 80% населения Венесуэлы, самая обездоленная "часть общества": за счет прибыли от экспорта нефти венесуэльское государство финансирует социальные программы, направленные на преодоление бедности.
    2. Не допустило запланированной предыдущими властями приватизации четвертой в мире по величине нефтеперерабатывающей фирмы ПДВСА, оставшейся под контролем венесуэльского государства, которая остается одним из самых богатых и рентабельных предприятий американского континента. Проигравшие - международные и венесуэльские экономические группы, претендовавшие на ПДВСА и ее прибыли как на свою потенциальную собственность в ходе "приватизации". Выигравшие - венесуэльское государство, защитившее свой суверенитет над главным природным богатством страны, и все венесуэльцы, не принадлежащие к пресловутым экономическим группам.
    3. Несмотря на непрекращающееся давление извне, отказалось от вмешательства во внутренний гражданский конфликт в соседней Колумбии, которую последние 30 лет раздирает гражданская война между левыми партизанами, ультраправыми боевиками, правительственной армией и бандами наркоторговцев. Венесуэла отказалась предоставлять свою территорию и свои военные базы для организации военных операций против партизан Колумбии. Проигравшие - правительство США, сделавшее ставку на массированное военное вмешательство в колумбийскую войну, разработавшее "План Колумбия", цель которого - под предлогом борьбы с наркобизнесом и повстанческими группами - усилить военный и политический контроль над странами региона и экономический контроль над нефтяными и другими природными ресурсами Колумбии. Выигравшие - венесуэльское общество и гражданское население приграничных зон, не позволившие втянуть себя в военный конфликт во имя чужих интересов.
    4. Отказалось от представления своих военно-воздушных баз и воздушного коридора авиации США, направлявшейся бомбить сначала Югославию и потом Афганистан. Проигравшие - милитаристские круги США, развязавшие эти войны, вынужденные в этом случае искать более сговорчивые страны. Выигравшие - все остальные.
    5. В ходе публикации и всеобщего обсуждения проекта договора о свободном торговом обмене с США (АЛКА) большинство населения Венесуэлы высказалось против его заключения. Этот же договор был подписан между США и рядом латиноамериканских стран в ходе встреч "в верхах" и без консультации и публикации его полного текста даже в национальных парламентах этих стран. В то же время Венесуэла является активным сторонником консолидации регионального латиноамериканского экономического союза МЕРКОСУР и создания экономического и политического союза стран Латинской Америки. Проигравшие - международный финансовый капитал и стоящие за ним североамериканские и венесуэльские экономические группы. Выигравшие - все остальные.
    6. Поддерживает хорошие отношения Кубой, поскольку приоритетом внешней политики страны являются близкие отношения со всеми странами Латинской Америки и Карибского бассейна, без акцентирования внимания на возможные идеологические различия. Куба - один из ближайших соседей Венесуэлы, существует традиционная культурная близость, исторические связи и дружба между двумя народами. Венесуэла экспортирует на Кубу нефть по предпочтительным ценам в обмен на техническую помощь кубинских специалистов и сотрудничество Кубы в сфере здравоохранения, образования и спорта. Сотни больных венесуэльцев из бедных семей в рамках особого межправительственного соглашения получают бесплатную медицинскую помощь на Кубе. Проигравшие - правительство США, стремящееся к полной изоляции Кубы. Выигравшие - большинство кубинского и венесуэльского населения.
    7. В начале нового, ХХI века активизировало аграрную реформу, существовавшую на бумаге с 1961 г., но закон о которой долгие годы был "мертвыми буквами". Эта реформа покончила с безраздельной властью латифундий. Согласно проекту реформы, государство приобрело право на выкуп не использовавшихся, пустовавших земель, находившихся в руках крупных владельцев (до реформы 70% плодородных земель находилось в руках 3% населения страны и из них обрабатывались только 4%), для последующей передачи в виде кредита крестьянам, кооперативам и предпринимателям при условии их продуктивного использования и с запретом на продажу или передачу в аренду третьим лицам. Проигравшие - крупные венесуэльские олигархи и латифундисты и импортеры в Венесуэлу тех видов продукции, которые страна может производить. Выигравшие - крестьяне, кооперативы и мелкие и средние предприниматели, и страна, стремящаяся к оздоровлению собственной экономики и независимому развитию.
    8. Создание "боливарианских школ", где гарантировано начальное образование и питание для почти полутора миллионов детей бедняков, единственной школой которых была до сих пор школа уличной преступности. Проигравших нет. Выигравшие - дети и их семьи.
    9. Сократило государственные субсидии Католической церкви и ее частным учебным заведениям, хотя с точки зрения закона церковь в Венесуэле еще со времен независимости отделена от государства. Проигравшие - церковная иерархия. Выигравшие - все остальные.
    10. Проводит налоговую реформу, которая заключается в том, чтобы вынудить предприятия, получающие самую высокую прибыль, и особенно банки, занимающиеся финансовой спекуляцией, платить государству соответствующие повышенные налоги. Кроме того, правительство делает ставку на сведение к минимуму налогов для мелких и средних предпринимателей, облегчая в то же время их доступ к долгосрочным кредитам в рамках различных государственных программ; требует изменения сложившейся десятилетиями "традиции" всеобщего ухода от уплаты налогов, апеллируя к изменению гражданского сознания венесуэльцев. Проигравшие - банки. Выигравшие - все остальные, особенно мелкие и средние предприниматели.
    11. Полностью выплатило государственные долги, накопившиеся с 1989, учителям, чиновникам и прочим государственным служащим и пенсионерам.
    12. После реального всенародного обсуждения (с принятием множества идей и предложений разных секторов общества) в результате всеобщего референдума утвердило новую "боливарианскую конституцию", являющуюся на сегодня самой демократической на континенте. Цель конституции и правительства - переход от "представительской демократии" (в настоящий исторический момент доминирующей в абсолютном большинстве стран, при которой участие населения в общественной жизни ограничено избранием различных представителей в органы государственной власти; излишне говорить, что при этом избранные "представители народа", как правило, тут же "забывают" о своих предвыборных обещаниях и представляют исключительно интересы экономических и политических групп, приведших их к власти) к "демократии участия", при которой избранные населением его представители (включая президента) в случае невыполнения своих предвыборных обещаний могут быть в любой момент смещены избирателями со своих постов и при которой непосредственной участие в принятии всех важнейших государственных решений принимала бы не группа политиков и технократов, а сам народ путем плебисцитов, референдумов и т.д., т.е. речь идет о замещении формальной демократии демократией реальной.

Основой Конституции является защита прав человека, согласно международным нормам и конвенциям, Всеобщей декларации прав человека и защита личного достоинства и свободы граждан и уважения культурного, этнического, религиозного и сексуального различия венесуэльцев.

Впервые в истории американских стран "боливарианской конституцией" предусмотрены:

  • признание прав, автономии и представительства в парламенте индейских народов Венесуэлы;
  • права солдат и среднего офицерства на неподчинение в случае получения ими свыше преступных приказов, предполагающих нарушения прав человека или противоречащих конституции страны;
  • действенный механизм по смещению и отзыву любого представителя государственной власти (начиная с президента), потерявшего доверие избравшего его народа;
  • равенство всех форм собственности перед законом, которое должно гарантировать реальное существование смешанной экономики и действительно свободной конкуренции внутри его частного сектора. Все стратегические отрасли и ресурсы экономики, а также сфера образования и здравоохранения принадлежат государству и не могут быть приватизированы.
  • приоритет в защите интересов наименее защищенных слоев населения - детей, молодежи, пенсионеров, инвалидов и т.д.

    Проигравшие - традиционные политические партии и прочие меньшинства, привыкшие от имени большинства править страной. Выигравшие - остальные, по крайней мере, те, кто верит в то, что общество и человек могут быть лучше.

