Боливия, дерегуляция экспорта и возвращение к неолиберализму

Рабочий Университет им. И.Б. Хлебникова - https://prometej.info
Стратегический латиноамериканский центр геополитики (CELAG)
8 Марта 2020г.
28 января 2020 г. фактическим правительством был подписан декрет о дерегуляции (liberación) экспорта. Дерегуляция стала одной из первых мер в рамках нового курса, проводимого боливийским неолиберализмом. Это наглядно показывает, какими были интересы сил, стоявших за переворотом и выглядит как плата новых властей агроиндустрии Востока за поддержку переворота. Получив экономическую и политическую поддержку, фактическое правительство платит по счету, дерегулируя экспорт продуктов, производимых агроиндустрией Санта-Круса.

За эти более, чем 60 дней правительство уже четыре реза последовательно объявило о решении провести дерегуляцию экспорта, но эту меру не довели до конца; после трех переносов ее назначили на 28 января 2020 года. Необходимо рассмотреть, что изменится и почему дерегуляция экспорта является первоочередной крупной задачей по восстановлению прежней экономической власти.


Продовольствие: в центре экономической политики Эво Моралеса

Одним из центральных направлений экономической политики правительства Эво Моралеса был контроль инфляции, в особенности касавшийся цен на продукты питания. Снижение инфляции выполняло две крупные задачи – гарантировало макроэкономическую стабильность и позволяло перераспределить национальный доход, чтобы обеспечить рост реальных доходов наиболее бедных слоев населения, которые исторически были лишены государственного социального обеспечения.

В свою очередь стабильность цен на продукты питания связана с центральной задачей экономической политики Моралеса, которая должна была сохранить «продовольственную безопасность и суверенитет», в соответствии с конституцией, принятой в 2009 году и закрепляющей в статье 16[1] гарантию государством права на продукты питания для всего боливийского населения. Таким образом, речь шла не только о доступе населения к питанию, но и о его независимости от внешнеэкономических факторов; предусматривалось, что народу будет гарантировано право на продукты питания, вне зависимости от решений правительств других стран мира, насколько это возможно.

Достижение суверенитета как центрального компонента продовольственной безопасности превратилось в центральную задачу экономической политики, учитывая историю подчинения, в котором жила страна в Андах, благодаря разрушению способности к промышленному производству в результате «помощи в развитии» от США посредством пожертвований зерна с 1950-х годов. Эти пожертвования создали огромную продовольственную зависимость от «хлеба битвы», который выпекался по большей части из муки, сделанной из американского зерна. Боливийские аналитики ссылались на эту тему, утверждая, что «Боливия превратилась в зависимую от зерна страну»[2]. Когда в октябре 1982 года в Боливии пришел к власти Народно-демократический союз (UDP), сформированный левыми партиями, которые создали прогрессивное правительство, Рональд Рейган прекратил поставки муки и зерновых, и в результате почти полной нехватки «хлеба битвы» экономика страны обрушилась и UDP стало сложно продолжать правление по этой и многим другим причинам.

Этим объясняется, что контроль цен на продукты питания был для правительства Моралеса не менее важным вопросом, чем экономическая стабильность. Одним из механизмов, введенных для контроля цен на продукты питания была регуляция экспорта. Усилия по обеспечению продовольственного суверенитета получили всемирное признание, выразившееся в награде ФАО за сокращение недоедания, которую Боливия получила в 2015 году.


Регулирование экспорта

Введение мер регулирования экспорта не было частью изначального плана правительства в 2006 г. Они были введены изначально как чрезвычайные в связи с угрозой роста цен на продовольствие в 2008 г. К тому моменту агроиндустриальный сектор Боливии, преимущественно сосредоточенный в департаменте Санта-Крус, продавал 70 % своей продукции на внутреннем рынке. Тем не менее, в тот момент производители продовольствия решили переориентироваться на экспорт, и на внутреннем рынке возникла серьезная нехватка продовольствия, поставившая экономику страны на грань коллапса. Ситуация в Боливии стала напоминать кризис 1982 года, когда Рейган прекратил поставки зерна. Растительное масло, сахар, рис, кукуруза (основной корм в птицеводстве), красное мясо, мясо курицы и т.д. начали исчезать с рынка, в особенности на Востоке страны, где производители экспортировали их основную часть.

Такие действия агропромышленных предпринимателей Санта-Круса, имевшие явную политическую мотивацию, стали причиной введения правительством регуляции экспорта в качестве ответной меры – ей предшествовал кратковременный запрет экспорта, который правительство использовало для экономического давления и разрушения альянсов между олигополиями. На практике Боливия находилась в рабской зависимости от класса капиталистов и максимизация их прибыли от экспорта прямо сокращало предложение на внутреннем рынке товаров и услуг. Население оказалось заложником интересов капиталистов, получавших прибыль любой ценой, включая сокращение внутреннего рынка[3].

После этого, правительство Моралеса разрешило экспорт части производимых продуктов питания в том случае когда обеспечивалось предложение на внутреннем рынке, а экспортные цены превышали внутренние. На протяжении 10 лет механизм совершенствовался, чтобы гарантировать предложение на внутреннем рынке и обеспечить быстрый вывоз излишков. Был создан «сертификат снабжения внутреннего рынка по справедливой цене», который получали производители для того, чтобы экспортировать часть своей продукции после того, как государство удостоверялось, что они выполнили свои обязательства по поставкам на внутренний рынок по предварительно согласованной между государством и производителями цене, именовавшейся «справедливой ценой». Кроме того, правительство отслеживало площадь посадок на каждом цикле аграрного производства, чтобы рассчитать производительность с гектара каждого выращивавшегося растения и производительность выращивания животных в соответствии с применяемой технологией. «Справедливая цена», как правило, была равна цене производства с наценкой в 15 %. Споры между правительством и производителями, как правило, касались размеров прибыли, которая бы позволила отойти от олигополии на рынке, но сохранило бы функционирование частной инициативы.

Процесс расчета «справедливой цены» на каждый продукт подразумевал, что правительство рассчитывало и регулировало цены на использовавшееся сырье – семена, корм для скота и т.д. Таким образом правительство получало информацию о том, как формировались цены на большой ряд продуктов. Таким образом, регулирование экспорта влекло за собой и регулирование цен на сырье во всех сегментах и на всех этапах производства базовых продуктов питания. Так, в цене за килограмм куриного мяса учитывалась согласованная цена на кукурузу, а она в свою очередь – цену на семена, устанавливавшуюся государственным предприятием EMAPA.

Эта процедура гарантировала, что «справедливая цена» на внутреннем рынке этих продуктов не устанавливалась правительством в одностороннем порядке, что могло бы привести к появлению черного рынка продуктов (чего за 14 лет не происходило). Она также учитывала затраты как агропромышленных фирм, так и мелких производителей.

Поскольку достижение компромисса о технических параметрах было трудным, то уже достигнутые договоренности, чтобы не возвращаться к ним, законодательно утверждались парламентом страны. Такие законы были приняты, в частности, относительно производства сахара и производства молока.


Результаты регулирования экспорта

Критика регулирования со стороны агропромышленного сектора Санта-Круса не заставила себя ждать и изначально была сосредоточена на том, чтобы доказать, что регулирование будет «могилой» для экспортного производства продуктов, поскольку продажа продуктов на внутреннем рынке по регулируемой (даже согласованной) цене якобы не поощряла производство и должна была привести к значительному сокращению производства соевого масла, сахара, риса, кукурузы и т.д.

Несмотря на пророчества санта-крусских экспортеров, наблюдалось значительное увеличение не только производство, но и экспорт этих продуктов (см. график).

Экспорт соевого масла в 2007-2016 г. и за январь-август 2017 г. (всего за 10 лет – 2,345 млрд. долл, 2,8 млн. тонн). Источник: электронный бюллетень Боливийского института внешней торговли

Этот график, источником которого является частный институт, финансируемый из доходов агропромышленной индустрии, показывает, что в течение указанных десяти лет (в течение которых осуществлялась регулировка экспорта) экспорт сои увеличился.

Тем не менее, несмотря на результаты, полученные в течение 10 лет актуальности регулирования экспорта, агроиндустрия Санта-Крус фактически потребовала от правительства всеобщей и полной дерегуляции, чтобы заработать на высоких ценах на международном рынке.

После дерегуляции экспорта этих продуктов, предприниматели в случае высоких цен на внешнем рынке будут экспортировать всю продукцию, не оставляя ничего для внутреннего рынка. Это сделает питание боливийцев зависимым от цен на международных рынках. С другой стороны, ликвидация механизма учета цен на сырье, бывшего обычной практикой при определении «справедливых цен» на внутреннем рынке, вырастут и цены на сырье, что в сочетании с дефицитом, приведет к бесконтрольной инфляции.

Уже само объявление правительства о решении прекратить контроль экспорта и внедрить полное дерегулирование экспорта сельскохозяйственных продуктов, вызвало враждебную реакцию во многих слоях общества, поскольку считается что контроль экспорта за эти 12 лет мешал дефициту и повышению цен на продукты питания. Контроль экспорта работал как эффективный механизм перераспределения благосостояния от элит-экспортеров к населению, потребляющему товары на внутреннем рынке.

Возможное следствие этой меры – дефицит товаров на внутреннем рынке и продолжительное повышение цен, которое подорвет народное хозяйство, продовольственную безопасность и суверенитет, созданные с 2006 года.

С другой стороны, ясно, что для использования дерегулирования экспорта в своих интересах агроиндустрия Санта-Круса изменит обменный курс, что приведет к еще худшим последствиям для экономической модели, ранее созданной в стране.



Примечания


1. Конституция Боливии. Раздел II. Основные права и гарантии. Глава 2. Основные права. Статья 16. I. Каждый имеет право на воду и питание. II. Государство обязано обеспечивать продовольственную безопасность, предоставляя здоровое, адекватное и достаточное питание всему населению.

2. Специалист по внешней торговле Мария Луиса Рамос оценивала ситуацию так: «Изначально 90 % продовольственной помощи, получаемой Боливией, приходило по программе PL-480 и состояло из зерна и муки. Продовольственная помощь США уменьшалась при правительствах, не отвечавших их экономическим и политическим интересам, в частности, при левом правительстве генерала Хуана Хосе Торреса (1970-1971). Напротив, она увеличивалась при правительствах, ориентированных на США, таких, как диктатура генерала Уго Бансера (1971-1978) и проводившее приватизацию крупнейших предприятий правительство Виктора Паса Эстенссоро (1985-1987) (María Luisa Ramos Urzagaste: La ayuda alimentaria y la política estadounidense en Bolivia. ECOACCION – FOBOMADE).

3. Регулирование экспорта было проведено также с учетом того, что агроиндустрия, включая работавшую на экспорт, получала государственное субсидирование через цены на дизельное топливо. В 2011 году субсидирование дизельного топлива стоило государству 490,9 миллионов долларов, из них 12,6% топлива потреблялось агроиндустрией.

Стратегический латиноамериканский центр геополитики (CELAG), 31 января 2020 г.
Поделиться