Венесуэла — любовь и немного политики

Елена Сибирина, http://www.alexnews.info/archives/11480
14 Мая 2013г.
Эдгард Хосе Рамирес Гранд (Фото: http://www.alexnews.info)
От редакции: На сайте газеты "Уездный город А" опубликовано интервью с венесуэльским школьником, который учится сейчас в городе Александрове (Владимирская область). Нашим читателям это интервью будет интересно тем, что позволит понять, почему венесуэльцы, оплакивавшие Чавеса, едва не выбрали своим президентом ультраправого политика Энрике Каприлеса. Об этом характерно говорит абзац интервью, посвящённый последним выборам, противопоставление Мадуро и Каприлеса, в котором всё поставлено с ног на голову. Это итог того, как в предвыборной кампании пропаганда умело перекрасила правого Каприлеса в «левоцентриста». Юноша даже назвал Каприлеса «социалистом» (впрочем, нынешние политики сами себя не могут отличить: левые они центристы или правые, найти десять различий, как в популярных головоломках, - неразрешимая задача). Шесть лет «отсутствия Мадуро в стране» – это годы, когда он был министром иностранных дел Венесуэлы, а если кто и путался в названиях, то явно не Мадуро. Юноша не упомянул ещё о том, как Каприлес, подлизываясь к массе и дуря ей голову, накануне выборов рядился в красные рубашки и говорил, что он скучает по Чавесу, что будет продолжать его «социальные миссии» – проекты по улучшению качества жизни венесуэльцев, особенно самых бедных. (Обратите внимание, как легко юноша повторил клише «о лентяях-бедняках, подворывающих в богатых районах», не замечая оскорбительности этого вывода.)

Клише, которые задействованы сегодня против Мадуро, один в один повторяют то, что говорилось о Чавесе, когда он вышел на политическую арену. У людей, увы, память коротка и слишком велико доверие к тому, что говорят и показывают СМИ. Последний пример: драку в Национальной ассамблее чуть было не подали (а мы слышали такой заголовок даже на авторитетном телеканале России) как то, что «Мадуро избил оппозиционного депутата». Для телезрителей подобрали и громилу, по фактуре напоминающего президента Венесуэлы. Этот экстремист в куртке национальных цветов (чтобы быть заметнее на общем фоне деловых костюмов), как горилла из кинобоевика, бил креслом всех направо и налево. Ярлык «горилла» был приклеен и к Чавесу перед апрельским переворотом 2002 года. Правильно сделало правительство Венесуэлы, показав в обязательном порядке на всех телеканалах страны (оппозиционных тоже) запись камер наблюдения из зала заседаний Национальной ассамблеи! Страна должна знать своих «героев»!



Далекая и загадочная Венесуэла давно привлекала мое внимание: Анды, Амазонка, самый высокий водопад планеты Анхель. Почему-то всегда казалось, что жить в такой дивной стране должны люди сплошь выдающиеся и счастливые. И если у меня пока не получилось попасть в Венесуэлу, чтобы увидеть все своими глазами, я решила воспользоваться шансом и расспросить венесуэльского школьника Эдгарда Хосе Рамиреса Гранда, ныне обучающегося в Александрове, о его родине.

— Венесуэла — это любовь, солнце, море, — говорит Эдгард и, немного подумав, добавляет, — и очень красивые девушки.

Действительно, о красоте венесуэльских чаровниц наслышаны буквально все, они не раз и не два признавались лучшими в мире.
— Это хорошо, что ты сразу заговорил о красавицах. Совсем недавно российский Интернет буквально взорвался от возмущения, узнав, что обладательница титула «Миссис Россия» не знает элементарных вещей. Видимо, считается, что красота и ум — вещи несовместимые.
— У нас совсем не так. У меня есть много знакомых девушек, которые работают моделями. Они действительно очень привлекательны. Но они понимают, что красота — это не самое главное в жизни. Лет через двадцать от нее останутся одни воспоминания, и если в твоей голове ничего нет, ты обречена. Наши девушки понимают, что получить хорошее образование — очень важно, поэтому успевают все: и учиться, и работать.
— Поступить в университет сложно? Или у вас тоже есть огромное количество вузов, в которых будут учить даже двоечников, если у них есть деньги?
— В Венесуэле есть частные университеты, где нужно оплачивать учебу, но и много государственных, бесплатных вузов. В них намного сложнее поступить, ты должен хорошо учиться в школе, сдать все экзамены. Но любой работодатель, принимая на работу человека, в первую очередь посмотрит, какой университет он окончил. Все знают, что в государственных вузах образование лучше, там не бывает лентяев и неучей, поэтому с таким дипломом есть больше шансов получить хорошую работу.
— А какая профессия считается престижной в Венесуэле?
— Сейчас многие молодые люди хотят связать свою жизнь с армией. Чавес вложил много денег в ее развитие, у военных достойная зарплата, а если ты прослужишь двадцать лет, то получишь отдельное жилье, что тоже очень актуально. Я бы не сказал, что у нас многие стремятся стать бизнесменами, экономистами, как в России. Намного популярнее быть инженером, врачом. А вот профессия учителя хоть и уважаемая в обществе, но денег за нее, как и у вас, платят мало. Чавес понимал, что развитие страны во многом зависит от учителей, он хотел поднять зарплаты, провести необходимые реформы, но не все успел сделать.
—Уго Чавес долгие годы был руководителем Венесуэлы, и вот совсем недавно его не стало. Российское телевидение показывало, что во время похорон многие плакали. Его так любили?
— Я тоже плакал, хоть и был в Александрове в это время. Чавес — это как медаль с двумя сторонами — одна черная, другая белая. Он многое сделал для нашей страны, мог бы сделать еще больше, но не успел… История нашей страны не такая большая, как ваша. Чавес искренне желал, чтобы наш народ жил хорошо, он боролся с воровством, взяточничеством. Он был не просто президентом Венесуэлы. Скорее его можно назвать гражданином мира и гуманистическим человеком, потому что он стремился помогать не только своему народу, но и другим странам Латинской Америки.
— Ты следил за ходом выборов?
— Конечно, и я очень расстроился, узнав, что президентом избрали Николаса Мадуро. Этот человек даже не окончил среднюю школу, у него нет никакого образования. Мало того, он шесть лет не жил в Венесуэле и во время предвыборной кампании часто путал названия городов и регионов. Мне показалось очень несерьезным, что он рассказывал про какие-то свои сны, в которых к нему якобы приходил Чавес в образе птицы. Разве это речь будущего президента? По-моему, он просто пытался играть на чувствах тех, кто еще переживал смерть команданте. Так и хотелось ему сказать: «Оставьте Чавеса в покое, он уже умер». Совсем другое дело — Энрике Каприлес. Он тоже социалист, но понимает, что наряду с бесплатной медициной, образованием должен существовать и развиваться и частный бизнес. Сам Каприлес очень образованный человек, он учился не только в Венесуэле, но и в Европе, и в США. Какое-то время он был губернатором штата Миранда — это один из самых процветающих регионов страны. Я слышал, что многие считают, будто при Каприлесе революция, начатая Чавесом, закончилась бы. Я так не думаю, она бы просто пошла по другому пути, потому что нельзя постоянно идти в одном направлении. Но президентом стал Мадуро, и теперь у нас есть опасения, что Венесуэла превратится в такой же закрытый регион, как Куба.
— Венесуэла — гостеприимная страна? Говорят, в Каракасе туристам небезопасно…
— Мы очень любим туристов. К нам приезжают со всего мира полюбоваться прекрасной природой, ведь у нас есть и море, и горы, и дикая Амазонка, и пустыня. А остров Маргарита, на котором я живу, все считают раем. Каракас — прекрасный город, в нем чувствуешь свободу и красоту. Да, там бывает небезопасно. Многие жители бедных кварталов предпочитают не работать, а жить на социальные пособия, подворовывая в столице. Не думаю, что туристам стоит чего-то особенно опасаться, просто в столице нужно тщательнее следить за своими вещами, но это, наверное, можно отнести и ко всем крупным городам мира.
Поделиться