    Кроме множества экономических и политических факторов, обычно принимаемых в расчет "серьезными" аналитиками и политологами, необходимо учесть, что реформы начатые правительством Уго Чавеса, дают венесуэльцам возможность впервые за многие десятилетия и, быть может, впервые в истории страны, вернуть себе чувство собственного достоинства и принадлежности стране, проекту страны и ощущение того, что будущее этих людей в их собственных руках и сердцах, где невозможное становится возможным и единственная мыслимая граница мечты может быть определена лишь человеческим воображением.

    Приведем фрагмент недавнего (май 2002 г.) интервью одного из крупнейших американских политологов и специалистов по Латинской Америке Джеймса Петраса: "... Говоря о вторжении Соединенных Штатов в Афганистан, Чавес сказал, что невозможно бороться с терроризмом путем террора... Соединенные Штаты немедленно отозвали своего посла... После этого они направили в Венесуэлу высокопоставленную делегацию, чтобы она встретилась с Чавесом и предупредила его, что цена его несогласия станет так высока, что ее придется платить даже следующим поколениям венесуэльцев. Об этом мне рассказал один из главных советников Чавеса, присутствовавший на собрании. Чавес выслушал и ответил, что желает дружественных отношений с Соединенными Штатами... что заинтересован в американских инвестициях, но никто не обратил на эти слова никакого внимания...

    Вскоре клиентура Соединенных Штатов [в Венесуэле] начала объединяться, т.е. промышленники, имеющие большую часть своего капитала в бонах правительства Соединенных Штатов и недвижимости, профсоюзная бюрократия, которая за 50 лет не оказала никакого реального сопротивления сокращению зарплат и росту безработицы... ...Средства информации обвинили Чавеса в том, что он диктатор. Чавес меньше чем за четыре года выиграл по крайней мере шесть избирательных кампаний - президентскую, учредительную, законодательную, муниципальную и т.д., и тем не менее, его называют диктатором... Чавес не воровал побед на выборах, как, например, администрация Буша во Флориде, - все его победы совершенно чисты и с огромной разницей в числе отданных за него голосов. В то же время у прессы всегда были совершенно развязаны руки для того, чтобы публиковать и транслировать прямые призывы к насильственному свержению правительства. Госсекретарь Колин Пауэлл сказал, что Соединенные Штаты готовы поддержать "переходное" правительство. Джеймс Вольфенсон из Всемирного банка повторил то же самое. "Переходное" правительство на смену законно избранному президенту? Это может значить только одно - государственный переворот.

    Интересно вспомнить послужной список Чавеса во внутренней политике. Он увеличил государственные расходы на строительство жилья, школ и здравоохранение... Он несколько увеличил налоги для того, чтобы высокий класс венесуэльского общества вместо того, чтобы ничего не платить, платил хотя бы что-то... Он приватизировал систему электроснабжения Каракаса. Интересов американских нефтяных компаний никто не трогал, разве что сегодня они платят чуть более высокий, чем раньше, налог на нефть. Говоря другими словами, не было осуществлено никакого радикального или даже умеренного перераспределения в уровне доходов разных слоев населения. Не было проведено никаких экспроприаций ничьей собственности, за исключением не использовавшихся и пригодных к сельскохозяйственной обработке земель, за которые было заплачено их хозяевам наличными деньгами. Это - самая консервативная изо всех осуществленных в Латинской Америке аграрных реформ, т.е. покупка земли государством была проведена по рыночным ценам и с немедленной оплатой наличными. Но почему тогда эти люди поднимают столько шума? У них есть доступ к средствам информации, он могут оказать этому сопротивление посредством избирательной борьбы. Почему же они этого не делают? Да просто потому, что этот шум не имеет ничего общего с внутренними вопросами. Проблема в том, что Соединенные Штаты хотят избавиться от Чавеса, хотят, чтобы Венесуэла делала то же самое, что и остальные латиноамериканские клиенты; хотят свергнуть единственное правительство в регионе, проводящее альтернативную американской внешнюю политику... Поэтому администрация Буша организовала, возглавила и профинансировала переворот. И в этом замешано не только ЦРУ. Госсекретарь, ответственный за вопросы Западного полушария, тоже участвовал в этом. Я имею в виду кубинского эмигранта-террориста Отто Рейча. Я имею в виду таких персонажей, как Эллиот Абрахамс, который входил в администрацию Рейгана и оправдывал убийства в Центральной Америке, т.е. 300 000 мертвых. Я имею в виду Джона Негропонте, посла США в ООН, который был в свое время связан с гондурасскими "эскадронами смерти". Этот список может быть продолжен, но и этого достаточно, чтобы увидеть, что латиноамериканская политика Соединенных Штатов руководима преступниками, способными не только свергнуть правительство, но и развязать жесточайшие репрессии, как те, что имели место в течение 24 часов переворота.

    ...Переворот сорвался по достаточно простым причинам. Служба разведки Соединенных Штатов в этой ситуации зависела в значительной мере от военных клиентов, профсоюзной верхушки и магнатов прессы и промышленности. Эти люди, оплачиваемые Соединенными Штатами, сказали им то, что те хотели услышать, что опросы общественного мнения показывали, как народная поддержка Чавеса стремительно уменьшается. Генералы, поддержавшие переворот, сообщали, что за спиной организаторов переворота - вся армия. Другая составная этой истории - в том, что Вашингтон сегодня опьянен победой в Афганистане и стремится навязать свою волю всему остальному миру. Примерно то же произошло после вторжения в Доминиканскую республику в 1965 г.: они были пьяны от власти и решили, что Вьетнам станет еще одной прогулкой. Они ошиблись тогда и ошиблись сейчас, думая, что сам факт их вмешательства в Венесуэлу сломит все препятствия. Они совершенно не оценили воли венесуэльских бедняков, которые живут в городах страны и составляют около 50% населения Каракаса, которое в часы переворота спустилось в центр с бедных холмов окраин. ЦРУ поверило, что демонстрации противников Чавеса, состоявшие из выходцев из средне-высоких слоев, представляли всю страну. Кроме того, они недооценили расового фактора. Они не заметили, что часть оппозиции недовольна тем, что Чавес - негр, первый черный президент в современной истории Венесуэлы. Все блестящие лидеры буржуазии ненавидят его за его социальное происхождение и расу. Есть и четвертый фактор - это их идея о том, что Чавес - клоун, не способный не подчиниться воле Соединенных Штатов. Они думали, что могут арестовать его, изолировать на острове и в результате различных форм психологического и прочего давления вынудить его подписать документ об отставке... Но они с самого начала перестарались. Они распустили парламент, судебные органы и все представительские институты. Первое, что они сделали, - это аннулировали торговое соглашение и разорвали дипломатические отношения с Кубой. Вторым шагом было заявление о непризнании договоров с ОПЕК. Ни к одному из этих решений внутренняя оппозиция не стремилась, речь идет лишь о важных приоритетах для Соединенных Штатов, поэтому многие из военных, изначально поддержавших переворот, оказались глубоко разочарованы нескрываемым заискиванием и услужливостью хунты перед США и вновь перешли на сторону Чавеса...

