Нарковойна США против России с «азиатского плацдарма»

Нил Никандров - http://fondsk.ru
8 Декабря 2011г.
Нарковойна США против России с «азиатского плацдарма»
Первые наркоатаки на «российском фронте» спецслужбы США провели с хорошо подготовленных позиций в Латинской Америке. В начале 90-х гг., когда «политически ненадёжные» силовые структуры СССР подверглись обвальной демократизации, через прежде неприступную границу практически беспрепятственно проникали эмиссары наркокартелей из Западного полушария. Подобного рода визиты раньше были исключением, поэтому таможенная и пограничная службы и органы госбезопасности (то, что от них осталось) не были по-настоящему готовы к эффективному противодействию. И вот результат: в Россию с далёкого континента без особых сложностей стали поступать товарные партии кокаина и героина. Разложение потенциального врага с помощью распространения наркомании среди молодёжи, военнослужащих, в творческих кругах, везде, где можно «организовать» массово-губительный спрос, – стратегическая задача Империи по сокращению человеческого потенциала России.

Чаще всего наркотики поступали из Колумбии, в которой Соединённые Штаты годами ведут свою безрезультатную (в жанре perpetuum mobile) борьбу с наркокартелями. Колумбия была в числе первых стран Латинской Америки, с которой Россия тогда отменила (по инициативе США) визовый режим, что в значительной степени облегчило наркобаронам и их теневым операторам организацию поставок по новому маршруту. В телерепортажах того времени регулярно показывали «звёздную пыль» из Колумбии, закамуфлированную под груз бананов, рыбные консервы, сувенирную продукцию. Наркотики также забрасывались в Россию из Мексики, Доминиканской республики, Боливии. Избежать соблазна - «немного рискнуть, но очень хорошо заработать» - смогли далеко не все сотрудники российских учреждений. Плечом к плечу с наркокартелями действовали спецслужбы США, налаживая сотрудничество с теми перспективными кадрами из числа «россиян», которые обеспечивали трафик и распространение галлюцогенов на российской территории, а также их переброску в страны Европы.

Борьба Империи с терроризмом и оккупация Афганистана войсками НАТО дали возможность спецслужбам США придать наркооперациям на «российском направлении» новый импульс. За несколько лет производство наркотиков в Афганистане увеличилось почти в 50 раз, что обеспечивает изготовление 190-200 млрд. разовых доз героина, в 30 раз превышающих численность населения Земли. Под прикрытием НАТО и DEA создаются нарколаборатории, оборудованию которых могут позавидовать передовые фармацевтические предприятия. Не случайно официальные представители НАТО и Пентагона, Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) категорически выступают против совместных с Россией действий по уничтожению посевов опиумного мака в Афганистане. Аргументация «партнёров» проста и гуманна: сжигать маковые поля недопустимо, потому что афганские крестьяне потеряют источник доходов, а это чревато голодом, холодом и всплеском вооружённого сопротивления «Талибана». А в руководящих кругах США и НАТО считают, что бороться надо только с теми наркобаронами, которые связаны с «Талибаном». При этом натовцы оптимистично уверяют, что ситуация рассосётся, когда крестьяне получат возможность выращивать другие коммерчески выгодные культуры. Но пока что изобрести что-то более доходное, чем опиумный мак, «партнёрам» не удалось. Для того чтобы немного пригасить недовольство русских, они пошли на проведение нескольких локальных акций по уничтожению посевов.

Почти 50 % героина, полученного после переработки урожая, идёт из Афганистана в Россию и далее – в страны Восточной и Западной Европы по так называемому «Северному маршруту», проложенному через среднеазиатские государства. С каждым годом на просторах России становится всё больше афганского героина. В этом плане развитие ситуации драматически напоминает события в Мексике, приведшие к нынешнему состоянию внутренней «нарко-террористической войны».

Стратегия Империи предусматривает создание условий для развязывания нарковойны, оказание поддержки одной из сторон, а потом и полное подчинение «партнёра. «Дирижируя нарковойной», Вашингтон без каких-либо морально-этических комплексов пренебрегает законными интересами Мексики. Чего, хотя бы, стоят поставки современного стрелкового оружия и гранатомётов соперничающим наркокартелям. Не раз жертвами этого оружия становились агенты мексиканских спецслужб и военные, известны случаи гибели самих американцев – пограничников, таможенников, оперативников DEA.

Правительство Мексики, не имея возможности самостоятельно покончить с наркокартелями, идёт на значительные уступки «северному соседу», позволяя ему хозяйничать на своей территории. В силовые органы и подразделения специального назначения набирают кадры под строгим контролем американцев. Предлог очевиден: чтобы не допустить проникновения «лиц, сотрудничающих с картелями». Мексиканцев подвергают проверкам, в том числе на полиграфе, обучают по пентагоновским уставам, воспитывают в духе безоговорочной лояльности к Соединённым Штатам. В области промывания «партнёрских» мозгов американские инструкторы достигли немалых успехов. Зомбированные ими люди без колебания выполняют приказы по ликвидациям, и никакого значения не имеет, кто у тебя на мушке: мексиканец, гватемалец, гондурасец или «гринго». Надо ли говорить, что подобного рода перспективные «технологии» используются наставниками спецслужб США на всех, даже самых отдалённых, рубежах борьбы Империи за мировое господство.

Не так давно с контрольным визитом в Таджикистане, Киргизии и Казахстане побывал Уильям Браунфильд, заместитель госсекретаря по международной борьбе с наркотиками. В биографии Браунфильда есть немало эпизодов, свидетельствующих о его «дипломатической» специализации на ниве подрывной деятельности, борьбы с неугодными США режимами. Не всегда, впрочем, Браунфильду удавалось добиться нужного результата. Так президент Венесуэлы, в которой американец три года возглавлял посольство, оказался твёрдым орешком. Уго Чавес сумел поставить американца на место, предупредив, что не позволит ему готовить заговоры и «цветные революции». В конце концов, Браунфильд оказался в полной изоляции и покинул Венесуэлу с ощущением поражения и кличкой «Клоун».

В бывшие советские республики Браунфильд прибыл с планом, имеющим название «Инициатива против наркотиков в Центральной Азии». Некий вариант «Плана Колумбия», в которой Браунфильд не столь давно поработал послом. В красноречии ему не откажешь, он очаровал своих азиатских собеседников решительностью, техасским апломбом, уверенностью в том, что общий враг – региональный наркотрафик – рано или поздно будет разгромлен. В соответствии с «Планом» в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане создаются оперативные группы, которые будут работать совместно с уже существующими подобными группами в Афганистане и России. На цели борьбы было обещано финансирование, не столь существенное, как по «Плану Колумбия» (миллиарды долларов!), но, для начала, 2-3 миллиона. В Таджикистане Браунфильд продемонстрировал и первые результаты сотрудничества, открыв таможенно-пограничный комплекс на границе с Афганистаном.

В беседах с гостеприимными хозяевами Браунфильд умолчал о многом. Прежде всего, о том, что долгосрочный план Империи нацелен на глубокие перемены внутри- и внешнеполитического курса пяти центрально-азиатских стран. Постепенное приведение к власти проамериканских режимов, нейтрализация российского влияния, создание конфронтационных ситуаций на всей протяженности границ с Россией.

В том, что говорил Браунфильд, почти всегда прочитывался второй и третий планы, особенно в вопросе подготовки оперативных групп – неких элитарных подразделений по борьбе с наркотрафиком. В некоторых политологических анализах прозвучало, что речь, на самом деле, шла об «эскадронах смерти», которые, по мексиканско-колумбийской модели, будут использоваться в интересах Соединённых Штатов. С этим можно согласиться. Сегодня стоящая перед «эскадронами» задача очевидна: борьба с наркотрафиком. Но завтра, в регионе, сотрясаемом политическими катаклизмами, эти «эскадроны» будут использоваться как штурмовые отряды Империи, которая пришла в Центральную Азию для того, чтобы остаться навсегда, ведь в прицеле – Россия и Китай.
Поделиться