Рядовой Коминтерна по кличке "Мигель"

Страница 7 из 10
Нил Никандров
Январь 1999
Как говорилось выше, самообразованию Григулевич уделял все свободное время. В читальном зале муниципальной библиотеки и "эмеротеке" - отделе периодики - Иосиф был своим человеком. Именно в те времена у него пробудился интерес к истории Латинской Америки, Симону Боливару и героической плеяде освободителей континента от испанского колониального ига. При посещении "эмеротеки" Иосиф выискивал прежде всего свежие новости из Советской России, доскональное знание которых было своеобразным партийным шиком. Если партиец умел без запинки назвать имена всех наркомов, то авторитет его неимоверно возрастал. Память у Иосифа была исключительной, и он пользовался этим, блистая эрудицией и безошибочным произношением трудных славянских, татарских и иных экзотических имен. Правда, после гибели Кирова изменения в советском аппарате происходили столь стремительно, что уследить за ними было нелегко.

"Мигель" не сомневался в том, что организаторами покушения на популярного лидера были "троцкистско-зиновьевские элементы". Сталин назвал главным организатором покушения на Кирова Троцкого, и Григулевич верил в истинность этих утверждений. Для компрессы Троцкий был врагом номер один, пострашнее, чем сам империализм. В буржуазных газетах о Троцком писали, в общем-то, сочувственно, наблюдая за тем, как невидимые отряды НКВД разворачивают охоту за "красным изгнанником". Покушения на него со странной закономерностью проваливались, и тогда Москва напористо действовала по дипломатическим каналам, оказывая давление на страну, которая осмелилась предоставить приют коммунистическому изгою.

"Мигель" был убежден, что Троцкий и его последователи сознательно вредят единству мирового коммунистического движения, саботируют строительство социализма в Советской России, чем вольно или невольно льют воду на мельницу буржуазии, нередко сотрудничая с полицией и фашистскими элементами. Именно троцкисты препятствовали созданию Народного фронта в Аргентине, подвергая сомнению истинные цели коммунистов, чем отпугивали потенциальных политических союзников. Григулевич не мог себе представить тогда, что и ему придется участвовать в охоте на одного из создателей Советского государства, ближайшего соратника Ленина, главкома непобедимой Красной армии...

Как и всякий молодой человек, Иосиф увлекался спортом. Финштейн тянул его в клуб "Эбраика", в котором проводила время золотая молодежь, по выражению Григулевича - "сливки столичного еврейского общества". По причинам скорее финансового, чем идеологического характера Григулевич отказался от предложения. Он предпочел более демократический "Гимнастическо-фехтовальный клуб". "Прием в него был достаточно прост, - писал Григулевич в своих "служебно-страноведческих заметках". - Два члена со стажем должны поручиться за новичка, а он - предъявить документ, подтверждающий его личность, представить медицинскую справку об отсутствии заразных и венерических болезней и заплатить вступительный взнос - 10 долларов. Ежемесячный - сущая безделица - полтора доллара. Клуб этот обладает сетью спортивных залов по всей стране, в которых можно не только накачивать мускулы, но и практиковаться в стрельбе по мишеням, потеть в турецких банях, обсуждать политические интриги и результаты последних футбольных матчей. Короче, этот клуб предоставляет спортсмену все жизненно необходимое, включая ресторан".
Поделиться