    ...Чавес является националистом в политике внешней и социал-либералом в политике внутренней. С первого года власти он был сторонником сотрудничества между классами. Тем не менее, оппозиция не хочет никакого сотрудничества между классами, она хочет иметь все. Личная история Чавеса - в практическом, а не риторическом смысле - это поиск равновесия между классами. Его политика заключена в уравновешивании бюджета. Им не было предпринято ни одной попытки профинансировать дефицит, в этом отношении он был предельно строг. Его правительство, в отличие от большинства латиноамериканских стран, исправно выплачивает внешний долг. И старается уравновесить свою националистическую внешнюю политику с либеральной внутренней. Проблема в том, что для Вашингтона это является недопустимым прецедентом... Офицеры вооруженных сил, изначально поддержавшие переворот, а затем вновь перешедшие на сторону Чавеса, находятся на своих командных постах. Готовится следствие по делам примерно 30 военных, которые были самыми активными участниками путча, возможно, их просто отстранят от командования войсками и отправят в отставку. Буржуазные путчисты, которые в любой нормальной стране уже находились бы в тюрьме по обвинению в измене родине, вновь вернулись в свои кабинеты, за исключением Кармоны и нескольких его приятелей, вошедших в "правительство"... Профсоюзный босс Ортега возвратился на работу и в настоящий момент занят организацией референдума против Чавеса. В первый же день после провала переворота он уже вновь был занят организацией забастовок, этих особых забастовок, при которых хозяева платят зарплаты и щедрые премии трудящимся, прекратившим работать. На самом деле, стремление Чавеса к примирению и согласию, которое связано с его социальной и экономической программой, оставило на местах людей, организовавших переворот и думающих сейчас о подготовке следующего. Эта угроза реальна. Кондолисса Райс (представитель Госдепартамента США - комм. пер.) заявила об этом в своей абсолютно позорной и циничной речи: "Надеюсь, что Чавес получил хороший урок". Это значит: делай то, что мы от тебя требуем, или будет второй переворот".


    Венесуэла - чуть ли не единственная страна Западного полушария, пытающаяся проводить свою собственную независимую политику, которая может стать опасным примером для соседей. Поэтому ее правительство - вне закона.

    Венесуэла до Чавеса. Штрихи к портрету

    Венесуэла - странная страна, расположенная между прошлым и будущим, между Колумбией на западе, Гайаной на востоке, Бразилией на юге и Карибским морем на севере. Мировой рекордсмен по числу "мисс Вселенных", известная также в мире благодаря количеству своей нефти и уровню эндемической коррупции на всех уровнях власти и быта.

    Менее известно то, что в истории Венесуэлы произошли три события, выходящие далеко за рамки истории национальной. Во-первых, Венесуэла оказалась первой страной Латинской Америки, добившейся независимости от Испании, своим примером положив начало освобождению остальной части континента. Это произошло в 1810 г. Во-вторых, в 1989 г. в Венесуэле произошло первое в истории человечества восстание против неолиберальной экономической модели. Т.н. "реформы" социал-демократического президента Карлоса Андреса Переса, поставившие на грань голодной смерти миллионы венесуэльских бедняков, вынудили сотни тысяч людей выйти на улицы Каракаса. На голодный бунт и массовые грабежи магазинов правительство ответило силой оружия. В ходе подавления восстания погибли по одним данным более тысячи, а по другим - более трех тысяч человек. И, наконец, в конце недели с 11 по 13 апреля 2002 года, в стране произошел и был сорван первый в истории организованный и осуществленный средствами массовой информации государственный переворот. Но вернемся к этому позднее. Сейчас - отступим к истокам.

    Революция, а точнее, проект структурных реформ общества, проводимых правительством Уго Чавеса, носит название "Боливарианской революции". Идеологом и вдохновителем этого процесса считается Симон Боливар - Освободитель Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Перу и Боливии от испанской короны. В начале позапрошлого века Симон Боливар возглавил Освободительную армию, положившую начало концу испанского владычества на континенте. Идеи Боливара - единство латиноамериканских народов в борьбе за свою независимость - являются основной "идеологией" нынешнего венесуэльского процесса, начатого почти через 200 лет после достижения страной "первой независимости".

    Двадцатый век наступил в Венесуэле поздно, в 1934 г., со смертью Хуана Висенте Гомеса - военного диктатора, не умевшего ни читать, ни писать, что не помешало ему в течение десятилетий править страной, как собственным поместьем, закрыв все университеты страны, отправив в ссылку всех интеллектуалов и политиков тех времен и раздавая концессии на владения плантациями какао и кофе своим друзьям - североамериканским миллионерам. Его роль отца-патриарха нации в массовом сознании венесуэльцев можно сравнить с ролью Иосифа Сталина в России или Аугусто Пиночета в Чили, соблюдая, конечно, все соответствующие различия.

    На смену диктатуре Висенте Гомеса пришел ряд более или менее демократических правительств, возникли две основные политические партии Демократическое Действие (ДД) и Социал-христианская партия (КОПЕИ), которые после военного переворота в 1952 г. и свержения в результате народного восстания диктатуры Маркоса Переса Хименеса в 1958 г. правили страной до 1998 г.

    С середины 70-х, точнее, с национализации в 1976 г. огромных нефтяных месторождений (сегодня нефть составляет 70% всего экспорта страны, и 50% государственного бюджета составляют средства от ее экспорта), Венесуэла вступила в период экономического процветания. По соседству с вопиющей нищетой и военными режимами, являвшимися реальностью большей части стран Южной Америки, Венесуэла казалась совершено другим миром. Ее даже называли Саудовской Венесуэлой. Обильные нефтедоллары позволили во многом смягчить и отодвинуть на второй план традиционные социальные контрасты, и за короткое время Каракас был превращен в одну из самых современных столиц Латинской Америки. Строились прекрасные дороги, в венесуэльских магазинах изобиловали новейшие американские товары, доступные большинству населения за счет стабильного и высокого в отношении доллара курса национальной монеты страны - боливара. Благодаря политической стабильности и гостеприимству венесуэльцев, страна превратилась в идеальное убежище и вторую родину для десятков тысяч беженцев и политэмигрантов из Чили, Аргентины, Уругвая, и других стран, где у власти стояли фашистские режимы. Большинство из этих эмигрантов были людьми с высшим образованием, что тоже внесло немалый вклад в развитие Венесуэлы. Конечно, страна не была раем и существовали проблемы, но на фоне проблем соседей, жизнь в Венесуэле была достаточно проста.

    В общих чертах можно сказать, что Венесуэла и венесуэльцы привыкли к легким деньгам, высокому уровню потребления и жизни "сегодняшним днем". Легкое "черное золото" - нефть и идеальная международная коньюктура - высокие цены на нефть стали причиной крайне непропорционального развития и уязвимости страны, жившей почти исключительно за счет экспорта нефти, не пытаясь развивать другие сферы экономики и производства, и импортируя около 80% товаров и продуктов, причем практически все из США. Легкие деньги привели и к быстрому процессу коррупции политической власти - две постоянно сменявшие друг друга политические партии следовали принципу "укради и дай украсть другому" и, казалось, что денег много и хватит надолго и на всех.

    Но этот "золотой период" Венесуэлы начал заканчиваться в начале 80-х. Неудержимая коррупция политической власти и их союзников - руководства "карманных профсоюзов" (некоторые из которых даже начали создавать собственные банки), умноженные на бездарное экономической управление страной - с изменением международной ситуации и резким падением мировых цен на нефть привели страну к печальному пробуждению.

    Началось резкое падение курса боливара и массовое разорение банков. Население быстро и неотвратимо беднело, возник процесс стремительного сокращения "среднего класса", и разделение страны на богатых и бедных становилось все более отчетливым. К середине 80-х Венесуэла опять стала тем, чем всегда была, - еще одной страной Латинской Америки, раздираемой неразрешимыми социальными противоречиями, высокими показателями бедности и непропорционально развитой экономической структурой, почти полностью ориентированной на северного соседа и абсолютно зависящей от него.

