Tiwy.com
RusoEnglish
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


Реклама

Под небом голубым Кискейи

В. Деменина, К. Сапожников

Tiwy.com, декабрь 2004
 
(страница 2 из 3)

<<< | 1 | 2 | 3 | >>>

В те дни, когда мы находились в Доминикане, всеобщей темой разговоров был "зрелищно-развлекательный" эксперимент с "Жизнью за стеклом". Модное шоу с "интим-жизнью" для всеобщего обозрения не заинтересовало местные телеканалы, и потому коммерсанты-организаторы возвели "Стеклянный дом" прямо на бульваре Эль Конде. С утра до вечера за "подопытной" парочкой Хулио и Хоселин с нездоровым любопытством наблюдали тысячи зевак. Молодые люди, пошедшие на испытание "эксгибиционизмом" ради заработка и обещанной славы (участие в рекламном бизнесе, съемки в теленовелах), к середине контрактного месячного срока начали испытывать клаустрофобию, стрессы и нервные срывы. Они переоценили свои силы, оказавшись в эпицентре недобрых циничных выкриков и низких инстинктов толпы. В столичных газетах с сочувствием писали об "узниках застеколья", подчеркивая, что путь к личному успеху проходит через "тернии и муки", и что Хулио и Хоселин - достойный пример для подражания не только подрастающему поколению доминиканцев, но и политической элите. В одной статье кто-то даже предложил проводить "Дни стеклянных стен" в президентском дворце, парламенте, министерствах и других государственных учреждениях:

"Долго ли выдержат наши политики и чиновники такую жизнь напоказ? Не придется ли им потом объяснять в соответствующих инстанциях причины визитов подозрительных посетителей, неслужебные разговоры шепотком о коммерческих делах и происхождение странных "пакетов", которые они украдкой получают от своих визитеров?"

Об "очищении" внутриполитической, общественной и морально-этической атмосферы в стране неустанно говорят и доминиканские масоны. Впрочем, вряд ли они, даже обладая всей полнотой власти, смогли бы навести порядок в Кискейе, поскольку сами переживают серьезный "институционный кризис". В Санто-Доминго и Сантьяго нам попадались здания, в которых располагаются масоны, однако, если верить прессе, только половина лож из 40 работает в более или менее "привычном режиме". Сокращается приток перспективной талантливой молодежи в ряды ордена, ослабевают масонские "цепочки", все меньше полноценно подготовленных кадров из "стариков" противостоит натиску "безграмотности, фанатизма, амбициозности и алчности". "Масон без надлежащей подготовки, - сказал один из старейших членов ордена, - это как цветок без запаха, он никогда не привлечет новых пчел в улей".


Доминиканцы не только радушны, но и большие мастера по части похвал, дифирамбов и лести, если требуется установить плодотворные отношения с тем или иным человеком. В этом отношении гостю Кискейи надо быть начеку. Приятно, конечно, когда тобою восхищаются, осыпают комплиментами и эпитетами в превосходной степени. Но полезно помнить, что угодник с искренними глазами вряд ли делает это из-за любви к искусству цветистого слова. Всегда есть какая-то личная заинтересованность, скрытая цель или корыстный подтекст. Знатоки доминиканской души считают, что "привычка" к восторженному восхвалению начальников и "полезных людей" засела в доминиканцах за тридцатилетие диктатуры Трухильо. Он обожал лесть и поощрял безудержную хвалу в свой адрес, полагая, что в этом проявляется искренняя любовь народа.

