Жизнь и... снова жизнь чилийской теленовелы

Страница 5 из 5
Верена Деменина
1999
Считается, что зритель устает, видя на телеэкране одни и те же лица. Посему каналы постоянно ведут поиски новых звезд. Одно время было особенно трудно с притоком свежих сил, поскольку, как уже говорилось выше, актерская профессия не ценилась и родители запрещали детям и думать о сцене. Теленовелы же, которые снимались в Чили в последнюю декаду, были ориентированы на молодежь и требовали соответствующей возрастной труппы. Каналам не хватало актеров, чтобы запускать сериал за сериалом. К неудовольствию многих, на телевидении появились исполнители без актерского образования. Тем не менее, каналы идут на риск, выдвигая “новые лица”.

Поиск талантов идет постоянно. Ежегодно делаются сотни и тысячи проб перед телекамерой. Йюнис Навас “телевербовщики” увидели на обложке журнала, пригласили, провели пробы и обнаружили, что она - талантлива. А толстушка Мария Флорес сама пришла на телестудию, сказала, что учится в театральной школе, но на нее никогда не обращают внимания, когда подбирают актеров для сериалов. Ей дали роль в “Бронзоволиких” и не ошиблись. “Конечно, мы предпочитаем работать с профессионалами, - говорит режиссер Национального канала Пабло Авила, - но если появляется талантливая личность - нечего закрывать перед ней дверь.”

Сегодня практически во всех чилийских университетах открыты театральные факультеты, и в последних теленовелах, прежде всего в социально-психологической драме “Неуправляемые”, уже нет непрофессионалов. Даже среди дебютантов.

Несмотря на грозные окрики корпорации “Во имя будущего Чили”, переболели каналы и обнаженной натурой, ведь на что не пойдешь, чтобы привлечь внимание. Океанский берег и роскошные бассейны стали основным местом действия и в “Сукупире”, и в “Бронзоволиких”, и в ряде других. Когда при показе “Сукупиры” полуобнаженная героиня Анхелы Контрерас возникала из ночного моря, рейтинг Национального канала подскакивал до 33 пунктов. “Мы не будем таким способом завоевывать зрителя”, - сказали на канале Католического университета и... сняли “Дикий пляж”.

* * *

Нередко даже с высоким рейтингом в 20 пунктов каналы не становятся победителями в этой “войне теленовел”. Каждое поражение имеет весьма неприятные последствия для авторов, если помнить, что новым теленовелам отводится самое дорогое и привлекательное для рекламодателей время. Эта “война” еще раз подтверждает коммерческую ориентированность национальной драматической продукции. Каналы снимают теленовелы с четкой установкой: победить, продать, получить прибыль.

На этом “поле битвы” Чили еще не может соперничать с Мексикой или с Бразилией. Ни один из чилийских каналов нельзя назвать “фабрикой теленовел”, как “Телевису” или “О`Глобо”. До сих пор съемка очередного “кулеброна” в Чили весьма дорогостояща. Производство одной части /главы/ чилийской теленовелы обходится в 15 тыс. долларов, в то время как у мексиканцев - 1,5 тыс. Мексика, Бразилия, Венесуэла, экспортируя свои серии, получают громадные доходы в десятки и сотни миллионов долларов. И конечно же, чилийцам тоже хочется с выгодой продавать свою телепродукцию, тем более, что с каждым годом качество их теленовел все выше.

Однако добиваться коммерческого успеха Чили пока еще трудно. Главным барьером стали лексика и дикция актеров. “Когда мы посылаем потенциальным покупателям отдельные серии на пробный просмотр, нам отвечают, что не понимают ничего, - говорит Эрнесто Ломбарди, коммерческий директор фирмы RTL, занятой распространением чилийской телепродукции за рубеж. - И это касается не только модизмов и чиленизмов. Наши актеры говорят очень быстро, глотают слова и имеют настолько нечеткое произношение, что их речь в других странах не понимают. Рынок требует нейтрального языка и очень четкого произношения.” Ломбарди поддерживает генеральный директор Фильмоцентра Эдуардо Торлони: “Зарубежный зритель нас не понимает. В Перу, например, прекратили показ “Глупого Купидона”, потому что телезрители думали, что актеры говорят на немецком.”

Речь чилийских актеров - отражение повседневного языка. И списывать плохой язык теленовел только на непрофессиональных исполнителей нельзя. Нечеткой речью грешат и опытные актеры, когда начинают говорить “под народ”. Во время последнего чемпионата мира по футболу для ведения развлекательной вечерней передачи в качестве “свежего лица” была приглашена испанская актриса и телеведущая Анхелес Мартин. “Ты все время смеешься во время передачи, тебе так нравятся наши шутки?” - спросили ее чилийские артисты. “Я смеюсь из-за того, что в очередной раз не разобрала ничего, - призналась испанка. - Ваш язык так труден...” Как тут не вспомнить, что американцы, впервые приезжающие в Чили, торопятся приобрести пособие своего земляка “Как выжить в джунглях чилийского языка”!

Произношение - это проблема сегодняшней жизни чилийцев. Когда популярного сантьягинского врача-психиатра Отто Дорра спросили, существуют ли какие-нибудь запреты в Сантьяго, через которые ему хотелось бы переступить, он ответил: “Говорить на хорошем кастельяно и не считаться при этом манерным и выжившим из ума.” Считается, что такое образцовое произношение сохранилось сейчас только в академической среде. Можно добавить сюда радиодикторов и священников, тех, кто должен быть понят без жестов, мимики и видеоряда.

“Нет сомнения, что мы, чилийцы, хуже всех в Латинской Америке говорим на испанском, существует какая-то лень отчетливо произносить слова, особенно среди молодежи”, - говорит режиссер Оскар Родригес. А преподавательница сценической речи Клаудиа Бергер добавляет, что молодые актеры отказываются исправлять свою речь, боясь потерять спонтанность и естественность. Есть и иные мнения, например, актера Фелипе Кастро: “Я абсолютно не согласен, что мы говорим плохо. Мы говорим как чилийцы и делаем теленовелы прежде всего для Чили, а не для заграницы. Когда же наши теленовелы начнут сознательно сниматься не только для внутреннего потребления, но и для продажи за рубеж и нам станут платить в соответствии с этим, тогда все будет по-другому.” То, что это - заблуждение, доказывают многие рядовые телезрители, делающие отнюдь не “патриотический” выбор, включая телевизор. Не раз на вопрос, какие из теленовел они смотрят, приходилось слышать: “Какие угодно, только не чилийские, наши актеры говорят ужасно”.

Казалось бы, выход из положения можно найти, продавая одновременно с теленовелой и ее сценарий, но актеры настолько увлекаются импровизацией, что всегда существует громадная разница между текстом и тем, что звучит с экрана. “Может, как это ни смешно, нам самим дублировать сериалы? На тот же испанский язык, но понятный в других странах”, - задается вопросом Ломбарди. Шутки шутками, но каналам пришлось взять в штат и специалистов по исправлению речи актеров.

Не на этом ли камне преткновения “споткнулись” российские переводчики? Ведь еще в марте 1997 года чилийские газеты оповестили, что русская фирма “Пион” купила две теленовелы - “Люби меня” и “Сукупира” - для распространения на пространстве бывшего СССР. Но до сих пор о них не слышно, в то время как бразильские теленовелы прокатываются в России одновременно с их демонстрацией в Латинской Америке.

* * *

Можно говорить, что к настоящему времени характер чилийской теленовелы уже определился. Она в большей степени следует традициям бразильской: менее мелодраматична, чем мексиканская, и более живая, чем аргентинская, которая подчеркнуто театральна. Как и в бразильской, в чилийской теленовеле сюжет не строится вокруг одного персонажа, в центре - четыре, а то и пять героев. В чилийской теленовеле много комедийного, что очень удается актерам и приветствуется зрителем. Она не претендует на высокую интеллектуальность, но старается быть умной и достаточно познавательной. В последние годы теленовела “помолодела” - и по героям, и по аудитории. “Мы уже давно считаемся с молодежным зрителем, которому нравится видеть свое отражение на голубом экране. Именно подростки первыми включают дома телевизоры. Но при этом мы всегда помним об остальной публике, прежде всего о домохозяйках, для которых молодежные истории не менее привлекательны, поскольку включают в себя жизнь семьи, отношения отцов и детей, конфликты поколений”, - говорит режиссер Национального канала Мария Эухения Ренкорет.

Чилийские критики, как правило, обвиняют отечественные теленовелы в облегченности конфликтов и ситуаций, напоминая, что в жизни все гораздо сложнее. Но вот попробовали камеры приблизиться к не приукрашенной реальной жизни в “Сантьяго-Сити”, и - зритель отвернулся. Нечто подобное происходит сейчас с “Неуправляемыми”: теленовела имеет прекрасную критику, высоко оценивающую и качество сценария, и актерскую игру, в том числе дебютантов, однако впервые за свою творческую жизнь П.Ильянес не в лидерах рейтинговой гонки. “Эта теленовела - зеркало, в которое чилийцы не хотят смотреть,” - таково мнение прессы.

Вряд ли создатели чилийских теленовел пойдут в ближайшем будущем на эксперименты с жанром. В марте 1998 года, когда в Каракасе (Венесуэла) на очередной форум собрались режиссеры и сценаристы теленовел, чилийцы с интересом следили за острой дискуссией. Столкнулись мнения тех, кто считает, что теленовела должна оставаться мелодрамой, и тех, кто приходит в ужас от одной только мысли, что зритель будет “обречен на переживания в духе слезоточивых Марий”. Одни упорно утверждают, что жанр мелодрамы обретает второе дыхание, другие считают, что жанр обречен, если не покончить с бесконечными вариациями Золушки.

В центре полемики оказались два соперничающих мексиканских телеканала: “Телевиса”, традиционно выпускающая мелодрамы, которые собирают громадные аудитории по всему миру, и канал “Ацтека”, снимающий “теленовелы повышенного риска”, более сложные по жанру и тематике, и по рейтингу в Мексике опережающий “Телевису”. Такие теленовелы “ТВ Ацтека”, как “Взгляд женщины” /исполнительница главной роли Анхелика Арагон была удостоена многих премий, в том числе Сор Инесс де ла Крус/ и “Искушения”, о любви молодого священника, о столкновении веры и чувства, вызвали в Мексике большой общественный интерес и заставили “Телевису” пересмотреть свою политику по тематике теленовел.

Телесериал “Взгляд женщины”, дидактико-просветительское исследование темы развода, кризиса семьи и права на счастье, в Чили показал частный канал “Ла Ред”, совладельцем которого в то время являлся “ТВ Ацтека”. В стране, где нет закона о разводе и где 46% 5 детей рождается в “не узаконенных” семьях, содержание этой теленовелы воспринималось в “контролирующих кругах” если не революционным, то аморальным и безнравственным. Чилийские совладельцы “Ла Ред” (вольно или невольно?) буквально издевались и над авторами, и над потенциальным зрителем: начали показывать сериал в самое кассовое время, потом неоднократно меняли время трансляции и, в конце концов, - когда героиня добилась развода - задвинули далеко за полночь.

Согласившись, что у мелодрамы большое будущее, “Мегависьон” снял в этом жанре теленовелу “Что-то меняется” (1999 г.) и... снова проиграл. Так что, по-видимому, чилийская теленовела так и будет идти по своему собственному маршруту, чем и будет оригинальна и привлекательна.

Меняют свое отношение к теленовеле чилийские актеры, прежде критиковавшие жанр и открещивавшиеся от него. Многие из них теперь снимаются в телесериалах и признают, что это полноправный жанр сценического искусства, не менее значимый, чем другие. И вот уже критики, анализируя очередную теленовелу, находят в игре актеров и шекспировскую глубину и ибсеновскую тонкость. А министр Национальной службы по делам женщин (SERNAM ) Жозефина Бильбао приглашает к себе режиссеров и сценаристов, чтобы обсудить с ними круг проблем, связанных с трактовкой в теленовелах образов женщин и подростков. В связи с разразившимся финансовым кризисом, опустошившим прежде бездонные сейфы телеканалов, которым стало не на что покупать зарубежную телепродукцию, отечественные теленовелы прошлых лет снова заполнили сетки чилийских телепередач. Никто не скажет, что эти сериалы устарели. Они по-прежнему интересны зрителям и рекламодателям.

Так что чилийской теленовеле, как и любой другой, уготована долгая жизнь. Видимо, правы те, кто считает, что теленовеле предстоит стать самым массовым видом искусства и основным драматическим жанром на будущее столетие. Призванная развлекать зрителя в современном обществе, в котором человек обречен жить в вечном стрессе, теленовела, действительно, становится незаменимой. Смотреть теленовелу, по мнению социолога Хисель Мунизаги, - “это все равно, что играть в игру, правила которой всем более или менее известны. Неприятные и печальные моменты - преходящи. И у этой игры всегда счастливый конец. Современная жизнь настолько полна трудностей и непредсказуемости, что - по контрасту - теленовелы своей иллюзией благополучных исходов производят эффект оздоровления, мощной эмоциональной поддержки.”6

И в этом оптимистическом заряде - их главная ценность, их пропуск в будущее.7



ПРИМЕЧАНИЯ

5 "El Mercurio", 13.05.1999.

6 "La Nacion Semanal",10.11.1996.

7 В статье использованы материалы чилийских газет и журналов за 1996-1999 гг.
Поделиться