    В те годы в Латинской Америке и мире входила в моду новая экономическая школа, именуемая сегодня неолиберализмом. Ее основные характеристики - всеобщая приватизация всего, что может и не может быть приватизировано, постоянное уменьшение роли государства и отдача стран и континентов на волю слепых рыночных стихий. Когда в 1989 г. в обстановке стремительной и постоянной экономической депрессии только что избранный президент от ДД Карлос Андрес Перес (когда-то очень давно национализировавший венесуэльскую нефть) попытался применить в стране пакет мер, "рекомендуемый" Международным валютным фондом (это примерно те же "рекомендации", которые всего через 10 лет разорят Аргентину), произошел стихийный социальный взрыв, сопровождавшийся многочисленными актами вандализма и грабежами. Ответом правительства были пули. На окраинах Каракаса жгли трупы и рыли братские могилы. До сих пор не существует достоверной статистики. Единственное достоверное в этой истории - то, что число жертв измеряется тысячами, и все они, как это обычно бывает в истории Латинской Америки, - бедняки. Выжившие затянули пояса, и все вернулось на свои места - гарантированная нищета и тюрьмы для одних и ничем не ограниченная роскошь и никем не контролируемая коррупция для других: когда при очередном "демократически избранном" правительстве президент пьянствовал с друзьями, его любовница-секретарша с благословения верхушки Католической церкви Венесуэлы, занималась решением государственных вопросов, лично назначая высшее командование вооруженных сил и применяя жесточайшую цензуру в адрес национальных средств массовой информации.

    Согласно интервью, данному Чавесом директору "Ле Монд Дипломатик" Игнасио Рамоне, от экспорта нефти в период с 1960 по 1998 г. в венесуэльскую казну поступила сумма равная 15 планам Маршалла. Но если послевоенная Европа смогла встать на ноги благодаря одному плану Маршалла, то семь из каждых десяти венесуэльцев остаются за чертой бедности, несмотря на 15 "планов". Другим ярким примером, дополняющим эту картину вопиющей коррупции властей, может быть то, что любовница президента Карлоса Андреса Переса, отстраненного от власти в 1993 г. за присвоение общественных фондов, "случайно" выиграла первый приз крупнейшей национальной лотереи того времени, а сам он сколотил одно из самых больших в мире состояний, которым в настоящий момент наслаждается в своей американской "ссылке".

    Но вечно продолжаться это не могло.

    Подполковник Уго Чавес Фриас. Рождение мифа.

    3 февраля 1992 года в 11 утра на центральных улицах Каракаса и других крупнейших городов страны появились танки. Телетайпы донесли весть о военном перевороте до самых дальних уголков Венесуэлы. Во главе восставших находился до сих пор никому не известный подполковник парашютно-десантных войск Уго Чавес Фриас. На голове его был красный берет. Проводимая им операция "Самора" имела целью свержение правительства, "потому что было необходимо положить конец коррупции, неолиберальным реформам и использованию вооруженных сил против народа Венесуэлы". Целью восстания был не захват власти, а ее реорганизация и создание Учредительной Ассамблеи, где были бы реально представлены все группы венесуэльского общества на смену традиционному двухпалатному парламенту, отражавшего интересы только коррумпированных правящих групп. Его поддерживала часть среднего офицерства и солдат. В заговоре участвовало 133 офицера и почти тысяча солдат, не считая множества гражданских. Верховное командование поспешило заявить о поддержке президента и отдало приказ о подавлении мятежа. Столкновения продолжались до полудня 4 февраля. В результате суток боев, согласно официальным цифрам, погибло 17 солдат и более 50 военных и гражданских получили ранения.

    В полдень 4 февраля Уго Чавес сдался властям, призвал своих сторонников сложить оружие и взял на себя всю ответственность за подготовку и организацию этой операции. В момент ареста, транслировавшегося в прямом эфире, подполковник Чавес заявил, что он и его товарищи складывают оружие исключительно из-за того, что на этот раз им не удалось добиться поставленной цели, и чтобы избежать продолжения кровопролития, но их борьба будет продолжена.

    Чавес и другие участники заговора были немедленно лишены всех воинских званий и отправлены в тюрьму.

    Нынешний президент Венесуэлы Уго Чавес Фриас родился в 1954 г. в небогатой крестьянской семье венесуэльской провинции. Случай небывалый в истории, т.к. обычно президенты латиноамериканских стран - выходцы из совершенно иных кругов... Он рано начал военную карьеру, которая для многих венесуэльских бедняков является одной из реальных альтернатив решения массы экономических и социальных проблем - в отличие, например от Чили, структура венесуэльских вооруженных сил не классовая и у каждого есть шанс профессионального роста исходя из личных способностей и заслуг. Важно отметить, что в жилах Чавеса течет индейская и негритянская кровь. Несмотря на то, что население страны состоит на 67% метисов, 21% белых, 10% негров и 2% индейцев, президентами до Чавеса всегда были только белые. С детства Уго Чавес увлекался спортом и мечтал стать профессиональным бейсболистом. С раннего возраста он читает запоем и из литературы предпочитает книги по истории, философии и поэзию, причем сам писал и пишет стихи. Нельзя не упомянуть и о том, что он является практикующим католиком и Библия наложила большой отпечаток на его мировоззрение.

    В декабре 1982 г. Чавес вместе с двумя капитанами армии создал подпольное Революционное Боливарианское движение РБД-200, которое в течение последующего десятилетия распространилось по казармам страны в среде младшего и среднего офицерства.

    Анализируя венесуэльскую ситуацию и "боливарианский" процесс, очень важно учитывать личные черты и темперамент президента. Как и большинство представителей его социальной группы в Венесуэле, Чавес - ярко выраженный сангвиник и экстраверт, он привык выражать свои мысли прямо и очень откровенно, без двойного подтекста, называть вещи своими именами и совершенно не способен к политическому маневрированию и дипломатии профессиональных политиков, что, естественно, доставляет ему и его правительству массу проблем. Его длинные, нередко слишком длинные речи, полные библейских аллегорий, поэзии и страсти, позволяют простому, порой полуграмотному венесуэльцу отождествиться с президентом, в то время как представители средних и высших слоев общества раздражены его бесконечными "популистскими" речами, изобилующими просторечными выражениями и поговорками, иногда граничащими с вульгаризмами. В своей искренности Чавес совершенно беззащитен и совершенно не способен к исполнению традиционных академических ролей политика-статиста, каковым не является. Что, в свою очередь, вовсю используется объявившими ему войну национальными и международными СМИ, стремящимися всячески дискредитировать его имидж.

    К моменту вооруженного восстания 1992 года, все без исключения слои венесуэльского общества были глубоко разочарованы в традиционных политических партиях, степень морального разложения и коррупции которых превзошла все мыслимые границы. Уровень жизни с каждым годом ухудшался. Стране нужен был новый лидер, и многие, и особенно самые бедные и малограмотные ее граждане, ожидали появления мессии, который возьмет на себя ответственность за спасение Венесуэлы.

    Увидев 4 февраля на своих экранах молодого офицера в красном берете, говорившего о Христе и Боливаре, услышав о целях, которые ставил перед своим движением этот "путчист", и увидев, как похожи простое лицо и простые слова его на лица и слова миллионов бедных венесуэльцев, страна сделала свой выбор.

    Два следующих года Чавес с товарищами провел в тюрьме. Когда же он в результате амнистии был освобожден новым только что выбранным президентом (который в своей избирательной кампании неоднократно заявлял о признании справедливости требований восставших молодых офицеров), народ его встретил, как героя, и тысячи его сторонников в красных беретах вышли на улицы. Последовавшие годы были периодом роста популярности Уго Чавеса, и перед президентскими выборами 1998 г. он зарегистрировал свою кандидатуру.

    Избирательная борьба проходила между тремя кандидатами. Традиционные партии были представлены кандидатом КОПЕИ Энрике Саласом Ромером и независимым кандидатом Ирене Саэс Конде, бывшей мисс Вселенная (поддержанной ДД). В случае победы любого из этих двух кандидатов, приватизация государственной Венесуэльской нефтяной компании стала бы вопросом решенным. Несмотря на очевидное неравенство в наличии материальных средств на проведение кампании, на выборах 6 декабря 1998 г. Уго Чавес Фриас получил 56,29% голосов венесуэльцев и был избран Президентом Республики.

    Первые три года.

