Последний бой Чавеса

The Economist//Liva.com.ua
14 Июля 2012г.
Последний бой Чавеса
Чавес сказал, что, если его переизберут, он сделает социалистические преобразования в Венесуэле необратимыми, превратит страну в региональную сверхдержаву и будет работать над тем, чтобы спасти планету от капитализма.


От редакции Liva.com.ua. Статья в The Economist, одном из ведущих изданий, формирующих «экспертное мнение» в среде международной политики, показывает, какой видится в ней ситуация в Венесуэле. Мы обратились к Дмитрию Штраусу, аспиранту кафедры статистики Университета имени Симона Боливара в Каракасе, с просьбой прокомментировать этот материал.

Дмитрий Штраус: Статья в The Economist отличается от откровенно античавистских материалов постсоветской прессы. Более того, помимо мнения оппозиции в ней представлена точка зрения сторонников правительства – хотя и только таких, которые напрямую получают выгоду от программ Чавеса. Однако, здесь ничего не сказано о том, чем же отличаются между собой кандидаты, и каких взглядов они придерживаются. Нельзя утверждать, что взгляды Каприлеса близки к фашистским – но, безусловно, они гораздо правее центра. Впервые он стал депутатом парламента от социал-христианской партии Копей. Сторонники Чавеса упорно говорят, что в юности Каприлес участвовал в деятельности ультраправой религиозной организации «Традиция, семья и собственность», руководителя которой однажды арестовали за подготовку покушения на Иоанна Павла II во время его визита в Венесуэлу (для них он являлся слишком «левым»).

Слухи о критическом состоянии Чавеса с очевидностью являются безосновательными. Уже после упомянутой в статье речи он ещё несколько раз выступал три, четыре и пять часов подряд. Моя коллега, венесуэльская переводчица, которая переводила встречу Чавеса с российским министром Мантуровым, говорит, что президент не выглядит как терминальный больной, нормально ходит и разговаривает.

В статье верно отмечена поляризация общественных настроений, а также то, что многие граждане колеблются в своих политических предпочтениях. За минувшие двенадцать лет несколько моих знакомых серьёзно изменили свои взгляды: кто-то перешёл от поддержки президента к нейтралитету, кто-то превратился из активного оппозиционера в нерешительного сторонника Чавеса. Молодёжь уже не помнит, как грудным детям из низших слоёв давали соски с разведённой в воде мукой или пережёванной вермишелью, поскольку денег на молоко не хватало – особенно в конце месяца. Хорошее быстро начинает считаться неотъемлемой нормой, а плохое (например, неспособность правительства Чавеса справиться с преступностью) раздражает и побуждает искать перемен.

Министерства и государственные предприятия действительно свозят своих сотрудников на митинги – но никаких санкций к тем, кто принципиально не участвует в этом, не применяется. Кроме того, оппозиционные губернаторы и мэры точно так же свозят на митинги своих служащих, о чём не упомянуто в статье. Среди возможных преемников Чавеса почему-то не называют вице-президента Элиаса Хауа – хотя именно он станет и.о. президента, в случае, если что-то произойдёт с Чавесом. К утверждениям о том, что никто из ближайшего окружения Чавеса не имеет шансов против оппозиции, следует относиться скептически. Проводить эти опросы, пока Чавес жив – и, более того, идёт на поправку, некорректно. Среди сторонников оппозиции есть немало людей, которые проголосуют за любого противника Чавеса. Но и большинство твёрдых сторонников Чавеса, при его отсутствии, проголосуют за любого преемника – лишь бы не допустить к власти оппозицию. Чавес выиграет эти выборы, однако победа на следующих выборах не гарантирована его сторонникам, если не произойдёт прорыва – резкого улучшения жизни миллионов людей, как это произошло в 2003-2006 годах.



Год назад опухоль «размером с бейсбольный мяч» была извлечена из тазовой области Уго Чавеса. В феврале ему понадобилась следующая операция после того, как рак (до сих пор конкретно не обозначенный) вернулся. Согласно подсчётам оппозиции, за последние 12 месяцев венесуэльскому президенту понадобилось около 200 дней лечения и/или отдыха. В последний месяц Чавеса видели только в коротких телевизионных роликах. При этом некоторые из них были, похоже, сделаны специально для того, чтобы показать, что он всё ещё может ходить.

Но от одного мероприятия он не мог уклониться. 11 июня был последним днем для регистрации кандидатов на президентские выборы 7 октября, на которых Чавес надеется быть выбранным на третий шестилетний срок. За день до этого Энрике Каприлес, 39-летний кандидат оппозиционной коалиции Демократическое единство, продемонстрировал свою энергию, пройдя 10 километров к офису избирательной комиссии в сопровождении сотен тысяч сторонников. Напротив, Чавес проделал путешествие в десять кварталов от президентского дворца до избирательной комиссии в автобусе без крыши, по слухам оснащённым скрытым лифтом, чтобы ему не пришлось подниматься по ступеням. Его подъём на платформу, с которой он обращался к своим сторонникам, также не попал в объективы камер.

