Кокаиновый привет из Эквадора

18 Марта 2003г.
Эта громкая история пока не имеет окончания... А началась она еще весной 2001-го. В аэропорту Де Голля французские таможенники заинтересовались пятью картонными коробками, шедшими из Эквадора в адрес некоей калининградской фирмы. На первый взгляд это были упаковки с колготками, однако, как оказалось, две коробки были с “сюрпризом”: в гофрокартоне были хитроумно размещены аккуратные полиэтиленовые пакетики с белым порошком. Наркотики? Оказалось, да, и не какие-нибудь, а чистейший кокаин - более полутора килограммов!

Французы немедленно связались с МВД России, и было принято решение провести совместную международную операцию. Ну а поскольку груз шел в Калининград, то к участию в организации контролируемой поставки были привлечены и наши правоохранительные органы, в том числе ОБНОН и следственная часть следственного управления при УВД Калининградской области.

Естественно, посылать в город на Балтике такую массу героина было рискованно, хоть и шел груз под неусыпным приглядом. Львиную долю кокаина изъяли, заменив безобидным белым порошком, и лишь 245,9 грамма оставили “на затравку”. Примечательно, что на коробках был указан контактный телефон, принадлежащий жителю Москвы, гражданину РФ... Родасу Луису Бернардо.

Новоиспеченный москвич происходил из Колумбии, но учился в нашей столице, женился, обзавелся детьми и, можно сказать, обрусел. К началу 2000-го возраст г-на Родаса приближался к полувековому рубежу, да и положение было солидным и прочным - генеральный директор крупной фирмы! Вот ему-то и был сделан звонок, когда груз был доставлен в Москву на склад временного хранения Шереметьева-2.

Рассказывает непосредственный участник тех событий Светлана Маринич, сейчас начальник отдела СЧ следственного управления при УВД Калининградской области:

- Естественно, телефонные переговоры колумбийца были сразу взяты под контроль. Поскольку Родаса оповестили о возникновении некоторых проблем с растаможкой, требующих присутствия грузополучателя, он тут же набрал калининградский номер. Ответивший (а это был молодой местный бизнесмен П., недавно зарегистрировавший собственную фирму) долго отнекивался, просил уладить все своими силами, однако потом все же согласился прилететь в Москву.

Пятого мая П. уже был в столице, где остановился у Родаса, а затем вылетел домой, чтобы встретить груз в Храбровском аэропорту. Бизнесмен и не подозревал, что его уже “ведут” наши оперативники.

Когда П. стал вскрывать упаковку, случился досадный сбой. Внутрь картона было “внедрено” подслушивающее устройство, и П. Его обнаружил. Пришлось срочно арестовывать запаниковавшего бизнесмена.

П. строить из себя стойкого оловянного солдатика не стал и тут же дал признательные показания. Русский колумбиец свел его с семьей погибшего в разборках владельца наркокартеля, и через какое-то время в Россию была пущена пробная поставка: в безобидной партии товара соорудили тайничок, но “зелье” не вложили. А потом пришел черед и настоящих наркотиков. Вот они-то и были перехвачены французами.

После признаний П. в Калининграде уже 8 мая 2001 года было возбуждено уголовное дело по факту незаконной перевозки, хранения и приобретения наркотиков, а в УБНОН МВД России пошло поручение за подписью старшего следователя по особо важным делам Светланы Маринич на задержание Родаса.

Вскоре москвич-колумбиец уже излагал свою версию событий. Хотя два фигуранта и пытались свалить ответственность друг на друга, но в ключевых моментах их показания совпали.

Родас заявил, что имеет возможность еще раз выйти на тех, от кого шел кокаин, и готов помочь органам их изобличить.

Игра стоила свеч. Раскаявшийся москвич был отпущен под залог, и операция пошла на новый виток.



В наше время накоротке общаться с любой точкой планеты можно без труда - имей лишь выход в интернет и деньги. У Родаса было и то, и другое плюс обязательства перед правоохранительными органами. Вскоре диалог с колумбийцами возобновился, и некий Эрнан Окампо отправил в Россию сначала “пробник”, а затем и настоящий “товар”.

Чтобы обезопасить дорогостоящий груз, колумбийцы “зашифровали” кокаин: наркотик растворили в клее, а дабы вновь вернуть кокаин в первоначальный вид, послали вдогонку за “товаром” специалиста-химика, который должен был, кроме всего прочего, проверить и подтвердить при покупателе качество порошка. Только после этого могла идти речь о деньгах за “кайф”.

Не будем вдаваться в подробности оперативных разработок, но удалось повести дело так, что для окончательного расчета в Москву приехал сам поставщик Окампо и химик Алварадо Баутисто Серафин. В роли оптовых покупателей выступали оперативники. Чтобы гости поверили, что имеют дело с солидными людьми, была оборудована настоящая химическая лаборатория со всем набором препаратов для экстрагирования “зашифрованного” кокаина. Залетный Серафин и впрямь оказался мастером своего дела: результат его работы (которая была заснята на видео оперслужбами) - почти 7 килограммов кокаина!

Заморские гости, получив деньги, готовы были распрощаться с новыми друзьями, но тут их и повязали.



После завершения второго этапа операции столица приняла решение о соединении “калининградского” и “московского” дел в одно производство. Окончательное расследование было поручено следственной части следственного комитета при МВД России.

В суд дело пошло в июле 2002 года и до сих пор находится в стадии рассмотрения. Ответ держат два гражданина Колумбии - Эрнан Окампо, Алварадо Баутисто Серафин и два россиянина - москвич с колумбийскими корнями Родас Луис Бернардо и калининградец П.

Не будем гадать, каков будет приговор, но, по мнению Светланы Маринич, доказательная база, представленная суду, - это классика, настолько все четко и убедительно выполнено. И все же подождем законного финала...(Ирина ШЕВЧЕНКО, «Калининградская правда»)

Поделиться