    Для того чтобы попытаться понять достижения и проблемы венесуэльского процесса необходимо учесть следующие факторы:

      1. Практическое исчезновение с политической сцены традиционных партий, правивших страной в течение последних 40 лет, их дискредитация в глазах венесуэльского избирателя достигла такого уровня, что в момент возникновения фигуры Чавеса одна из этих партий была вынуждена прибегнуть к услугам бывшей "мисс Вселенной" в качестве кандидата в президенты.
      2. Отсутствие в Венесуэле влиятельных левых сил и партий и общая атомизация прогрессивных сил. В результате - достаточно низкая политическая и идеологическая подготовка "базовых" народных организаций для создания новых социальных проектов.
      3. Отсутствие влиятельной партии или движения, на которое правительство Уго Чавеса могло бы опереться в проведении реформ.
      4. Отсутствие четкого идеологического проекта среди сторонников правительства. Чавес получил изначально поддержку множества самых разношерстных и различных между собой политических сил - от умеренных правых до ультралевых, самые крайние из которые за первые три года постепенно отходили от правительства и обычно переходили в лагерь оппозиции, которая тоже весьма далека от единства.
      5. Роль главной партии оппозиции правительству Чавеса играют национальные средства массовой информации, в подавляющем большинстве своем находящиеся под контролем традиционных экономических групп, интересы и власть которых серьезно затронуты правительством. С момента победы Чавеса на президентских выборах венесуэльские СМИ начали кампанию по дискредитации его правительства, которая с каждым месяцем нарастала и создала искаженный карикатурный образ Чавеса и начатых им реформ в стране и особенно за рубежом. Все обвинения в адрес президента в том, что он "диктатор", "марксист" или "сумасшедший", исходят исключительно от венесуэльских СМИ.
      6. Фигура Чавеса воспринимается как мессианская значительной частью наиболее бедного населения страны.
      7. Руководство Католической церкви Венесуэлы (93,1% венесуэльцев - католики) исторически всегда было на стороне привилегированных слоев.
      8. Одной из самых серьезных проблем остается вопрос преодолении коррупции, глубоко укоренившейся в национальном быту и менталитете.

    Одной из основных задач нового правительства был созыв Национальной Учредительной Ассамблеи, в которую были избраны представители всех без исключения слоев и групп венесуэльского общества. Традиционный парламент, не выполнявший этой функции, был распущен. За создание Национальной Учредительной Ассамблеи на референдуме в апреле 1999 г. проголосовало 87,95% венесуэльцев. Подавляющим большинством избранных в Учредительную Ассамблею депутатов были сторонники правительства Чавеса.

    Следующим шагом было обсуждение и принятие новой Боливарианской Конституции страны. Она была принята в декабре 1999 г. 71% голосов избирателей. Согласно новой Конституции страна стала называться Боливарианской Республикой Венесуэлой. Конституция гарантировала гражданам страны немыслимые до сих пор права и свободы, немного описанные в начале этого материала.

    В июле 2000 г. в стране были проведены новые президентские выборы, поскольку предыдущие прошли во время действия прежней конституции и президенту, для проведения намеченных реформ было необходимо еще раз доказать легитимность перед народом своего проекта. Уго Чавес получил 59% голосов, т.е. больше чем на первых выборах.

    С началом реформ нового правительства усилился отток венесуэльского частного капитала за рубеж. Согласно информации Всемирного банка, за последние три года утечка капитала составила 21 млрд. долларов и только в январе этого года - 1,6 млрд. По данным Министра планирования и развития Венесуэлы Хорхе Джордани, за границей страны сегодня находится больше 100 млрд. долларов венесуэльцев, т.е. сумма, более чем в пять раз превышающая размер всего внешнего долга страны.

    Для создания социальной базы организованной поддержки реформ в стране по инициативе президента начали создаваться "боливарианские кружки". Оппозиция пытается представить их в качестве "военизированных вооруженных групп", чья цель - "запугивание несогласных". На самом деле - это небольшие группы добровольцев по 5 - 10 человек, берущих на себя решение проблем местной инфраструктуры и бытовых вопросов, образования и здравоохранения. Они служат формальным "мостом" между населением и властями и напрямую подчинены Президенту Республики. "Боливарианские кружки" призваны стать основой самоорганизации граждан, поскольку у правительства нет практически никакой организации или партии, на которую можно было бы опереться в ходе реформ. Одна из важных функций "боливарианских кружков" - изучение и разъяснение сути новой конституции, т.е. гражданское образование. Поэтому в часы путча один из основных ударов был направлен на компрометацию единственной организованной базы поддержки правительства Чавеса - "боливарианских кружков". Их называли "вооруженными бандами", опуская тот факт, что в Венесуэле много личного оружия и его постоянное ношение, из-за преступности, - обычное явление.

    До прихода к власти Чавеса в стране практически не было бытового расизма. Белые всегда занимали высший эшелон власти, на который не могли претендовать негры и индейцы, но на уровне нормального человеческого общения, в кафе и на улице, это никак не отражалось. С победой Чавеса и приходом к ключевым государственным постам представителей всех расовых групп населения наметились новые, неожиданные для самих венесуэльцев тенденции. Оппозиция атакует правительство, без стеснения прибегая к расистским аргументам. Белая элита не может допустить правления тех, кто исторически воспринимался ею как предназначенные лишь для того, чтобы быть прислугой или дешевой рабочей силой. Они убеждены в том, что бедняки и негры не могут править страной. При активном участии оппозиционного алькальда богатого предместья Каракаса - Баруты - Энрике Каприлеса Радонски было создано политическое движение "Сначала Правосудие" - первое в истории Венесуэлы движение, носящее явные фашистские черты.

    Путч.

    Начнем с описания событий известным венесуэльским писателем и журналистом Луисом Брито Гарсиа, сделанного им по "горячим следам" почти два месяца назад:
    "Пишу этот сбивчивые слова в конце недели, которая кажется самой длинной за последнее десятилетие. Все началось с того, что руководство компании Венесуэльская Нефть (ПДВСА), фирмы, являющейся эксклюзивной собственностью государства, отвергло состав новой дирекции, назначенной своим единственным акционером (т.е. правительством страны - комм. перев.), отказалось предоставить ему финансовые отчеты, призвало к забастовке и остановило некоторые нефтедобывающие заводы. В воскресенье 7 апреля Федерация Предпринимателей (промышленная палата) призвала к всеобщей забастовке. Конфедерация Трудящихся Венесуэлы (представляющая менее 17% рабочей силы и при последних выборах руководства которой исчезла половина избирательных бюллетеней, а вторая половина которых оказалась аннулированной) заявила о поддержке предпринимательской забастовки. Весь вторник 9 и среду 10 я провожу на улицах. Убеждаюсь в том, что городской транспорт, метро, банки, магазины, аптеки, учебные заведения и промышленность на 80% работают. Частные телеканалы и часть прессы пытаются навязать стране виртуальную забастовку. В девять утра телеканалы показывают пустые улицы, снятые ранним утром, торговые центры, закрытые своими хозяевами, и сводят всю венесуэльскую реальность к нескольким тысячам демонстрантов, поддерживающим забастовку руководства ПДВСА. Североамериканский посол Шапиро и представители Венесуэльско-Американской торговой палаты превращаются в телезвезд и весь день не сходят с экранов.