Президент, который настаивает на том, что он в порядке, не расстроил тех, кого официальная пропаганда назвала «морем счастливых людей». В целом он был на виду около пяти часов, большую часть из которых Чавес провел стоя. Он говорил почти три часа. Если его выступление и не было привычным «чавесовским», оно содержало много знакомых элементов, включая выпады в сторону Каприлеса, которого президент назвал «el majunche» («посредственность»).

Чавес сказал, что, если его переизберут, он сделает социалистические преобразования в Венесуэле необратимыми, превратит страну в региональную сверхдержаву и будет работать над тем, чтобы спасти планету от капитализма.

Многие из краснорубашечных chavistas, которые заполнили площади и узкие улицы около избирательной комиссии, были отправлены на митинг руководством своих организаций. Однако большинство опросов продолжают отдавать лидерство Чавесу со значительным отрывом от Каприлеса. Тем не менее, от четверти до трети избирателей еще не определились, и это более значительный процент, чем на прошлых выборах. Страна разделена политически, и оппозиция утверждает, что за неё проголосуют многие работники госсектора и разочарованные Боливарианской революцией Чавеса.

Однако нет сомнения в том, что миллионы венесуэльцев остаются ярыми сторонниками своего президента. Если проехаться по линии метро, что идет на юго-запад от центра Каракаса, легко понять, почему. Станция Лас-Адхунтас лежит в конце линии, втиснутая в узкую долину, забитую трущобами. Сотни семей потеряли свои дома после оползней 18 месяцев назад. Но сейчас в долине растут новые симпатичные многоэтажные дома, построенные государством чтобы дать жильё бездомным и работу безработным. Табличка на одном из зданий гласит, что тут находится 200 000 квартира, построенная в рамках недавно созданной Чавесом «большой строительной миссии». Президент пообещал в десять раз больше квартир – достаточно для того, чтобы преодолеть хроническую нехватку жилых площадей – если он будет переизбран.

Сильвия Эрнандес говорит, что её сын, двоюродный брат и племянник, бывшие безработными, трудятся сейчас на стройке. Она также в списке тех, кто получит в квартиру в этих домах. Кроме этого государство выдало ей 15 000 боливаров (почти 3 500 долларов США по официальному курсу) на ремонт и отделку. «Я люблю моего президента», – говорит сеньора Эрнандес, которая работает в местной клинике, созданной общественной организацией. – «Я обожаю его».

В 2003 году с помощью Кубы Чавес создал «миссии», которые выступают в качестве чрезвычайных схем социального обеспечения. Приливы и отливы в их деятельности зависят от стадии избирательного цикла, и во многом благодаря миссиям Чавес остаётся у власти. Было запущено около трёх дюжин миссий, хотя многие пребывают в чахлом полузабытом состоянии.

В то время как государственные больницы разваливаются из-за недостатка инвестиций, люди в баррио, таких как Лас-Адхунтас, получают доступ к локальным клиникам, укомплектованным кубинскими врачами. Продовольственные товары поступают в рамках миссии Mercal по субсидированным ценам, а обучение детей является бесплатным – включая высшее образование. Другие миссии предоставляют денежные выплаты пожилым, инвалидам и матерям, живущим в бедности. «Все мои соседи получают выплаты миссий», – говорит сеньора Эрнандес.

Оппозиция заявляет, что миссии неэффективны, поражены коррупцией и кумовством. Партия Каприлеса утверждает, ссылаясь якобы на секретный отчёт кубинских советников, что к апрелю было построено 36 000 новых квартир, а не 200 000. Миссии, возможно, слишком дороги: несмотря на то, что доходы от продажи нефти за последние два года выросли, правительство сильно увеличило внешний долг. Но миссии столь эффективны политически, что даже оппозиция была вынуждена пообещать продолжить их работу в случае своей победы, хоть и после исправления присущих им недостатков.

Текущая избирательная кампания обещает быть непохожей на другие. Будет ли президент жив к октябрю? Выберут ли венесуэльцы человека, которые может умереть до инаугурации в январе 2013-го? Кто может заменить его? Потенциальными преемниками считаются Николас Мадуро, министр иностранных дел, которого предпочитает Куба, и Дьосдадо Кабельо, товарищ Чавеса с армейских дней и нынешний глава Национальной ассамблеи. В прошлом месяце плакаты «Дьосдадо в президенты» на короткое время появились на улицах Каракаса. Их объясняют как провокацию оппозиции или как следствие подковёрной борьбы за власть. Но по данным опросов, никто из потенциальных преемников не сможет победить Каприлеса. И никто из них не приводит в восторг социальные массы низов. «Если Чавес уйдёт, я не знаю, что произойдёт здесь», – говорит сеньора Эрнандес.

Каким бы ни было состояние президента, складывается впечатление, что лидерам революции придётся привязать его к лошади, как рыцаря Сида, и отправить в битву в Октябре.

The Economist

Перевод Леонида Грука
Поделиться