Трагедия Колумбии без конца

Олег Ясинский
24 Августа 2020г.
Некоторое время назад произошла бойня в колумбийском посёлке Саманьего, где неизвестная вооружённая группа расстреляла группу молодёжи во время праздника.

К сожалению, почти каждый день приносит похожие новости, иногда по несколько в день. За последние дни в разных точках страны при подобных обстоятельствах погибло уже больше тридцати совершенно случайных людей. После разоружения партизан ФАРК при полном отсутствии государства происходит новый передел территорий бандами наркотрафикантов, на этот раз при участии гастролеров из мексиканских картелей, прибирающих к рукам бизнес местных. Без регулярного структурного участия правительства и армии этот бизнес был бы невозможен.

Вспоминаются недавние времена, когда вооружённые и обученные колумбийским государством парамилитарес массово сдирали кожу с живых людей на площадях деревень, устраивали конкурсы по медленной «нарезке» жертв мачете с целью не убить сразу и доставить побольше страданий, и игра в футбол отрубленными головами крестьян и партизан - все, чтобы парализовать провинцию страхом и лишить повстанцев крестьянской поддержки.

Сегодня эта история повторяется - новые участники наркотрафика преподносят уроки террора, чтобы никто не ставил под вопрос их абсолютную власть на новых территориях. Армия и полиция традиционно не вмешиваются.

Через неделю после трагедии Саманьего я перевёл этот небольшой фрагмент репортажа, опубликованный в колумбийском журнале Semana

* * *

20 МИНУТ КОШМАРА: РАССКАЗ ОДНОГО ИЗ ВЫЖИВШИХ В САМАНЬЕГО.

Хавьер успел рассмотреть четверых человек в масках, в 21:30 прервавших дружескую встречу с барбекю. За считанные секунды он рассмотрел их с ног до головы в поисках браслета или другой различительной символики ELN. Сначала он подумал, что это партизаны, которые часто патрулируют местность, и поэтому он снял кепку, чтобы его узнали. Большинство из ребят и девушек, находившихся там, не жили в Саманьего, но все были родом оттуда, и он подумал, что это должно защитить их. Тем не менее, он не нашел на нападающих никаких различительных знаков, у них было оружие, выглядевшее как новое, шнурованые армейские сапоги, джинсы, черные куртки, автоматы и пистолеты. Люди в масках, говорили мало, только необходимое, например, чтобы запереть в одной комнате женщин и уложить мужчин лицом вниз. «Я могу с полной уверенностью утверждать, что все они не местные, а один из них говорил с мексиканским акцентом».

Убийцы прошлись по лежащим на земле и жестами выбрали трех из них, кого вывели в центр полукруга, где были расставлены подготовленные для празднования стулья и поставили там на колени. На них направили оружие и начали расстреливать в упор по одному.

Первым убили Байрона Данило Патиньо. Три месяца назад Байрон вернулся в поселок после получения диплома счетовода в Кали. Ему было 25 лет, он отличался талантом певца-любителя и завидными способностями к мини-футболу. Ему выстрелили в лицо с расстояния примерно в метр. Потом был убит Алексис Куаран, 25 лет, друг детства Байрона и известный в Саманьего спортсмен. Хавьер слышал выстрелы, лежа на земле и закрыв глаза, чтобы этого не видеть.


С Даниэлем Стивеном Варгасом расправились чуть позже. Убийцы не спешили, они дождались момента, когда кровь убитых дотечет до лиц, уложенных ими на землю. Хавьер подумал, что кошмар на этом закончился, но снова услышал четыре выстрела. Опять стреляли в упор. «Давайте следующих», - скомандовал один из убийц. С этого момента началсяполный хаос.

Потом выстрелили в 19-летнюю Лауру Мишель Мело Риаскос, студентку медицины, которая училась в Пасто, она бросилась бежать и примерно в 8 метрах упала, сраженная пулей. Хавьер толком не понял, как убили Джона Себастьяна Кинтеро, который в свои 23 года представлял Саманьего в сборной департамента Нариньо по футболу и был главной футбольной надеждой поселка. Они учил администрацию товаров в Пасто. «Себастьян был возле меня, когда началась стрельба, я закрыл голову руками и зажмурился, мне было очень страшно».

Перед уходом убийцы вывели женщин из комнаты, чтобы показать им свою работу, а потом приказали всем бежать. Некоторые бросились в лес, другие - в реку Паскуаль, расположенную в 50 метрах от места.

«Я не знал, что Себастьян был ранен, как только я смог встать, я попытался поднятть и его, но у него была пуля в шее. А говорил ему: «Себас, дыши! Смотри на меня, дыши! Сейчас я вернусь, я сейчас мигом за помощью!»», - рассказывает Хавьер. Через несколько минут он сел в свой мотоцикл и примерно в 200 метрах, где грунтовка переходит в асфальтированную дорогу, он увидел три белых пикапа с двойным салоном и около 15 вооруженных до зубов людей. Он похолодел от страха, узнав среди них четырех убийц, которые как ни в чем ни бывал курили, опершись на машины.

Дом, где произошла бойня - последний над небольшим оврагом, окруженным растительностью. Чтобы доехать доосновной трассы, ведущей в центр поселка. Необходимо спуститься около 100 метров с холма, пересечь автомобильный мост над рекой Паскуаль и подняться еще на 150 метров. Хавьер увидел убийц, когда у него заглох мотоцикл на подъеме; он бросил мотоцикл там же и бегом вернулся к месту трагедии. Добраться до поселка незамеченным былоневозможно.

Дружеское барбекю началось в два часа дня на хуторе Санта-Каталина, в 2,1 км от центра поселка, настолько близко от него, что кажется одним из районов Саманьего. Оскар Андрес Обандо организовал это в доме своей покойной бабушки, чтобы увидеться с большинством своих друзей. Впервые более чем за год, большая часть молодежи, которая учится в других местах страны, находилась в родной деревне. На встрече были караоке, танцы, спиртное, игры, смех и много радости.

Эта суббота для Саманьего началась нехорошо. С утра атмосфера была странной из-за убийства в центре поселка Джессики Суньиги Харамильо, 26-летней девушки, работавшей официанткой в одном популярном баре. Два киллера расстреляли ее прямо перед полицейским участком, в присутствии множества людей. О жертве известно было очень мало. Увидев убийц на дороге, Хавьер вернулся к сцене преступления. Маленький дворик был рекой крови, выжившие плакали над убитыми и раненые Себастьян и Лаура были еще живы. Он не мог говорить, а она просила о помощи. «Кто-нибудь, пожалуйста, помогите нам!» - кричала она, корчась от боли.

С момента нападения прошли уже 20 минут, но не было ни полиции, ни пожарных. Как будто никто не слышалстрельбы возле самого поселка. Хавьер еще раз выехал на трассу: «Убийц уже не было, и я поехал прямо в поселок за помощью к пожарным. По дороге я увидел уже многих родственников, направлявшихся к месту».

Учитель Хесус Кинтеро прибыл одним из первых. Его сын Себастьян еще с трудом дышал. Он донес его на руках до асфальтированной дороги, где ждала «скорая». Это был последний раз, когда он видел сына живым: Себастьян умер по дороге от внутреннего кровотечения. Лаура выдержала немного больше. Ее приняли в муниципальной больнице, но единственный врач и две медсестры ничем не могли помочь. Они решили о ее перевозке в город Пасто, по пути в который она умерла.

«Они стреляли без эмоций, почти развлекаясь. Не выражали никаких чувств. Они могли бы перебить нас всех, если бы захотели, потому что не искали никого конкретно. Я думаю, этим они хотели дать сигнал», добавляет Хавьер.

Мария Виситасьон Росеро подошла к телу своего сынв Брайяна Куарана со свитром в руках. За несколько минут до начала бойни он попросил у нее передать этот свитер. «Он позвонил мне и попросил передать ему свитр, потому что стало очень холодно. За ним должен был зайти знакомый парень, но никто не зашел», рассказывает она.

За пять минут до начала расправы, убийцы блокировали въезд на мост через реку Паскуаль и окрестности дома. На главной дороге они поставили поперек трассы пикапы и развернули многих мотоциклистов. Один из них должен был подвести заказ спиртного на праздник, но ему скомандовали возвращаться в Саманьего. «Они были в масках. Меня остановили и сказали: «- У вас 30 секунд, чтобы развернуться и уехать», я летел оттуда как сумасшедший, чуть не убился», рассказывает он.

Хесус Кинтеро считает, что случаи групповых убийств в Саманьего будут расти, потому что приближается новая война за передел территорий, на этот раз с иностранными участниками. «Мы брошены. В нашем муниципалитете это не в первый раз, мы живем от бойни к бойне, здесь, в Саманьего массовые убийства происходят и в самом центре, в сантиметрах от полицейского участка. И никто ничего не делает».

В без пяти десять вечера Хавьер добрался до пожарных, в отчаянии прося о помощи. Никто ему не поверил, но согласились сопроводить его. Когда пожарные увидели эту сцену, один из них не выдержал и его вырвало на месте. Кровь уже высохла, у некоторых трупов был разбит пулями череп и виднелся мозг. Многие родственники и друзья безутешно рыдали.»

https://www.facebook.com/oleg.yasinsky/posts/10220711517110265
Поделиться