При жизни диктатора в городах и селениях возводились сотни памятников и монументов в его честь. Сейчас нет ни одного. Только в Музее истории есть зал, посвященный Трухильо и его эпохе. Вот бронзовый бюст диктатора работы Лопеса Гласса. Очень удались глаза: внимательно-настороженные, чуть насмешливые и, вместе с тем, - властные. Под стеклом витрины - мундир с золотыми галунами, шляпа-треуголка, трость для прогулок, "служебный" портфель, семейные фотографии, - все это какое-то поблекшее, тронутое молью, со следами дождевых протечек. Видно, что денег на содержание музейной экспозиции не хватает: ох, уж этот остаточный принцип финансирования учреждений культуры! Неподалеку - в коридоре - стоит президентский лимузин, изрешеченный пулями. Заговорщики добились своего - избавили страну от диктатора. Но и сами - в первые сутки после атаки - были схвачены и расстреляны охранкой. "Образ" Трухильо настолько прочно вбит в подсознание доминиканцев, что о нем вспоминают по самым разным поводам, особенно в связи с преступностью и затяжными перебоями с электричеством:

"Стране не хватает сильной руки! Benemerito быстро навел бы порядок!"

Для доминиканских интеллектуалов личность Трухильо - предмет глубокого изучения и анализа. В "национально ориентированном" книжном магазине "Тринитария" полки буквально ломятся от книг, посвященных ему. И они есть на все вкусы, от принципиально объективных, до откровенно тенденциозных. Разоблачительная литература все-таки преобладает. Я не удержался, купил "бестселлер" Кастро Вентуры "Трухильо, наследственная порочность". Автор постарался на славу, копаясь в архивах, подшивках старых газет и чудом уцелевших уголовных дел. Оказывается, вся "семейка" Трухильо обладала откровенно выраженным "криминальным сознанием", а будущий диктатор уже в молодые годы отличался жестокостью, мстительностью, алчностью, манией подозрительности и безудержным сексуальным аппетитом.

К месту вспомнить, что именно Трухильо установил дипломатические отношения с СССР в период, когда по Латинской Америке прокатилась волна признаний советского государства, сумевшего не только выстоять в суровой войне, но и нанести сокрушительное поражение гитлеровской Германии. В далекую Россию даже выехал доминиканский посол - Рикардо Перес Альфонсека (1892-1950), известный поэт и дипломат. Но в Москве он не задержался. Уже в 1946 году, с первыми ветрами "холодной войны" Трухильо "дал отбой" оттепели во внутренней и внешней политике, приступив к борьбе с коммунизмом на всех фронтах. Курьезный факт: в речах Трухильо за тот самый период "оттепели" несколько раз упоминается "об активной торговле с СССР, о прибывающих в Доминиканскую республику советских судах, груженных разнообразными товарами, о приезде в Санто-Доминго советских делегаций и творческих коллективов". На самом деле, ничего этого не было. Диктатор просто-напросто выдумал "активизацию связей с СССР", скорее всего, для "внешнего потребления".

На воскресном "блошином рынке" самый ходовой товар - реликвии эпохи Трухильо: медали, значки, жетоны, бюсты и бюстики. Трогательно выглядят металлические таблички с портретом Benemerito, которые крепились на двери жилищ: "В этой семье Трухильо является Национальным символом". Как мне рассказала Анхела, доминиканка, работающая в российском консульстве в Санто-Доминго, портреты Трухильо в обязательном порядке дарили всем молодоженам. Они висели повсюду, на самых почетных местах, и их отсутствие расценивалось как откровенное диссидентство, как вызов системе. Лицо Benemerito было всегда перед глазами, он становился как бы членом семьи.

"Я считала его своим вторым отцом", - призналась Анхела.

Официальных туристических маршрутов, связанных с жизнью и деятельностью Трухильо, не существует. Однако любой таксист готов показать эти "памятные места" за дополнительное вознаграждение.


Прежнее трепетное отношение доминиканцев к "первому лицу" нации ушло в прошлое. Теперь президентам достается и от общественного мнения, и от лидеров неправительственных организаций, и от "четвертой власти", и от отдельно взятых личностей, настроенных критически. Своеобразной "настольной книгой" стал для доминиканцев увесистый том "цитат" из речей, интервью и высказываний экс-президента Иполито Мехиа (2000 - 2004 г.г), который довольно часто "волюнтаристски" оценивал события в стране и за рубежом, не лез за словом в карман и рубил "правду-матку", активно используя "народную лексику". Нелегкий труд по сбору и систематизации изречений президента, а также "ситуаций" из его жизни, взвалила на свои плечи журналистка Кандида Фигерео и добилась невероятного - Мехиа стали читать и перечитывать даже те, кто никогда не проявлял интереса к политикам и политике.

