Иран ищет единомышленников в Латинской Америке

Борис Мартынов// Столетие
22 Февраля 2012г.
Беседа с заместителем директора Института Латинской Америки РАН, доктором политических наук Борисом Мартыновым

- Борис Фёдорович, недавно президент Ирана Махмуд Ахмадинежад совершил поездку по нескольким странам Латинской Америки: побывал в Никарагуа, Эквадоре, Венесуэле и на Кубе. Теперь он собирается совершить отдельный визит в Бразилию. Цель – политическая, или же речь шла об экономическом сотрудничестве?

- Конечно, политики здесь больше, хотя в экономике все эти страны сотрудничают с Ираном. Все видят, что ситуация становится всё взрывоопаснее, поэтому Тегеран ищет поддержки, для него важно обеспечить благоприятный международный фон своим действиям. Да, друзей у Ирана в мире не так уж и много, но давайте признаем: после того, что НАТО сделало в Ливии, говорить о всеобщей изоляции Тегерана сегодня бессмысленно, в Латинской Америке поддержка у него есть. Другое дело, что, быть может, сегодня она не столь ярко проявляется, как того хотелось бы Ахмадинежаду. Тому есть прагматические объяснения чисто экономического свойства.

Венесуэле сейчас, в условиях очевидно надвигающейся второй волны кризиса, невыгодно, как говорят, подписываться на заём. Хотя Уго Чавес и резко критикует Соединённые Штаты, но Вашингтон при этом остаётся основным потребителем боливарианской нефти. За счёт чего Венесуэла и получает финансовые ресурсы, а ведь Уго Чавес гордится своей масштабной внутренней социальной политикой. Естественный для него приоритет – решение проблем внутренних, а иранские у него, предположу, могут стоять на втором или третьем месте. Никарагуа, как одна из беднейших стран Латинской Америки, мало что способна дать Ирану, перед её президентом, Даниэлем Ортегой стоит задача политической выживаемости. Эквадор тоже не располагает большими ресурсами для помощи Тегерану, а лишний раз выступать против основного экономического партнёра ему не с руки. При этом в ходе визита президент Рафаэль Корреа заявил, что верит мирной направленности ядерной программы Тегерана, и он может рассчитывать на полную поддержку Эквадора.

Самый тёплый приём был оказан президенту Ирана кубинским руководством: связи Гаваны и Тегерана на протяжении многих лет остаются очень прочными, они выступают единым фронтом против Вашингтона. Иран требует отмены американского эмбарго против Кубы, та - выступает в защиту ядерной программы Тегерана. Да и вообще, оба этих государства Соединённые Штаты включили в список стран, поддерживающих международный терроризм. Чтобы понять близость позиций Гаваны и Тегерана, процитирую выдержку из большого выступления Фиделя Кастро: «Вчера на встрече я увидел, что президент Ирана абсолютно спокоен, полностью равнодушен к угрозам со стороны янки, уверен в том, что его народ в состоянии противостоять любой агрессии, уверен в эффективности оружия, большей частью изготовляемого самими иранцами, чтобы заставить агрессора платить неприемлемую для него цену. Я уверен, что от Ирана не следует ожидать опрометчивых действий, способствующих военному взрыву. Если война неизбежно разразится - она будет результатом исключительно авантюризма и прирождённой безответственности империи янки».

- Значит, расчёты Ахмадинежада на получение поддержки в Латинской Америке частично оправдались?

- Прежде всего - применительно к Кубе. В Венесуэле, Эквадоре и Никарагуа были зафиксированы, как говорят, стандартно констатируемые позиции. Они не новы, государства, которые он посетил, – страны левой, боливарианской ориентации, так что у них и раньше имелись общие с Ираном точки зрения на международные проблемы. Другое дело – Бразилия, которая не вошла в маршрут его поездки, Ахмадинежад планирует совершить отдельный визит в эту страну.

Дело вот в чём. Именно высокоразвитая Бразилия – главный игрок на южноамериканском поле. Однако надо учитывать, что после ухода с поста президента Луиса Инасио Лулы и прихода на эту должность Дилмы Руссеф свои отношения с Ираном Бразилия, скажу так, в табели о рангах понизила. Нынешний президент обвинила Тегеран в нарушении прав человека, поэтому Ахмадинежад и не побывал в Бразилии во время недавней поездки. В Бразилии, имеющей высокоразвитую ядерную промышленность, он ищет взаимопонимания в области развития мирного атома. На эту страну Латинской Америки Запад тоже смотрит «косо». Не с такой подозрительностью, как на Иран, конечно, потому что режим там неугоден Соединённым Штатам по самым разным причинам. В Бразилии же – демократия, к которой борцам за права человека придраться трудно.

На негласном уровне между Бразилиа и Тегераном, которых обвиняют в нежелании сотрудничать с МАГАТЭ, существует некая солидарность. В американской печати эту латиноамериканскую страну попрекают за отказ от дополнительных мер международного контроля за её ядерной энергетикой. Впрочем, как объясняют бразильцы, это вызвано неуёмным интересом инспекторов МАГАТЭ. Бразилия заявляет, что обладает собственным ноу-хау, а контролёры приезжают, чтобы заимствовать и украсть новые наработки. При этом на регулярные меры контроля страна идёт.

- Соединённые Штаты резко негативно отреагировали на поездку Ахмадинежада. Кажется, в Вашингтоне даже и не прогнозируют, что его заявления лишь работают на укрепление связей Латинской Америки и Ирана.

- Да, реакция была крайне нервной. Илеана Росс-Лехтинен, возглавляющая комитет по международным делам палаты представителей США, назвала поездку Ахмадинежада «туром тиранов». Она объявила о сближении президента Ирана с «другими диктаторами, нарушающими права человека», и это, заверила парламентарий, создаёт «прямую угрозу интересам США». Представители госдепартамента назвали поездку «пропагандистским туром». Если они не придают его встречам с президентами латиноамериканских стран серьёзного значения, то почему же сразу заявили, что будут добиваться усиления санкций против Ирана? За то, что он осмеливается дружить с государствами «заднего двора» Соединённых Штатов?

В Вашингтоне вообще очень много спекуляций на тему отношений Ирана с Латинской Америкой. Некоторые там даже утверждают, что Ахмадинежад не только готов перекрыть Ормузский пролив, но и с соседней территории начать мстить ненавистным ему Соединённым Штатам, организовать чуть ли не партизанскую войну и террористические акты. Эти пропагандистские вариации, конечно же, должны настроить всё население страны, пережившей 11 сентября 2001-го, против Ирана.

Но давайте отнесём домыслы к разряду неуёмной фантазии журналистов, создающих сенсации на пустом месте. Подумайте, что может сделать Иран в таком далёком от него регионе? Может, совершить акции, которые происходили в девяностые годы, когда в Аргентине были взорваны израильское посольство и еврейский общинный центр в Буэнос-Айресе? Ни преступников, ни организаторов не нашли, но Запад тут же списал эти террористические акты на агентов ливанской «Хезболлы». Фактически обвинил во всем Иран, поддерживающий эту ближневосточную организацию. Обвинили и сотрудников иранского посольства в Аргентине – но тоже голословно. Особенно наивным была предложена версия о том, что президент страны Карлос Менем, с точки зрения Тегерана, чересчур сблизился с Вашингтоном. Поэтому объектами атак выбрали израильские учреждения?.. Нелепо звучит, поверьте.

При этом Иран может серьёзно «насолить» американцам в Ираке – в случае военного конфликта. Джордж Фридман, директор частной американской разведывательно-аналитической организации «Стратфор», сегодня приходит к очевидному выводу: «Влияние США на Ирак идёт на убыль, а влияние Ирана усиливается». Предупреждения о «готовности иранских террористов» напасть на США с территории Латинской Америки – это уж совсем из разряда неуёмных заказных фантазий.

- Могут ли поддержать страны Латинской Америки Тегеран в случае военного конфликта между Ираном, Соединёнными Штатами и Израилем?

- Скорее всего, они выступят единым фронтом: так они реагировали и на бомбёжку силами НАТО Югославии и американское вторжение в Ирак. Протест может принять форму декларации «Группы Рио» - наиболее влиятельного политического объединения латиноамериканских стран, не исключено, что страны «Боливарианской инициативы» (ALBA) на своём уровне выступят ещё радикальнее. Если начнётся военная акция против Ирана, то, скорее всего, она будет предпринята в обход Совета Безопасности ООН. Потому что Россия и Китай заявили, что подобных действий не одобрят. Значит, речь идёт о нарушении международного права, откровенном как это было недавно в Ливии.

Трудно называть страны, где побывал Ахмадинежад – за исключением Кубы – закадычными друзьями Ирана. Скорее, они его союзники и единомышленники, что в политике, согласитесь, очень важно. Особенно для Тегерана – в нынешней обстановке. Полагаю, президент Ирана и сам понимает: ожидать широковещательных заявлений в свою поддержку от кого-либо вообще нереально. Он добивается подтверждения принципов невмешательства и суверенитета – основных положений международного права, на которых он строит фундамент своей политики. Полагаю, многие государства Латинской Америки, даже те, которые Махмуд Ахмадинежад в этот раз не посетил, готовы подписаться под его словами, произнесёнными в Гаванском университете: «Мы видим загнивание капиталистической системы, она оказалась в политическом, экономическом и культурном тупике. Капитализму не хватает логики, и он прибегает к оружию, с тем, чтобы убивать и разрушать».

Естественно, никто не ждал одобрения этого визита от Вашингтона. Но своими категорично беспардонными оценками он лишь укрепил отношения Ирана и государств «Боливарианской инициативы». А это, согласитесь, тоже результат.

Беседу вел Виктор Грибачев
http://www.stoletie.ru
Поделиться