Разведчики Сталина под созвездием Южного креста

Ольга Лопес
15 Апреля 2020г.
Журналист Нил Никандров много лет проработал в странах Латинской Америки. Только что в издательстве «Вече» вышла его книга «На «заднем дворе» США. Сталинские разведчики в Латинской Америке». На правах старого, ещё по Венесуэле, знакомого я расспросила журналиста о новой книге.
— Ольга Лопес: Ваша книга вышла в серии «Анатомия спецслужб». Книга увесистая, 500 страниц. В эти вялотекущие дни самоизоляции людей планеты из-за коронавируса, чтение вашего труда стало для меня отдушиной, спасительным переключением, погружением в далёкие годы прошлого века, в будни первых советских дипломатических представительств в Латинской Америке. Книгу я прочитала на одном дыхании. Что помогло вам так живо представить то время, так понять и прочувствовать победы и поражения советских дипломатов в годы сталинского правления?
— Нил Никандров: Первоначально цели написать такую книгу у меня не было. Но когда я собирал материалы о выдающемся разведчике-нелегале Иосифе Григулевиче, об антисоветчике монархисте Иване Солоневиче, то поневоле погрузился в чекистские будни тех лет, проникся заботами, переживаниями людей, которые всегда остаются за кадром событий. Они жили интересно, мужественно перенося все трудности загранработы. Они работали, вдохновлённые великой идеей лучшего будущего для человечества. Мне захотелось подробнее рассказать о них, и прежде всего о резидентах, на плечи которых легла тяжёлая ноша закордонной работы. О Белкине, который привёл в разведку Григулевича, о Рябове, который первым понял и оценил незаурядность резидента «Артура», о Тарасове-Василевском и других резидентах в Мексике, которым пришлось расхлёбывать последствия операции «Утка». В общем, о всех тех, кто по-новому открывал для России латиноамериканский континент и строил фундамент будущих отношений.
Посол Д.Жуков и его дипломатическая «команда» выходят из Ла Монеды после вручения верительных грамот.
— О.Л.: Да, чувствуется авторская установка: никаких фантазий, только достоверность в изложении событий и объективность в показе реально существовавших людей. И я бы не сказала, что книга исполнена оптимизма.
— Н.Н.: Об оптимизме говорить рано. Сражения на невидимом фронте становятся всё более изощрёнными и беспощадными. Да разве были времена, когда советские, а потом российские дипломаты и разведчики работали без вражеского дыхания за спиной? Это уже ощущалось в Мексике в двадцатые годы, а с 1943 года, когда в странах Латинской Америки начали действовать советские посольства и под их «крышей» резидентуры, о тепличных условиях для разведки не могло быть и речи, хотя, вроде бы, СССР и США были союзниками в борьбе с Третьим рейхом. Без преувеличения можно сказать, что уже в тот период борьба американцев с нацистской агентурой отошла на второй план. Используя местную полицию, правовые атташаты США, фактически резидентуры Секретной разведывательной службы, следили за каждым шагом наших представителей. Малочисленность советских организаций облегчала слежку. Любой промах в работе, неудачно сказанное слово или непроверенный собеседник – всё бралось на заметку, раздувалось и извращалось. Пропагандистский аппарат США постепенно создавал из Советского Союза образ «красного тоталитарного монстра», который готовится к захвату мира. Однако, стоит заметить, что эта антисоветская пропаганда нередко имела обратный эффект. Латиноамериканцы натерпелись от США стольких унижений, грабежей и насилий, что любую альтернативу «высокомерным янки» воспринимали на ура. По этой причине многие в Латинской Америке сотрудничали с Советами даже в самые мрачные годы «холодной войны». Причём часто обходилось без формальных вербовок. Когда один предприимчивый резидент предложил завербовать известного чилийского поэта Пабло Неруду, мол, у него разветвлённые связи и он вхож в любые кабинеты, другой резидент, нелегал «Артур», категорически не советовал этого делать: «Неруда человек богемы, много пьёт, увлекается женщинами. С этой точки зрения Пабло ненадёжен. Но если мы попросим его что-нибудь сделать для нас, он сделает без вербовки». То же можно сказать о венесуэльском художнике Габриэле Брачо. А насколько выразителен составленный Рябовым список аргентинцев, на помощь которых можно было рассчитывать! Коста-риканский писатель Хоакин Гутьеррес хорошо сказал об этом: борьба с фашизмом привела интеллигенцию под красные знамёна.
Поэт Пабло Неруда не скрывал своих просоветских убеждений, поэтому на роль агента не подходил.
— О.Л.: В вашей книге много имён и фактов, но, насколько мне известно, ранее обобщающей работы о сталинских разведчиках в Латинской Америке не было. Наверное, сложно было добывать материалы на эту тему, ведь доступ к архивам спецслужб всё ещё ограничен?
— Н.Н.: С тех сталинских времён минули десятилетия. Многое из того, что считалось секретным, уже рассказано в статьях, книгах и воспоминаниях разведчиков, как отечественных, так и «вражеских». К сожалению, из наших разведчиков-латиноамериканистов только генерал Николай Леонов написал воспоминания о своей прошлой работе. Полезную информацию и многие подсказки дали мне материалы «Веноны» - частично расшифрованной американцами переписки советских посольств и резидентур с Москвой. В некоторых случаях фактура повседневной жизни советских разведчиков и дипломатов в Латинской Америке зафиксирована в мемуарах, изданных за рубежом, теми, кто «выбрал свободу». Немало интересного я обнаружил в эмеротеках - газетно-журнальных фондах национальных библиотек стран Латинской Америки. Когда в выходные дни друзья-соратники по загранработе уезжали на пляж или на рыбалку, я отправлялся прочёсывать, в буквальном смысле, библиотеки и букинистические магазины. В этом я всегда встречал понимание жены, неизменной спутницы в путешествиях и бессменного главного редактора. Прямо скажу, от недостатка информации я не страдал, скорее от её избытка.
В этом здании находилось первое советское посольство в Южной Америке. Монтевидео, середина 1930-х годов.
— О.Л.: Не могу обойтись без обязательного вопроса о творческих планах. Ваши книги об Иване Солоневиче, Уго Чавесе, Иосифе Григулевиче ушли в жизнь, часто цитируются, фрагментарно используются в документальных телефильмах (как правило, без указания первоисточника). Что на очереди?
— Н.Н.: Скажу, не конкретизируя, чтобы не сглазить. Работа, к которой я уже приступил, посвящена Балтийскому региону в 1920-1941 годы. Давно хотел написать документальную вещь об этих краях, в которых довелось жить и работать в шестидесятых-семидесятых годах. И вдохновил меня на это калининградский исследователь Олег Черенин, автор интереснейших, на мой взгляд, книг - «Шпионский Кёнигсберг» и «Очерки агентурной борьбы». Считаю его лучшим российским «шпионологом». Хочу и я внести свой вклад в эту прибалтийскую тему.

* * *

В завершение интервью приведу так понравившееся мне оглавление книги «На «заднем дворе» США. Сталинские разведчики в Латинской Америке»:

Вступление
Советские полпреды в стране ацтеков
Резидент «Кади» сообщает из Монтевидео
Кто кого: тайная война в Мексике
С кубинской сигарой, коктейлем в руке
«В Боготе почти все знают друг друга в лицо»
Русские в Каракасе, или водка вместо виски
Уругвай – комфортная для разведчика страна
Сантьяго-де-Чили: выстрелы на улице Биарриц
Краткий курс ВКП(б) для Бразилии
Запрет Сталина на активную разведработу в Аргентине
Вместо эпилога. Портреты вождя в посольских печках.
Поделиться