О содержании этого "цитатника" можно составить впечатление по заголовкам: "Сплетни скользят по моей лысине, не задерживаясь", "Быть честным вполне возможно", "В нашей стране нет "священных коров", "У меня есть обязательства только в отношении бедных", "Я был и буду человеком слова", "Мне нравилось ездить на запрещающий цвет светофора", "Я не диктатор". Анализируя личность Мехиа, доминиканские политологи пришли к выводу, что по психическому складу он относится к экстравертам, и потому излишне искренен в выражении чувств. "Президента с такими характеристиками в нашей истории еще не было, - заметил один из них. - На фоне расчетливых предшественников, какими были Хоакин Балагер и Леонель Фернандес, Мехиа не может не вызывать у доминиканцев некоторого изумления. Но он такой, какой есть, он - настоящий, и его популистские шутки - это своего рода катарсис, чтобы выдержать груз ответственности и постоянные нападки журналистов".

За четыре года пребывания в президентском дворце Мехиа совершил, по мнению своих политических оппонентов, две серьезных ошибки. Во-первых, поддержал оккупацию Ирака и даже направил туда воинское подразделение и, во-вторых, не принял своевременных мер против действовавших на территории Доминиканской республики заговорщиков, которые готовили покушение на президента Венесуэлы Уго Чавеса. Венесуэльцы по дипломатическим каналам доводили до сведения доминиканских властей информацию об этой угрозе, указывая, что вдохновителем заговора является бывший венесуэльский президент Карлос Андрес Перес, известный своей враждебностью к боливарианскому режиму. Именно Перес, проживавший в роскошной вилле в Пунта-Кана, не раз заявлял, что только насильственным путем, "через кровь", удастся "сбросить тирана". Мехиа отвечал, что ни о каких заговорах ему не известно и что Венесуэла должна предоставить конкретные доказательства подрывной деятельности Переса. А однажды Мехиа в сердцах высказался, что "он не виноват, что кому-то постоянно мерещатся заговоры и покушения". После этого началась "микрофонная дипломатия", которая завершилась приостановлением поставок в Доминиканскую республику венесуэльской нефти. В результате - рост цен на бензин, очереди у заправочных станций, перебои с электричеством - то есть, энергетический кризис во всем его драматизме.

На начальном этапе своего президентства Мехиа категорически отрицал, что пойдет на переизбрание. Но со временем он приобрел вкус к власти и, дав "уговорить" себя друзьям из Революционной Доминиканской партии (РДП), вступил в очередную гонку за высший государственный пост. И тут - очень не-кстати - конфликт с Чавесом, самым популярным иностранным политиком среди доминиканцев. Конфликт удалось притушить только тогда, когда Перес покинул Доминиканскую республику. С обеих сторон были произнесены примирительные слова, послы вернулись к исполнению своих обязанностей, венесуэльские танкеры возобновили поставки "черного золота", но обиды есть обиды - их трудно забыть, особенно на уровне межгосударственных отношений. Да и общественное мнение не дремлет. На президентских выборах в Доминиканской республике выиграл Леонель Фернандес, набрав около 55 процентов голосов (Мехиа удовольствовался 35 процентами). Еще до вступления в должность прагматичный Фернандес, лидер Партии доминиканского освобождения (ПДО), нанес визит в Каракас и заверил Чавеса, что не допустит никаких подрывных действий против Венесуэлы с территории своей страны.

К слову сказать, в истории венесуэло-доминиканских отношений задолго до "инцидента с Пересом" уже были периоды откровенной вражды. В годы диктатуры в Доминиканской республике постоянно плелись заговоры против президента Венесуэлы Ромуло Бетанкура, которого Трухильо считал "тайным коммунистом" и "агентом Москвы", "дестабилизирующим обстановку в регионе". Венесуэлец чудом уцелел после покушения с использованием автомашины, начиненной динамитом. Ее взорвали радиоимпульсом, когда президентский лимузин направлялся к месту проведения праздничного парада на Лос-Просерес. Бетанкур в долгу не остался и помогал финансами патриотам-революционерам, которые пытались организовать повстанческое движение в Доминиканской республике.


