Гитлер живет в Венесуэле

17 Января 2007г.
Это не преувеличение. Человек с экзотическим именем Гитлер Александер Мендес живет в Каракасе и занимается розничной торговлей, продавая дамские сумочки на улице, на привычном месте неподалеку от Национальной ассамблеи. Имени своего он не стесняется, хотя и признает, что не было еще случая, чтобы его новые знакомые спокойно реагировали на имя «Гитлер». Но так назвали его родители, и Мендес терпеливо несет свой крест, отвергая нацистскую и фашистскую идеологию и являясь добропорядочным католиком. На дружеские шутки, когда к нему обращаются «мой фюрер», реагирует с пониманием, особенно когда слова звучат из уст жены.

Нужно сказать, что традиция необычных имен существует в Венесуэле издавна. О ней напомнили недавние «голосовательные» компании, когда начали приводить в порядок и публиковать избирательные списки. Бдительная оппозиция тут же подняла шум, узрев подтасовки в наличии сотен имен Лениных, Сталиных, поменьше – Брежневых, а также Роммелей, Мао-Цзедунов, Никсонов и Хиросим. Не менее распространенными оказались и такие имена как Вашингтон, Джефферсон и Кеннеди. Оказалось, что у мужчин пользуется популярностью имя Фройляйн, у женщин – Афродита, Нефертити и Клеопатра.

Если верить выражению «имя – это судьба», то обладатели таких имен «ориентированы» родителями на выдающиеся, трагические или из ряда вон выходящие судьбы. Но к счастью, это всего лишь афоризм, и Клеопатры и Хиросимы не испытывают в этой жизни серьезных неудобств.

Экзотические имена в Венесуэле – это как яркая этикетка, позволяющая выделиться, обратить на себя внимание. Среди имен русского происхождения чаще всего встречаются Толстой, Нюрка и даже Матреска (от матрешки). О Ленине здесь уже упоминалось. Но хотелось бы указать на особый случай, когда один из венесуэльских коммунистов в годы холодной войны пренебрег минимальной осторожностью и дал трем своим сыновьям такие имена: Владимир, Ильич, Ленин. Ильич Рамирес Санчес стал впоследствии леваком-террористом, всемирно известным под псевдонимом «Шакал». В другой венесуэльской семье пошли еще дальше: сыновьям дали имена Владимир, Ильич, Ленин, а дочери досталось то, что писалось в скобках, - Ульянов! Нет сомнений, что когда-нибудь «впечатляющими» именами станут и постоянно звучащие сегодня русские названия «Калашников» и «Сухой».

В Венесуэле тема законодательного запрета на необычные, порой шокирующие имена никогда не затрагивалась и вряд ли будет затронута, особенно сейчас, когда боливарианский парламент (Национальная ассамблея) готовит пакет правовых документов, обосновывающих строительство в стране социализма ХХ1 века. Не до этого.

Для сравнения можно сказать, что в Эквадоре, где родительский экстаз в отношении избрания имен для своих отпрысков ранее не имел границ, нынче существует запрет на явную экзотику в этой сфере. В муниципалитетах, в бюро записи актов гражданского состояния «неприемлемые» имена просто-напросто «цензурируются». И это необходимая цензура. Оторопь окружающих вызывают такие имена, как Святой дух (Espíritu Santo), Спортивные Скачки (Cabalgada Deportiva), Портовая Власть (Autoridad Portuaría) и даже Международный Конфликт (Conflicto Internacional). На этом фоне имена Крупская, Наклейка и Христофор Колумб, действительно, кажутся детским лепетом.

Малыш, родившийся в Каракасе первым в 2007 году, получил имя Джон Бейкер. Интересно, что думал алькальд Хуан Баррето, радикальный чавист, когда пришел в роддом поздравить маму и ее младенца?
Поделиться