Вечный побег Солоневича, или Русские - хватит междоусобиц!

Виталий Азаров
4 Сентября 2014г.
Солоневич / Константин Сапожников. — М.: Молодая гвардия, 2014. — Серия Жизнь замечательных людей
На обложке недавно вышедшей в серии «ЖЗЛ» биографии Ивана Солоневича – малоизвестная фотография этого русского публициста, писателя и философа. Упрямый лоб, испытующе-недоверчивый взгляд из-под очков, скорбная складка тесно сжатых губ. Снимок был сделан на рубеже 1930-х годов, когда Солоневич начал вынашивать план побега из Советской России.

Автор книги Константин Сапожников, который десять лет сотрудничает с издательством «Молодая гвардия»1, работая над своими текстами, всегда нацелен на сверхзадачу по очищению имён своих героев от злобных наветов, которые обрушивали на них при жизни и после смерти. Разведчика Григулевича называли «киллером Сталина», что, по правде, мало соответствовало полноватому человеку с задатками учёного-аналитика. Положительную ауру венесуэльского лидера Уго Чавеса, думаю, прочувствовали все читатели книги о нём. Но, пожалуй, больше всего обвинений досталось Ивану Солоневичу: и антисоветская контра, и сотрудник НКВД, и агент гестапо.

Жизнеописание Солоневича, сделанное К. Сапожниковым, без всякого сомнения, относится к наиболее полным из ныне существующих биографий этого человека. Поражает уникальность использованных источников. Среди них – архивные материалы НКВД, записки чекистов той поры (ранее не публиковавшиеся), раритетные подшивки эмигрантской печати, переписка с близкими родственниками Солоневича, жившими в США, и большая подборка фотографий из их семейного альбома. Среди солоневичеведов, которых упоминает автор, особо отмечен русский аргентинец Николай Казанцев, нынешний главный редактор и «сохранитель» «Нашей Страны», последней газеты, основанной Солоневичем. Среди российских биографов Солоневича выделена Елена Сойни, поэт и научный работник из Петрозаводска. Она не только сумела получить доступ к прежде закрытому полицейскому «фонду Солоневичей» в Финляндии, но и провела поисковую работу по всем обстоятельствам их пребывания в стране.

Для Константина Сапожникова история Ивана Солоневича - это эпопея борьбы, причём не только за воплощение националистических монархических идеалов. Солоневичу пришлось бороться и просто за физическое выживание - и своё, и семьи. Это была типичная ситуация того времени, когда на излёте мировой войны в России начались кровавые разборки, организованные внутренними и внешними врагами. Миллионы русских гнёзд были разгромлены и разогнаны революциями, гражданской войной, репрессиями, которые использовала новая власть в соответствии с беспощадной идеологией классовой борьбы.

Солоневичи в Темпельбурге (Померания) в 1944 году
Жизнь Ивана Солоневича - это ещё одна русская судьба в ХХ веке. Внутренняя независимость, свободолюбивые устремления и несгибаемый потенциал борца делали его «белой вороной» в любом обществе. Повсюду – и в России, и за границей – он так и не добился возможности по-настоящему быть свободным, существовать без партийных надзирателей и диктата карательных органов. В России он мимикрировал, изображал «попутчика Советской власти», писал статьи с «позитивной критикой» и учил чекистов приёмам самбо. В эмиграции – воздерживался от критических выпадов в адрес властей страны проживания, но иногда прорывало. Так он направил в нацистские инстанции меморандум о гибельности для Третьего рейха войны против России. Как следствие - ссылка в глухой район Померании под надзор гестапо и предупреждение: «Тебя спасла книга о концлагерях Сталина, в следующий раз – ты узнаешь, насколько комфортны лагеря Рейха». То, что это – не просто слова, подтвердил арест гитлеровцами брата Бориса.

Почти всю взрослую жизнь Солоневич находился в «ситуации побега». От красных – к белым. Из России – в Финляндию, оттуда – в Болгарию, потом, после покушения и гибели жены Тамары, – Германия, Аргентина, Уругвай. Когда удавалось, работал до изнеможения за письменным столом, используя видавшую виды пишущую машинку. Злопыхатели, завидуя его мощной энергетике, судачили, что свои статьи Солоневич пишет, вдохновляясь водкой из ведра под столом.

К. Сапожников у могилы Солоневича. 1997 г.
К. Сапожников у могилы Солоневича. 1997 г.

Этот бег остановила смерть. Ивана Солоневича похоронили на Английском кладбище в Монтевидео. И, казалось, о нём забыли все, кроме сотрудников газеты «Наша страна». Они сохранили газету до наших дней, и сегодня её читают и в России. С каждым годом всё больше растёт интерес к творчеству Ивана Солоневича. Востребованы его не утратившие актуальности многочисленные статьи, но, прежде всего, книги «Россия в концлагере», написанная задолго до «Архипелага ГУЛАГ», и «Народная Монархия» – его взгляд на историю России и её общественное устройство.

Последние годы периодически возникают разговоры о том, что в нынешнем руководстве России есть немало почитателей идейного наследия Ивана Солоневича. Вновь раздаются призывы о переносе его праха в Россию. Но видимых подвижек в этом деле нет никаких. Вину взваливают на либеральную «пятую колонну», саботирующую положительное решение вопроса под предлогом «антисемитизма» Солоневича; на коммунистов, для которых писатель не совместим с единственно подходящей для них идейно-политической перспективой развития; на бюрократию в административных органах, предпочитающую вообще не предпринимать каких-либо рискованных телодвижений. Мол, захоронение праха Солоневича на Донском кладбище, там, где уже покоятся Иван Ильин, Александр Солженицын и другие, станет предлогом для новой волны ожесточённых дискуссий, которые в наше непростое время «чреваты». Чреваты, и точка!

И это в то самое время, когда «неправительственные организации» и информационная «пятая колонна» подрывают устои государства, целенаправленно бьют по высшему руководству страны, осмелившемуся осуществлять независимую внутреннюю и внешнюю политику. Разве подрывная деятельность этих наёмников «Империи зла» не чревата разрушительными последствиями? Сами активисты «пятой колонны» их не боятся: запасные квартиры и банковские счета за рубежом у них давно готовы.

Так Солоневич вновь становится причиной взаимных обвинений, подковёрных игр, идеологической конфронтации. Возвращение самого народного русского публициста, философа и писателя на родину вновь задерживается. Но, думается, ненадолго.

В драматической судьбе Ивана Солоневича много поучительного. Книга Сапожникова не идеализирует Солоневича. Он не раз ошибался в поисках правильного пути. Чересчур увлекался, отстаивая свою точку зрения. Но современная Россия нуждается в его опыте, поскольку судьба Солоневича доказывает, что перманентные русские междоусобицы непродуктивны. Крепкий русский мужик с мощной творческой жилкой, который многое мог бы сделать для России, вынужден был скрываться, опасаться покушений, бегать из страны в страну. Поэтому надо отказываться от конфронтации, разжигаемой провокаторами всех мастей, надо учиться договариваться и объединяться под мобилизующим всех нас лозунгом борьбы за процветание России и счастье её народа. За что, собственно, и боролся герой новой книги серии «ЖЗЛ»2.



1. В «Молодой гвардии» им были опубликованы биографии выдающегося советского разведчика-нелегала Иосифа Григулевича и президента Венесуэлы Уго Чавеса.

2. Солоневич / Константин Сапожников. — М.: Молодая гвардия, 2014. — 453[11] с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1464).
Поделиться