    В четверг 11, оппозиция, через средства массовой информации, созывает массовую демонстрацию в восточной
    (богатой - комм. перев.) части города. Кто-то пускает слух о том, что правительство Чавеса пало. Кампания, в течение последних лет публично призывавшая военных к путчу и чествовавшая как героев офицеров-диссидентов, вступает в свою конечную фазу. Президент предпринимательской ассоциации и глава профсоюзной элиты изменяют маршрут движения демонстрации и направляют подогретую слухами толпу представителей среднего класса ко дворцу Мирафлорес (президентский дворец - комм. перев.). Другая большая толпа, состоящая из сторонников правительства, окружает дворец для его защиты. Чавес обращается к стране через прямую всеобщую телетрансляцию (что предусмотрено венесуэльским законодательством), но частные каналы накладывают на его речь собственное изображение и, наконец, прекращают трансляцию. Агенты муниципальной полиции, находящейся в подчинении алькальдов оппозиции Альфредо Пенья и Каприлеса Рандоски, переодетые в гражданское, вливаются в ряды демонстрантов. Звучат выстрелы. Падают демонстранты, сраженные пулями "наверняка" - в голову. Демонстрация превращается в хаос. Сотни сторонников правительства отступают к мосту Кармелитас, стараясь выйти из зоны перестрелки. Трое из них отвечают на выстрелы. Депутат Хуан Баррето сообщает, что подавляющее большинство мертвых - чависты. Телеканалы же представляют погибших исключительно как оппозиционеров.

    В средствах информации появляются военные, делающие антиправительственные заявления. Одна из военных групп захватывает государственное телевидение и отключает его от эфира. Другой контингент занимает дворец Мирафлорес, похищает Чавеса и делает лживое сообщение о том, что президент подал в отставку. Потом венесуэльцам сообщается, что их новый президент - Педро Кармона Эстанга, лидер ассоциации предпринимателей Венесуэлы.

    Монтескье как-то сказал, что если один и тот же человек сосредотачивает в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть - все потеряно. Педро Кармона Эстанга, персонаж весьма смахивающий на мистера Бернса из мультсериала о семье Симпсонов, гребет под себя в придачу к трем предыдущим еще и власть СМИ. Единственное, что ему остается - это провозгласить себя господом Богом. Такой концентрации власти не знал ни Луи XIV, ни предвидел Джордж Оруэлл... В первые часы своего правления, Кармона Краткосрочный отменяет Конституцию, утвержденную всенародным голосованием, распускает органы государственной власти, бросает в тюрьмы полторы сотни избранных народом депутатов и членов правительства (за три года правления Чавеса в стране не было ни одного политзаключенного). В первый же вечер своего президентства он аннулирует все меры, направленные на ограничение банковских спекулятивных процентов при предоставлении кредитов, и вооруженные банды отбирают у крестьян земли, распределенные правительством и сжигают их дома.

    Ранним утром следующего дня я разговариваю с людьми на улице. Часто звучит фраза: "Это такое чувство, будто умер кто-то из наших родственников". Одна старая негритянка свела свое внутреннее состояние к следующим словам: "Даже Бог нас оставил". Но оставленный народ не сдается. Ночью в пятницу 12 огромная безоружная толпа окружает форт Тиуна, где по слухам заключен президент. Ни слезоточивых газ, ни выстрелы в воздух не в силах разогнать этих людей. В субботу 13 безоружные толпы занимают дворец Мирафлорес, центр Каракаса и столицы провинций. Полиция мэра Альфредо Пеньи открывает огонь, и за несколько часов появляются 9 погибших. Под давлением безоружных масс группы военных требуют восстановления Конституции. Народ, лишенный своих руководителей военной камарильей, в считанные часы меняет ситуацию. Освобождены министры, восстановлено действие Конституции. В попытке помешать распространению информации, компании мобильной связи в четыре часа дня отключают свои ретрансляционные антенны. Огромные толпы окружают частные телеканалы... Частные телеканалы прекращают трансляцию венесуэльских новостей. В течение всей этой ночи и всего следующего дня они показывают фильмы, мультфильмы и футбольные матчи..."


    Прошло почти два месяца, и сегодня нам известно множество новых деталей. Открывшими огонь по мирной демонстрации были снайперы, засевшие в высотных зданиях возле Президентского дворца и принадлежащие муниципальной полиции, подчиненной оппозиционному алькальду Каракаса Альфредо Пенье. Трое из сторонников правительства из пистолетов ответили на огонь снайперов, что и было снято частным телевидением Венесуэлы и обошло весь мир в сопровождении комментария, что "сторонники Чавеса по приказу президента открыли огонь по мирной демонстрации оппозиции". Ни один из частных телеканалов не попытался снять на пленку снайперов, стрелявших по безоружным людям. Лживая версия СМИ оппозиции была немедленно и безоговорочно принята на веру Госдепартаментом США, поспешившим обвинить правительство Венесуэлы в том, что оно является главным виновником произошедшего.
    Погибло 15 человек, 157 получили огнестрельные ранения.

    Видеокадры с заявлениями военных, требовавших отставки президента, оказались подготовленными частными каналами телевидения за несколько дней до переворота, где в качестве режиссеров выступили журналисты.

    Двое высоких чинов вооруженных сил США - подполковник Джеймс Роджер и полковник Рональд Мак Каммон - находились в генеральном штабе заговорщиков с первых часов переворота.

    В ходе переворота, морское и воздушное пространство Венесуэлы было несколько раз нарушено кораблями, самолетами и вертолетами США.

    За несколько дней до переворота, посол США в Венесуэле Чарльз Шапиро несколько раз встретился за пределами страны с Кармоной и другими заговорщиками.

    Арест Чавеса произошел следующим образом: представители путчистов прибыли во дворец Мирафлорес поздно ночью 11 апреля, где президент согласился их принять. Они потребовали немедленной отставки Чавеса, угрожая в противном случае бомбардировкой президентского дворца, внутри и вокруг которого находились тысячи сторонников правительства. Почетная гвардия ожидала приказа и была готова к защите дворца и президента. Но Чавес, не желая допустить кровопролития и во избежание возможной гражданской войны, приказал своей гвардии не применять оружия и дал себя арестовать, заявив о том, что он - не свергнутый, а арестованный президент и власть, данную ему народом, он, согласно действующей Конституции, может передать только вице-президенту Дьосдадо Кабельо (который в это время уже находился в подполье, поскольку получил множество угроз смерти, и многие члены правительства были арестованы путчистами).
    В эти минуты Чавес вспомнил Сальвадора Альенде, и своим сторонникам, готовым защищать законное правительство и умереть за него, сказал, что для продолжения борьбы они должны постараться остаться живыми и на свободе, а не умереть или попасть в тюрьму в результате неравной борьбы за президентский дворец.

    Арестовавшие Чавеса офицеры, Педро Кармона и глава Католической церкви Венесуэлы монсеньор Веласкес поклялись перед камерами частных телеканалов, что лично были свидетелями того, как Уго Чавес подписал документ о своей отставке. Но предъявить этот документ общественному мнению никто не мог. Почти все члены "нового правительства" принадлежали к ультраправому ордену Католической церкви "Опус Деи", возникшему во франкистской Испании.

    Президентская лента для Педро Кармоны была сшита по спецзаказу в Испании за несколько недель до переворота.

    После принятия присяги, Кармона одним росчерком пера отменил все законы, принятые правительством Чавеса за прошедшие три года.

    В течение многих часов после переворота не существовало никакой официальной информации об участи президента, парламентариях и министрах свергнутого правительства. В то же время телевидение сообщало номера телефонных линий с просьбой анонимно сообщать адреса и места нахождения членов правительства и его сторонников. В первую же ночь начались массовые аресты и обыски. Фашиствующая толпа при полном попустительстве новых властей атаковала кубинское посольство в Каракасе, отключила электро- и водоснабжение, сожгла автомобили посольства и попыталась проникнуть на его территорию.

    По последним данным правозащитных организаций, в часы переворота были убиты 85 человек. Многие из арестованных до сих пор числятся "пропавшими без вести".

    В это время арестовавшие Чавеса военные перевозили его с места на место, пытаясь добиться от него подписи об отставке, которая могла бы придать видимость законности "новым властям". 12 апреля в одной из казарм один из сочуствующих офицеров смог передать на несколько минут арестованному президенту свой мобильный телефон, с которого Чавес позвонил жене и одной из дочерей, чтобы передать через них миру и Венесуэле, что он не подавал и не подаст в отставку, чего требуют от него его похитители. Ни одно из крупных средств массовой информации страны, ни международные агентства типа CNN не воспроизвели этой информации. Венесуэльцы смогли узнать об этом только много часов спустя из передач международной службы Кубинского радио и через кубинское агентство Пренса Латина.

    На следующий день, 13 апреля, когда Чавес был доставлен на военную базу острова Орчила, один из солдат охраны спросил президента, правда ли, что он подал в отставку. Чавес попросил солдата достать ему лист бумаги, написал на нем короткий текст, смял его и оставил в корзине для бумаг. Когда Чавеса перевели в следующее место заключения, солдат достал из корзины эту записку и отправил ее по факсу кому-то из знакомых. Через несколько часов этот факс циркулировал по всей стране и миру. Он гласил: "Я, Уго Чавес Фриас, венесуэлец, президент Боливарианской Республики Венесуэла заявляю, что не подал в отставку и не отказался от законной власти, данной мне народом". Ниже стояла дата и подпись.
    Когда эта информация начала поступать в казармы и гарнизоны страны, военные-сторонники президента, парализованные до этого момента противоречивой информацией и дезинформацией СМИ, начали заявлять один за другим о неподчинении самозванному президенту Кармоне и потребовали немедленного восстановления Конституции и возвращения Чавеса.

    Первым, причем еще за день до этих событий, восстал против узурпировавшей власть военно-предпринимательской хунты генерал Рауль Бадуэль - командир 42-ой парашютной бригады крупнейшего гарнизона страны в г. Маракай. В этой парашютной бригаде когда-то служил Уго Чавес, и его бывшие товарищи по оружию с самого начала не поверили в сказку о его "отставке". Несмотря на полное отсутствие информации об этом в официальных СМИ, десяток других гарнизонов заявил о своей поддержке требования военных Маракая.

    Несмотря на приказы "временного правительства", военные на улицах Каракаса отказались стрелять в народ и поддержали сотни тысяч венесуэльцев, вышедших на площади с требованием восстановления демократии.

    Переворот провалился, и поздно ночью с 13 на 14 апреля Чавес вернулся во дворец Мирафлорес, где его ждали тысячи сторонников. Впервые в истории Латинской Америки попытка военного переворота была сорвана благодаря реакции безоружного населения и большинства военнослужащих.

    Венесуэльский путч совпал по времени с проведением очередной встречи в верхах президентов стран Латинской Америки в Сан-Хосе (Коста-Рика). Реакция подавляющего большинства демократических правительств была просто позорной. Миру еще раз был продемонстрирован двойной стандарт, доминирующий в международных отношениях. Зная позицию США в "венесуэльском вопросе", никто из президентов, присутствовавших на встрече в Сан-Хосе, не решился на однозначное и безусловное осуждение путча и не потребовал немедленного восстановления у власти свергнутого правительства. Позицией большинства стали общие слова о тревоге за судьбы венесуэльской демократии и призыв к решению внутривенесуэльского конфликта мирным путем. Странами, осторожно осудившими переворот (т.е. по сравнению с другими выглядевшими несколько более прилично) оказались Мексика, Гватемала, Бразилия и Перу. Страной, сразу и безоговорочно признавшей "новое правительство" Кармоны, оказался Сальвадор. Куба на "встречу в верхах" приглашена не была, как страна недемократическая. США, как страна "демократическая", демократически обвинила правительство Чавеса в том, что переворот произошел по его собственной вине.

    По поводу демократии напомним, что уже много лет на континенте существует межправительственный пакт, обязывающий все латиноамериканские страны не признавать правительства "де факто", т.е. захватывающие власть в результате переворотов или иных недемократических путей. Когда в январе 2000 г. в Эквадоре произошло антинеолиберальное восстание и индейцы и поддержавшие их войска свергли коррумпированное правительство, поставившее полстраны на грань голодной смерти, все страны континента по руководством США заявили о непризнании временного военно-гражданского "переходного правительства" Эквадора, пригрозив разрывом всех отношений и экономическими санкциями, в результате чего только что победившие восставшие были вынуждены вернуть власть в руки прежних хозяев.

    Колумбийский фактор

    Говоря о событиях в Венесуэле, просто нельзя не коснуться того, что очень давно и сильно влияет на внутриполитическую жизнь страны. Мы имеем в виду гражданскую войну в Колумбии, не прекращающуюся уже больше 50 лет, "старейшую" и крупнейшую на континенте. Она началась в 1948 году после убийства популярного политического лидера Хорхе Гайтана.

    В Колумбии существует 3 партизанских движения: РВСК - Революционные Вооруженные Силы Колумбии (FARC), считающееся "традиционным марксистским" формированием, которое контролирует полностью или частично почти 40 % муниципалитетов страны, насчитывает около 15-17 000 бойцов, удерживает сотни солдат-военнопленных и регулярно действует на подступах к столице (в 40 км. от Боготы); АНО - Армия Национального Освобождения (ELN) - вторая партизанская сила страны, считающаяся "геваристской", насчитывающая около 3 - 4 000 бойцов, "специализирующаяся" на взрыве нефтепроводов, и НАО -Народная Армия Освобождения (EPL), "маоистская", наименее влиятельная. В военном отношении уже много лет как сложилась патовая ситуация и двоевластие в стране, т.к. на территориях, находящихся под контролем РВСК, уже давно действует партизанское законодательство, наркоторговцы обязаны выплачивать партизанским властям "революционный налог", что, в свою очередь, служит прекрасным поводом для США обвинять колумбийских партизан в наркобизнесе и наращивать с каждым годом свое военное присутствие в Колумбии и соседних странах ("План Колумбия", истинной целью которого, под предлогом борьбы с наркобизнесом, является расчленение территории Колумбии и взятие под контроль нефтяных запасов Колумбии и Венесуэлы).

    Партизанам противостоят правительственная армия, опирающаяся на активную материальную и техническую помощь США, и т.наз. "Национальные Силы самообороны" - ультраправые боевики ("парамилитарес"), пользующиеся тесными связями с частью военной и политической верхушки Колумбии. Колумбийские партизаны по своей методологии (похищения с требованием выкупа, покушения, взрывы бомб, жертвами которых становятся невинные люди, казни, борьба за власть) мало отличаются от тех, кому противостоят. Организации, в объективности которых нет повода сомневаться - Международная Амнистия и Хьюман Райтс Уотч - регулярно обвиняет их (как и правительственные войска и ультраправых) в нарушениях прав человека и военных преступлениях.

    Венесуэлу, кроме 2219 км. сухопутной границы, связывают с Колумбией близость культур, экономик и века общей истории. В Венесуэле поживает больше миллиона колумбийских крестьян, бежавших от правого и левого террора, в своей значительной части это люди с травмированной психикой.

    В приграничных с Венесуэлой департаментах Колумбии в течение последних десятилетий действуют подразделения РВСК.

    События в Колумбии не позволяют Венесуэле сократить свой военный бюджет и направить его на социальную сферу. Потому что США заняты модернизацией колумбийкой армии. И еще - Венесуэла вынуждена постоянно держать десятки тысяч солдат на границе с Колумбией, дабы не допустить вооруженные группировки на венесуэльскую территорию и это тоже создает массу проблем и затрат.

    По поводу регулярных обвинений правительства Чавеса в "связи" с колумбийскими партизанами - это ложь венесуэльских СМИ. Уго Чавес их не поддерживал и не поддерживает. Реальные факты - следующие: с ведома Чавеса (что никогда никем не скрывалось), некоторые венесуэльские военные, несущие службу на границе, заключили негласный договор с партизанскими команданте, действующими на границе с Венесуэлой, о взаимном ненападении и неучастии Венесуэлы в репрессивных акциях колумбийских войск, а также в недопущении на венесуэльскую территорию колумбийских ультраправых боевиков, которые до прихода ко власти Чавеса неоднократно действовали против РВСК с территории Венесуэлы. Это - в обмен на мир на границе и непохищении партизанами венесуэльских граждан (и освобождении одного из них). До достижения этого договора в приграничных с Колумбией провинциях РВСК захватывал по 60 - 80 венесуэльцев в год. Сейчас это прекратилось. Чавес никогда не скрывал такой своей позиции. Правые пытаются найти и представить миру "доказательства" поддержки Чавесом партизан, но таковых нет и быть не может. Все строится на голословных обвинениях. Если бы такие доказательства были, Колумбия, как минимум, разорвала бы отношения с Венесуэлой и у США был бы отличный повод для вторжения. На самом деле Чавес неоднократно заявлял о своем нейтралитете и осуждении военных преступлений, регулярно совершаемых всеми участниками конфликта. Другое дело - многие сторонники Чавеса лично симпатизируют колумбийским партизанам, что создает правительству немало проблем.

    Всего две недели назад на президентских выборах в Колумбии победил Альваро Урибе - откровенный ставленник США и колумбийских ультраправых. Его отца убили партизаны из РВСК при попытке похищения. Новый президент - активный сторонник "Плана Колумбия" и военного "умиротворения" повстанческих движений. Урибе планирует вдвое увеличить военный бюджет Колумбии. Для Венесуэлы это - худший из сценариев.

    Главный гражданский путчист Венесуэлы Педро Кармона, находившийся под следствием, неделю назад попросил "политического убежища" в колумбийском посольстве в Каракасе, потому что "подвергается на родине несправедливым преследованиям". Колумбийское правительство представило ему этот статус, и он перебрался в Боготу. Цель этой операции - ухудшение и без того достаточно натянутых отношений между двумя странами. Тем не менее, уже находясь в Колумбии, Кармона начал в присутствии телекамер активные встречи с представителями венесуэльской оппозиции и эмиссарами Белого дома, что стало фактом, взбудоражившим колумбийское общественное мнение. Три дня назад он получил официальное предупреждение колумбийских властей о том, что его деятельность несовместима со статусом политического эмигранта. "Чтобы не создавать проблем правительству Колумбии", по словам Кармоны, он вылетел в США.

    Прогноз, который в принципе невозможен.

    Несмотря на то, что согласно официальной точке зрения правительства, "худшее уже позади" и "правительство полностью контролирует ситуацию" и все тревожные слухи и предположения "распускаются СМИ, чтобы деморализовать сторонников боливарианской революции", любой серьезный близкий контакт с венесуэльской реальностью позволяет утверждать обратное.

    У оппозиции нет серьезных лидеров, но она, в отличие от правительства, не ограничена в средствах и ресурсах (большая часть которых поступает извне) для дестабилизации внутренней ситуации.

    Сторонники правительства ведут бесконечную внутреннюю борьбу за свои квоты власти. Уровень коррупции остается высоким, этой проблемы до сих пор решить не удается, причем коррупция существует и внутри правительства.

    Поскольку у сил, на которые опирается Чавес, нет даже подобия идеологического проекта и уровень политической зрелости большинства его сторонников весьма низок, они постоянно создают массу проблем собственному правительству. Фраза о том, что "у Чавеса нет худшего врага, чем чависты" не лишена оснований. Многие из сторонников Чавеса достаточно агрессивны и неуклюжи, поддаваясь почти на все провокации оппозиции, стремящейся дестабилизировать ситуацию и спровоцировать классовый и расовый конфликт в стране. Реальность сегодняшней Венесуэлы - крайне расколотое, поляризованное общество. Большинство левых активистов действует исключительно из эмоций, лишая правительство возможности политического маневра. Они же обвиняют правительство Чавеса в "правизне", нерешительности и требуют ускорения и радикализации реформ, что отталкивает от проекта средние слои. У правительства нет реальной возможности контролировать своих сторонников. По сути, повторяются до мелочей все ошибки и просчеты, допущенные накануне переворота сторонниками правительства Народного Единства в Чили. Расклад сил на международной арене для правительства Чавеса крайне неблагоприятен. Действия в этих условиях требуют предельной взвешенности, осторожности и предусмотрительности. Попытка прямого вооруженного противостояния силам реакции была бы самоубийственной. Необходимо любой ценой добиваться национального единства, классового согласия и международной поддержки. Но само правительство расколото на две группы - "талибов", левых, требующих радикализации реформ, и "микеленистов" (по имени Луиса Микелены, бывшего министра внутренних дел в правительстве Чавеса, ушедшего в оппозицию из-за несогласия с экономическим курсом), правых, настаивающих на уступках давлению внутренних и внешних экономических групп.

    Венесуэльская реальность сложна и крайне нестабильна. Несмотря на поддержку со стороны большинства населения, правительство Чавеса, на наш взгляд, не контролирует сегодня ситуацию в стране. Откровенный саботаж на местах, остающаяся неразрешенной проблема коррупции и низкий уровень зрелости значительной части сторонников правительства, делают этот проект уязвимым.

    При последней беседе с нашим знакомым - и.о. Посла Венесуэлы в Чили Виктором Дельгадо - он попросил нас донести до наших читателей объективную информацию о событиях в его стране, потому что Венесуэла является сегодня жертвой заговора собственных и международных СМИ. Этот несколько беспорядочный материал - наша скромная и срочная попытка это сделать.

    Виктор Дельгадо настаивает на том, что дело совершенно не в Чавесе, а в том, чтобы все политические споры велись честно и в рамках закона. Хотя все призывы венесуэльского правительства к порядочности и ответственности оппозиции и прессы оказываются на сегодняшний день слишком похожи на глас вопиющего в пустыне.

    Не нужно быть великим аналитиком, чтобы предположить с большой долей уверенности, что правительство Буша (не хочется говорить просто США - там есть немало приличных людей) и венесуэльская олигархия, как и мы, изучают сегодня урок своего нынешнего провала в Венесуэле и готовят новый удар...

    Мы не знаем, что можно сделать, чтобы помочь этой мечте и стоящим за ней людям. Но мы хотим помочь. Потому что мечта эта - наша общая.

    Сантьяго, 15 июня 2002 г.




  • Новинки

    1. Китай: Пекин
    2. Китай: Город Ханьдань
    3. Китай: Город Лоян
    4. Китай: Гора Хуашань
    5. Китай: Город Линьфэнь и водопад Хукоу
    6. Китай: Горы Мяньшань, провинция Шаньси
    7. Китай: Пинъяо, провинция Шаньси
    8. Китай: Тайюань, провинция Шаньси
    9. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
    10. Куба: После Монкады
    11. Боливия: Праздник черепов
    12. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
    13. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
    14. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
    15. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
    16. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
    17. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
    18. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
    19. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
    20. Боливия: Манифест Острова Солнца
    21. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
    22. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
    23. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
    24. Россия: Дальняя дорога ненапрасной жизни
    25. Венесуэла: Посвящается Чавесу
    26. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
    27. Россия: Мышкин
    28. Россия: Рыбинск
    29. Россия: Балтийск
    30. Сальвадор: Народный праздник
    31. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
    32. Россия: Зеленоградск
    33. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
    34. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
    35. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
    36. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
    37. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
    38. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
    39. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
    40. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
    41. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
    42. Венесуэла: Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции
    43. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
    44. Боливия: Боливийские метаморфозы
    45. Китай: Привет, Китай!
    46. Китай: Чунцин
    47. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


    Туризм:


    Твоя Тур Тропа
    в Латинскую Америку


    Адресная книжка:





    Развлечения:

    Виртуальные открытки
    Wallpapers
    Amigos Amigos





    Rambler's Top100
    TopList
    Rambler's Top100