16 августа 2004 года к присяге снова был приведен Леонель Фернандес. Он уже правил в 1996-2000 годах и приложил руку к приватизации практически всей государственной собственности. В инаугурационной речи в Национальной ассамблее он не обещал доминиканцам легкой жизни. Стране предстоит упорная работа по выходу из затяжного экономического кризиса, который грозит еще большим падением жизненного уровня 10 миллионов доминиканцев и углублением социальной нестабильности. Инфляция наполовину обесценила песо, народ до предела раздражен неолиберальной политикой, которая оставила казну почти пустой при внешнем долге в 6 млрд. долларов. Там же, в парламенте, Фернандес мужественно признался, что чувствует себя человеком, неожиданно оказавшимся на минном поле или на раскаленной плите.

Страну буквально предстоит возрождать из пепла. С первых же дней правительству надлежит перейти на режим строжайшей экономии, расходуя, по меньшей мере, на 20 процентов меньше, чем "при Мехиа". Неизбежно проведение налоговой реформы. Только тогда в 2005 году можно рассчитывать на получение от МВФ 1,5 млрд. долларов. Если бы не туризм, в государственной казне Доминиканы было бы совсем пусто. Правда, есть еще одна надежная статья валютных поступлений. От полутора до двух миллиардов долларов в год приходит в Кискейю с переводами от доминиканских граждан, которые работают за рубежом, главным образом в Соединенных Штатах. Политическая и экономическая ориентация на сверхдержаву - в традициях доминиканского руководства, поэтому в Санто-Доминго, в общем-то, с оптимизмом оценивают перспективы вступления во Всеамериканскую зону свободной торговли. Все чаще поговаривают и о долларизации доминиканской экономики, правда, признавая, что на данный момент необходимых для этого резервов валютной "налички" в стране нет.

Как считает Фернандес, идея национального единства может быть спасительной для поднятия коллективной морали и готовности доминиканцев идти на новые жертвы. Но поддержит ли нового президента парламент? Из 32 сенаторов только один является членом президентской партии, и среди депутатов соотношение тоже не в пользу Фернандеса: 35 из 150. Тем не менее, не все способны терпеливо ждать наступления "доминиканского экономического чуда". При уровне безработицы в 16 процентов многие доминиканцы решают искать счастье на стороне и покидают страну всеми легальными и нелегальными способами. Особенно "популярен" среди них канал морской переброски в Пуэрто-Рико. На этом маршруте было много трагедий, смертей и даже случаев каннибализма, но отчаянье и поиски лучшей доли заставляют рисковать.

По доминиканской традиции приход нового президента ознаменовался всеобщей сменой чиновников. Победившая на выборах Партия доминиканского освобождения привела на все ответственные посты свои кадры. Была проведена чистка в высшем командном составе вооруженных сил республики. Более 110 генералов, назначенцев Мехиа, было отправлено в запас (причем и 120 оставшихся в строю - это явный перебор для небольшой доминиканской армии).

Новые лица возглавили Национальную полицию, Департамент расследований и Управление по борьбе с наркотиками. Будут ли они более эффективными, чем "люди Мехиа"? Ведь ситуация в сфере борьбы с преступностью в республике весьма неблагополучна. Доминикана - одна из основных карибских перевалочных баз по переброске в США грузов наркотиков. Вольготно чувствуют себя в стране контрабандисты, фальсификаторы известных торговых марок. Часто появляются в прессе сообщения об изготовителях "самогона". Для Доминиканской республики, это, конечно, не самопальная водка, а различные сорта рома.

Среднестатистический преступник - это безработный "мигрант" из соседней Республики Гаити, который пытается поправить свое отчаянное материальное положение за счет среднестатистического доминиканца, который, по гаитянским стандартам, купается в роскоши. Похищения автомашин, как правило, записываются "на счет" гаитянцев. Почти ежедневно в сообщениях СМИ появляются сообщения о грабежах и убийствах, совершенных гаитянцами. Страх обывателя перед ними порождает дискриминацию. Все чаще случаются внесудебные расправы. Так, совсем недавно Альберто Гомес, богатый землевладелец из Монте Кристи, убил двумя выстрелами в упор гаитянку Луизу Перре только за то, что она "украла" с его плантации плод лечосы . Местные судебные власти пытаются оправдать убийцу, мотивируя свою позицию "непредумышленностью" его действий. С протестом выступил директор Доминикано-Гаитянского культурного центра Антонио Поль Эмиль, который провел собственное расследование. Оказывается, Луиза Пьерре и ее сын были наемными сельскохозяйственными рабочими у Гомеса, который был обязан предоставлять им питание, но часто "забывал" об этом.

В ответ на проявления дискриминации - все более частые выступления "мигрантов" в защиту своих прав. Громкий резонанс вызвала демонстрация тысяч гаитянских детей, которые пытались привлечь внимание Верховного суда к неопределенности своего положения в стране. Им не выдают доминиканских свидетельств о рождении, а без них дети могут окончить только шесть классов базового школьного курса без каких-либо шансов продолжить учебу. Законодательных оснований для нормализации пребывания детей в республике и их гражданских прав не существует, поскольку, как отметила газета "Эль Карибе", "юристы никак не могут закончить дискуссию о реквизитах, которые должны предоставить гаитянцы, чтобы их дети могли получить доминиканскую национальность". Надо отметить, что в стране действует не менее двух десятков организаций, поддерживающих гаитянцев. Среди них - Помощь ордена иезуитов беженцам, Социально-культурное движение гаитянских трудящихся, Ассоциация пасторов и христианских лидеров, Движение доминикано-гаитянских жен-щин и другие.

По оценке социолога Марсио В. Маджиоло, расовые предрассудки играют не последнюю роль в раздувании "гаитянской угрозы", подстрекательству к "гаитянофобии" в Доминиканской республике. Практические и теоретические "основы" ее были заложены в период диктатуры Трухильо. По его личному приказу было убито не менее 13 тысяч гаитянцев в приграничных районах страны. Соответствующим образом было "поставлено" при нем изучение истории доминикано-гаитянских отношений.

Несмотря на все воздвигаемые барьеры, гаитянская колония в Доминиканской республике постоянно растет. Положить конец их незаконной миграции в республику не удается. Экс-президент Мехиа однажды высказался более чем откровенно: "Я предпочитаю, чтобы гаитянцы отправлялись в Соединенные Штаты, во Флориду".

Тема депортации "незаконных" гаитянцев регулярно обсуждается в национальных СМИ. Большинство доминиканцев выступает именно за такое решение проблемы. И депортации, без особой шумихи, проводятся. Кстати, для властей Кискейи слово "депортация" имеет еще один смысл - это массовые высылки доминиканцев из Соединенных Штатов . В рамках программы "по разгрузке американских тюрем" на родину возвращаются доминиканцы, осужденные в США на различные сроки за уголовные преступления. Можно представить, на какие "подвиги" способен подобный многотысячный "десант".


<<< назад | 1 | 2 | 3 | дальше >>>


Новинки

1. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
2. Панама: Панамский by-pass
3. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
4. Колумбия: Будет ли мир?
5. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
6. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
7. Россия: Ярославль
8. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
9. Куба: На Кубе не любят мафию
10. Куба: Мария из Гаваны
11. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
12. Русская тема: Первая биография народного монархиста
13. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
14. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
15. Куба: После Монкады
16. Боливия: Праздник черепов
17. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
18. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
19. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
20. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
21. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
22. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
23. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
24. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
25. Боливия: Манифест Острова Солнца
26. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
27. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
28. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
29. Венесуэла: Посвящается Чавесу
30. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
31. Россия: Мышкин
32. Россия: Рыбинск
33. Сальвадор: Народный праздник
34. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
35. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
36. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
37. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
38. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
39. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
40. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
41. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
42. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
43. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
44. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
45. Боливия: Боливийские метаморфозы
46. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче

Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru