Tiwy.com
RusoEspanol
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


Реклама
Человек и Экономика > Социальная панорама Латинской Америки, 1999-2000 гг.

Социальная панорама Латинской Америки, 1999-2000 гг.

Из обзора ЭКЛАК

Перемены, происшедшие на рынке труда в 90-х годах, создали новую структуру распределения занятости, которая не благоприятствует ни социальной мобильности, ни лучшему распределению доходов. Нехватка рабочих мест в настоящее время носит всеобщий характер. Рост социальной уязвимости, имеющий вполне объективные причины, охватывает большую часть населения и отражается в опросах общественного мнения. Это - лишь некоторые тенденции, выделенные в обзоре “Социальная панорама Латинской Америки за 1999-2000 г.г.”, подготовленном Экономической комиссией по Латинской Америки ООН (ЭКЛАК).

Некоторым странам региона удалось за этот период снизить уровень бедности. В ряде других, напротив, наметившаяся в первой половине 90-х годов тенденция к сокращению нищеты была прервана.

По данным ЭКЛАК, около 220 миллионов людей региона живет сегодня в бедности, это - почти 45 % всего населения Латинской Америки и Карибского бассейна. Из них 117 миллионов - дети и молодежь до 20 лет.

Мексика, Центральная Америка и самые крупные страны Карибского бассейна сохранили или даже повысили темпы экономического роста, снизили уровень безработицы, подняли реальную заработную плату и сократили уровень бедности. По контрасту, в большинстве южноамериканских стран ВВП замер на прежнем уровне или даже сократился, увеличилась открытая безработица и уменьшилась реальная заработная плата, что, закономерно, не позволило не только сохранить прежний уровень бедности, но и привело к его повышению.

Последние исследования ЭКЛАК по Чили и Мексике за период 1997-1998 г.г. показывают, как чутко реагирует планка уровня бедности на подъемы и спады экономического роста и на проводимую социальную политику.

Если сравнивать показатели экономического развития за двухлетку, обе страны дают весьма похожие результаты.

Тем не менее, в Мексике шел интенсивный рост темпов экономического развития, в то время как в Чили этот процесс существенно затормозился.

В Мексике открытая безработица за указанный период сократилась с 7,4% в третьем квартале 1995 года до 2,8% в четвертом квартале 1998 г. В Чили - за период с ноября 1996 года по ноябрь 1998 г. - она поднялась с 5,7% до 9,9%, поразив в основном группы с наименьшими доходами.

Активность мексиканской экономики за указанный период и последовательная социальная политика по оказанию поддержки слоям населения, наиболее пострадавшим от кризиса, привели к быстрому социальному оздоровлению. Процент семей, живущих в бедности, снизился за период 1996-1998 годов с 43% до 38%, а количество семей, живущих в нищете, сократилось с 16% до 13%, что говорит о том, что из положения крайней бедности удалось выбраться почти 3 миллионам людей. Удалось сократить крайние формы нищеты в группах населения с самым низким уровнем дохода.

За это время в Чили нищета уменьшилась с 20 % семей в 1996 г. до 18 % в 1998 г., в то время как уровень крайней бедности практически не изменился (был 5,8 %, стал 5,6%).

“Социальная панорама” демонстрирует глубокие изменения на рынках труда и идентифицирует - по степени доходов - три группы, которые составляют новую стратификацию занятости. К высшему уровню относится немногим более 9% имеющих работу и зарабатывающих в значительной мере больше, чем все остальные. К среднему уровню принадлежит 14% трудовой силы и, наконец, к последней группе - низшей - относится 75 % работающих, зарабатывающих столь мало, что в большинстве стран этих денег не хватает на достойное содержание семьи.

С другой стороны от 40 до 60 % лиц старшего возраста (начиная с 60-ти лет) не получают ни пенсионных, ни трудовых денег и должны жить на обеспечении семьи. Данный анализ показывает разнообразные формы таких семейных “соглашений”, которые отражают подобную реальность.

Проблема поиска работы ухудшилась в 90-ые годы. Эта тенденция нашла отражение в рамках роста лиц, вынужденных трудиться в неформальном секторе или же отраслях низкой производительности. К этому разряду в 1999 г. относилось около 50 % трудовой силы в городских центрах, а в сельских районах этот процент является куда более высоким.

Анализ ЭКЛАК дает анализ социальной эволюции, уделяя особое внимание проблемам стратификации занятости, незащищенности прав работающих и вообще - сохранения рабочего места за работающим на нем человеком. В анализе изучаются условия работы лиц “третьего возраста”, возможности достижения достойной жизни для детей и подростков, рассматриваются задачи в области контроля за производством, торговлей и употреблением наркотиков.

Сейчас правительства стоят перед все возрастающим требованием общества: сократить уязвимость трудящихся слоев, которые больше всего пострадали от кризиса, путем введения страхования на безработицу и реализации комплекса других экономических и социальных мер. Отсутствие работы или ее низкое “качество” являются очевидной причиной (социальной) уязвимости и нищеты, поскольку заработная плата - единственный источник содержания семей в средних и низших слоях населения.

Рост “подвижности” рабочих рынков усилила непрочность и нестабильность трудовых соглашений, что добавилось к сокращению доступа к социальному страхованию. Потеря рабочих мест многими “возрастными” тружениками - из-за производственных реструктуризаций - девальвировала человеческий капитал, поскольку их трудовой опыт оказался неприменим в новых производственных процессах. “Правительственные программы переподготовки и предложения новых рабочих мест, кажется, не имеют ожидавшегося успеха”, - подчеркивается в документе ЭКЛАК.

Кризис налогового сектора и инфляция 80-х годов снизила покупательную способность пенсионеров. Низшие социальные группы, получавшие социальную поддержку из общественных фондов, оказались в еще более тяжелом положении. Некоторые правительства смогли, правда, в течение 90-х годов несколько восстановить указанную покупательную способность.

Наибольшая социальная уязвимость наблюдается в сфере предоставления социальных услуг, прежде всего в области образования, здравоохранения и страхования (несмотря на рост социальных затрат в 90-е годы).

Политика целевого использования социальных средств сократила в различных странах нагрузку, которую испытывал государственный бюджет, представляя социальное обеспечение высшим и средним слоям населения. Но это привело к тому, что многие семьи среднего и среднего-низшего секторов были вынуждены оплачивать в прямой форме (полностью или частично) стоимость этих услуг и это на фоне кризиса занятости и падения (семейных) доходов. Эти группы, особенно в странах, которым не удалось добиться стабильного и ускоренного роста экономики, были особенно поражены уменьшением объемов и качества социального обеспечения, ведь им пришлось одновременно испытывать и падение доходов, вызванное неэффективным функционированием экономики. В этом контексте, закономерно возрастает ощущение беззащитности.

Ослабление традиционных форм социального обеспечения (профсоюзов и организаций помощи) привело к изменению коллективистских привычек в пользу более индивидуалистического поведения. В политическом плане отчуждение молодежи от политических партий стало феноменом регионального масштаба. А в связи с тем, что не возникло новых институтов взамен утраченных, люди вынуждены обеспечивать свое вхождение в рынок труда все больше изолированными, все с меньшей степенью защищенности и, следовательно, все более уязвимыми.

По данным ЭКЛАК, наблюдается “сокращение прежних завоеваний трудящихся, причем не только в плане оплаты труда, но в социальной сфере, что отражается на условиях жизни весьма чувствительным образом”.

Небольшие и микро-предприятия находятся в центре любой общественной стратегии, которая пытается снять давление процессов социальной уязвимости и нищеты трудящегося человека. Однако практическое отсутствие субсидий, ограниченность политики развития и высокая “смертность” указанных предприятий - только свидетельствуют об эфемерности предпринимаемых усилий. “Уязвимость, в которой находится капитал, поддерживающий небольшие предприятия, является таким образом фактором воспроизведения нищеты”, -констатируется в документе ЭКЛАК.

Беднякам в городских центрах трудно прибегнуть к лучшим трудовым возможностям в плане качества работы и заработной платы, т.к. они принадлежат современному сектору экономики и зависят от все более возрастающего уровня образования. С другой стороны “ротация” нищеты весьма зависима от ситуации нестабильности с рабочими местами, чем отличается этап нынешнего развития.

Явным водоразделом между социальными слоями сегодня является уровень получаемого т.н. “человеческим капиталом” образования и медицинского обеспечения. Это составляет еще один фактор уязвимости значительной части населения, затрудняющий преодоление нищеты.

Хороший уровень образования некоторых высших слоев является капиталом, который обычно передается от одного поколения другому. И те слои, которые имеют худший и менее качественный уровень образования, к которому добавляются различия в области медицинского обеспечения и социальных услуг, предоставляемых государственным и частным сектором, не в состоянии преодолеть разрыв с (привилегированными группами) человеческого капитала, что и становится дополнительным фактором воспроизведения нищеты, вторжения напряженности и неуверенности в их семьи.

Чтобы сократить нищету и социальную уязвимость, ЭКЛАК рекомендует восстановить определенную степень универсальности в области социальной политики. Она должна стать более массовой и эффективной, что позволит включить в сферу ее действия народные слои (включая средний класс), которыми пренебрегли в результате излишне локализованной “целевой социальной политики”. Именно они оказались весьма беззащитными перед лицом экономических спадов и новой институционности, которая регулирует доступ к социальным услугам.

С другой стороны, экономическая политика должна добиться более динамичного и стабильного роста, как и существенного увеличения продуктивности микро- и небольших предприятий, чей непреходящий характер не вызывает сомнений. “По мере того как экономическая экспансия будет становится все более динамичной, - утверждается в докладе ЭКЛАК, - эта ситуация будет иметь тенденцию к улучшению, как по созданию новых и качественных рабочих мест с более высоким уровнем заработной платы, так и с лучшими возможностями, которые данный процесс предлагает правительственному бюджету”.

Полный текст доклада на испанском языке: http://www.eclac.cl.



Новинки

1. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
2. Панама: Панамский by-pass
3. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
4. Колумбия: Будет ли мир?
5. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
6. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
7. Россия: Ярославль
8. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
9. Куба: На Кубе не любят мафию
10. Куба: Мария из Гаваны
11. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
12. Русская тема: Первая биография народного монархиста
13. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
14. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
15. Куба: После Монкады
16. Боливия: Праздник черепов
17. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
18. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
19. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
20. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
21. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
22. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
23. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
24. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
25. Боливия: Манифест Острова Солнца
26. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
27. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
28. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
29. Венесуэла: Посвящается Чавесу
30. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
31. Россия: Мышкин
32. Россия: Рыбинск
33. Сальвадор: Народный праздник
34. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
35. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
36. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
37. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
38. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
39. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
40. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
41. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
42. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
43. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
44. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
45. Боливия: Боливийские метаморфозы
46. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче

Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru