Нил Никандров - Сикейрос в Чильяне. Чилийское послесловие к операции НКВД в Мексике. (страница 6 из 11)
Tiwy.com
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама
По странам > Чили > Сикейрос в Чильяне. Чилийское послесловие к операции НКВД в Мексике.

Сикейрос в Чильяне.
Чилийское послесловие к операции НКВД в Мексике.

Нил Никандров

<<< назад | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | дальше >>>

В Чильяне Сикейросу пришлось решать сотни бытовых проблем. Особенно трудно было с жильем, немногие уцелевшие гостиницы были переполнены, и приезжим нередко приходилось устраиваться на ночь на дефицитных скамейках площади Лас Армас. Художник несколько раз менял крышу над головой: сторожка при школе, классная комната, более чем скромная гостиничка "Эль Виаханте" на углу улицы Либертад и авениды О`Хиггинс.

Сторожка при 'Школе Мексики',в которой в 1941 г. несколько месяцев жил Сикейрос
Сторожка при "Школе Мексики",
в которой в 1941 г. несколько месяцев жил Сикейрос.

Начали съезжаться помощники. О двух из них Сикейрос написал в своих мемуарах. Это были чилиец немецкого происхождения Эрвин Веннер и чилиец колумбийского происхождения Алипио Харамильо. Сикейрос сам встретил их на железнодорожной станции в обычный для этого небольшого города час пробуждения, то есть в четыре с половиной утра. Когда на конной коляске добрались до сторожки, выяснилось, "что Веннер не только художник, но и часовых дел мастер, и для того, чтобы приехать в Чильян, бросил свою работу, дававшую ему средства к существованию. Алипио считался правительственным стипендиатом, но стипендия была столь мизерной, что если бы бедняга вздумал жить только на нее, то давно бы умер с голоду". Сикейрос сразу понял, что оба художника, направляясь в Чильян, подчинились велению души и, будучи готовыми на все, приврали человеку, ответственному за подбор помощников о своем якобы блестящем материальном положении. Если до сих пор еду, приносимую в судке, приходилось делить на три части (Давиду Альфаро, Анхелике и Адриане), то теперь ее по-братски распределяли на пять ртов.

Как вспоминал Сикейрос, "Алипио Харамильо был, несомненно, очень талантливым художником. А Веннер - просто гений в математике, что очень мне помогало в решении всех неизбежных геометрических задач. Думаю, у меня еще хранятся некоторые его формулы, своего рода таблица "определения углов зрения с позиции перемещающегося зрителя". Я решал все эти проблемы, так сказать, на глазок, эмпирическим путем... Самое интересное - и мы проверяли это неоднократно, - что между моими определениями на глазок и математическими выкладками Веннера почти не было расхождений".

Постепенно в Чильян подтягивались - тоже по велению души и сердца - другие чилийские художники: Лауреано Гевара, Камило Мори, Грегорио де ла Фуэнте, Орландо Сильва, а также венесуэлец Габриэль Брачо и мексиканец Хавьер Герреро. Последнему в чилийской прессе уделялось не меньше внимания, чем Сикейросу, и это было понятно: кроме Сикейроса, только Герреро получил "собственное пространство" для большой авторской росписи в школе им. Мексики.


Пребывание в Чильяне "бригады" известных и талантливых художников оживило творческую жизнь, электризовало местных творцов и интеллектуалов, побудило их к организации своих собственных выставок, дискуссий о предназначении искусства, ну, и проведению череды чествований, сопровождавшихся щедрым угощением.

Организатором и вдохновителем подобных мероприятий чаще всего было Общество изобразительных искусств "Танагра", которым, как подозревал Сикейрос, тайно руководила местная масонская ложа. Но это его не слишком заботило: в Чили правил Народный фронт - коалиция радикальной, социалистической и коммунистической партий. Коммунисты успешно сотрудничали с радикалами, верхушка которых вся без исключения входила в масонские организации. На том историческом этапе чилийским коммунистам было "по пути" с масонами.

Председатель "Танагры" - Анхелино Гебауэр - понимал, что чильянцам повезло: один из крупнейших классиков мексиканской мурали творит у них на глазах, создает в творческих муках шедевр мирового масштаба. Поэтому политические пристрастия Сикейроса и его недавняя "атака" на дом Троцкого были оставлены как бы "за скобками".

Помимо торжественных обедов проводились нередко "вермуты" - небольшие приемы с рюмкой-другой алкоголя, на которых велись просветительские беседы на различные творческие темы и читались стихи, все - без каких-либо претензий на интеллектуальную глубину и масштабность. На июль-сентябрь 1941 г. пришелся пик этих чествований, затем в школе им. Мексики закипела работа, и сам Сикейрос почти перестал откликаться на приглашения. Он не принял участия и в выставке, развернутой в холле школы им. Испании, где его помощники Веннер, Харамильо и Сильва представили свои живописные работы и эскизы.


Перед Сикейросом стояла крайне сложная техническая задача, поскольку зал, предназначенный для росписи, имел весьма заурядную форму: чрезвычайно длинное и узкое помещение с довольно низким потолком. Как "раздвинуть" стены? Как "приподнять" потолок? Как создать иллюзию гармоничных пропорций зала? После многочисленных прикидок и споров выход из нелегкой ситуации был найден - использовать "своего рода изогнутые подрамники", чтобы "сгладить" углы между потолком и двумя торцовыми стенами.

В качестве сюжетов для мурали "Смерть захватчику" были избраны те фрагменты истории Чили и Мексики, которые словно сконденсировали в себе историю всей Латинской Америки. Главным образным элементом "чилийской" стены стал вулкан, "мексиканской" стены - огонь, символ страны ацтеков. В центре "чилийской композиции" - индейский вождь Гальварино, с кровоточащими обрубками рук, кричащим ртом, призывающим к восстанию и борьбе против испанских колонизаторов. В центре "мексиканской росписи" - Каутемок, последний ацтекский вождь, защищавший родину от конкистадоров Кортеса. Он посылает стрелы в католический крест, олицетворяющий чужую жестокую религию, и тоже призывает к сопротивлению, защите привычных индейских богов, вековых традиций и очагов.

Сикейроса волнует социальная тематика континента: "Я не мог обойтись без раздела, связанного с историей чилийского рабочего движения. Честность и твердость политических позиций его основателей и руководителей могут служить примером для политических деятелей многих стран Латинской Америки. Я символически изобразил эту тему путем сочетания портретов Лаутаро и Рекабаррена. Первый - своего рода теоретик борьбы арауканского народа против испанских конкистадоров, второй - крупнейший теоретик чилийского рабочего и профсоюзного движения вообще... Нельзя было не вспомнить и о других, например о Кауполикане в Мексике. Он был гигантом, который сражался с испанцами методами самих же испанцев."

Конечно, было бы натяжкой считать, что Сикейрос сделал центральной тему сопротивления захватчикам в знак солидарности с Советской Россией, которая в то время мужественно сопротивлялась фашистской агрессии. Но без всякого сомнения, темы войны и мира, бескомпромиссной борьбы враждебных друг другу цивилизаций в те дни особенно волновали художника.


<<< назад | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | дальше >>>


Новинки

1. Венесуэла: Каракас — город Контрастов (видео 1987 года)
2. Венесуэла: Видео новогоднего Каракаса, снятые 30 лет назад
3. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
4. Панама: Панамский by-pass
5. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
6. Колумбия: Будет ли мир?
7. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
8. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
9. Россия: Ярославль
10. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
11. Куба: На Кубе не любят мафию
12. Куба: Мария из Гаваны
13. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
14. Русская тема: Первая биография народного монархиста
15. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
16. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
17. Куба: После Монкады
18. Боливия: Праздник черепов
19. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
20. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
21. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
22. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
23. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
24. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
25. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
26. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
27. Боливия: Манифест Острова Солнца
28. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
29. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
30. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
31. Венесуэла: Посвящается Чавесу
32. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
33. Россия: Мышкин
34. Россия: Рыбинск
35. Сальвадор: Народный праздник
36. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
37. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
38. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
39. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
40. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
41. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
42. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
43. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
44. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
45. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
46. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
47. Боливия: Боливийские метаморфозы
48. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче

Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru