Венесуэла: Контрреволюция бросает новый вызов

Патрик Ларсен / www.marxist.com
3 Апреля 2010г.
В преддверии сентябрьских выборов правая оппозиция готовится сразу на нескольких фронтах. Один из них - это экономический саботаж, другой - маневры со стороны правых элементов внутри боливарианского движения. Тем временем, все это производит эффект радикализации слева.

Новые события в Венесуэле показывают, что контрреволюция организовывает подготовку нового затяжного сражения против боливарианского правительства. На вершине глубокого экономического спада, мы недавно увидели новые изменения в очертаниях политического ландшафта, которые могут сыграть решающую роль в разминке перед парламентскими выборами в сентябре.

Голубой чавизм

Примерно три недели назад губернатор штата Лара Энри Фалькон после долгой полемики с Чавесом предпочел покинуть ряды PSUV. Последний обвинил его в том, что он слишком близок с буржуазией Лары и не служит реально интересам рабочих и молодежи этого штата. Фалькон ответил, хлопнув дверью и присоединившись к PPT (Patria Para Todos), маленькой партии, которая поддерживает правительство, но осталась вне PSUV, когда та была сформирована в 2007 г. С тех пор она пытается влиять на Чавеса, как тормоз, выискивая причины для "примирения" и "диалога" с оппозицией.

Фалькон демагогически говорил о необходимости "терпимости". “Революционер должен строить мосты, а не расставлять ловушки, не осуждать право людей участвовать в той политической партии, которой они хотят”, - утверждает он. Пытающийся сплотить мелких буржуа и элементы среднего класса вокруг призывов "к демократии" и “свободе политических партий” (странное требование, поскольку в Венесуэле это и так является действительностью) Фалькон реально расстроен недавними заявлениями Чавеса, обвиняющими его в союзе с буржуазией.

14 марта Чавес прокомментировал случай с Фальконом в своем еженедельном шоу "Ало, Президент". Он говорил в очень резких выражениях, не только о губернаторе Лары, но также и о венесуэльской буржуазии как классе:

“Наша революция не планирует соглашение с буржуазией. Нет никакой возможности для соглашения или каких-либо сделок с венесуэльской буржуазией. Нет никакой возможности для какого-либо соглашения, не может быть и никогда не будет, а тот, кто думает, что такое возможно, должен покинуть наши ряды немедленно.

“Именно поэтому назрел вопрос о губернаторе Лары, по которому я жестко выступил вчера непосредственно в Баркисимето, куда приезжал. Потому что за ним скрывается продолжение множества махинаций, за которые губернатор платит услугами и за которые PPT платит услугами. Это прискорбно, но это - факт. “О нет, мы с Чавесом”. Это - ложь. Буржуазия поддерживает эту игру. Разве вы не видите, что буржуазия приветствует губернатора Лары? Почему они не нападают на него? Потому что есть негласные договоренности”.

Это, действительно, так. Факт, что подавляющее большинство правых газет испытало эйфорию от дезертирства Энри Фалькона из PSUV. Фалькон и PPT уверяют всех, что они поддерживают “голубой чавизм” (“Chavismo Azul”), который должен быть "более терпимым", чем тот, который защищает сам Чавес. Но это - только дымовая завеса для того, чтобы сказать, что они порвали с Чавесом и в действительности борются за совсем другую программу: контрреволюцию под демократической маской.

В недавнем интервью газете "Últimas Noticias" Хосе Альборнос, генеральный секретарь PPT, сказал, что ему жаль, что такие люди, как Исмаэль Гарсиа и его партия PODEMOS, покидают лагерь революции, поскольку в нем они имели бы намного больше влияния. Он полагает, что только прискорбное недоразумение и действие “диких, безудержных чувств” принудили PODEMOS предать революцию во время подготовки к конституционному референдуму по реформе в 2007 году!

Это - в высшей степени специфическая логика. Правда в том, что Исмаэль Гарсиа и его партия PODEMOS никогда не были революционерами, а были социал-демократами, которые какое-то время цеплялись за коалицию с Чавесом, чтобы попытаться замедлить темп революции. Но даже ограниченной конституционной реформы для них было слишком много, чтобы это проглотить, и таким образом они решили присоединиться к оппозиции - открытому лагерю контрреволюции - и вели антикоммунистическую кампанию за отказ от голосования на референдуме. Но для Альборноса это было всего лишь недоразумением!

На самом деле Альборнос говорит, что его партия пытается делать то же самое, что и PODEMOS (а до нее - MAS), затормозить революцию и достичь договоренности с правящим классом. Другими словами, он представляет пятую колонну в революции. Многие из простых членов PPT поняли это. Более 200 членов решили покинуть партию и присоединиться к PSUV. Но, с другой стороны, Альборнос сообщил о 20 000 человек, которые подали заявления о вступлении после присоединения Фалькона. Нет сомнения в том, к какому классу принадлежат эти 20 000 человек. Это - представители мелкой буржуазии и собственно буржуазии, которые ищут возможности избавиться от Чавеса и революции в целом.

В последние годы мы видели длинный список ренегатов, покинувших революцию: Ариас Карденас (который потом заново "примкнул" в 2006), MAS, Пабло Медина, Луис Микелена, Бадюэль, Исмаэль Гарсиа и PODEMOS, и мы могли бы назвать еще многих. Но на этот раз похоже, что Фалькону удастся организовать под знаменем “Chavismo azul”, "терпимости" и "примирения" более широкие слои недовольного среднего класса и буржуазных элементов.

Контрреволюция поощряет хаос и насилие

К этому должна быть добавлена недавняя оппозиционная деятельность, нацеленная на саботаж и создание волнений везде, где возможно. В январе мы видели оппозиционных студентов из среднего класса, демонстрирующих и призывающих к насилию на улицах под предлогом воображаемого закрытия RCTV (телевизионный канал, который был временно удален из эфира частными владельцами его лицензии, потому что они не захотели уважать правила, диктуемые венесуэльской конституцией). Эти события оставили после себя убитым одного студенческого активиста чавистов в Мериде и несколько человек раненными в других частях страны.

Тогда же, 21 марта, мы видели 36-часовую транспортную "забастовку" в Каракасе. В действительности это был локаут боссов, во время которого владельцы частных транспортных средств решили перекрыть движение. Но рабочие, организованные в Объединенный транспортный союз Каракаса, во главе со своим президентом Ричардом Манбелем, отклонили этот локаут, и большинство водителей автобусов все-таки вышло на работу. Только 5% рабочих присоединились к забастовке [4], и поэтому работа продолжалась на более или менее нормальном уровне. Так попытка боссов позорно потерпела неудачу. Так же, как и во время локаута боссов в декабре 2002, действия рабочего класса спасли ситуацию.

Другой ключевой аспект попытки контрреволюции дестабилизировать страну - продолжающийся саботаж и спекуляция в продовольственном секторе. Недавнее исследование показало, что коэффициент разнообразия доступных продуктов питания было самым низким в месяцы перед конституционным референдумом в декабре 2007, который Чавес проиграл с небольшим отрывом, в то время как дефицит продовольствия был наиболее высок.

Первый график показывает уровень разнообразия доступных продуктов питания, второй - уровень дефицита основных продуктов питания
Первый график показывает уровень разнообразия доступных продуктов питания, второй - уровень дефицита основных продуктов питания

Конечно, это не было совпадением. Капиталисты в продовольственном секторе сделали это преднамеренно, и успешно, желая видеть беспорядок, деморализацию и растерянность в массах, которые раньше голосовали за Чавеса. Они знали, что они не сумеют завоевать массы для оппозиционного лагеря, но их цель состояла в том, чтобы деморализовать их. Именно так и случилось: почти три миллиона человек боливарианской массовой базы воздержались от голосования, таким образом давая возможность escuálidos победить. Дефицит продовольствия в Венесуэле - часть согласованной и хорошо организованной контрреволюционной кампании.

Возможность повторить это в месяцы перед сентябрьскими парламентскими выборами ясно присутствует, поскольку главные продовольственные дистрибьюторы и рынки все еще находятся в руках капиталистов. Чавес пытается расширять принадлежащие государству продовольственные рынки Mercal, но на самом деле это расширение очень ограничено и составляет всего 7% [6] от общего объема продовольствия. Это не сможет восполнить колоссальные потери, создавшиеся в результате затоваривания, спекуляции и большой инфляции во всем частном продовольственном секторе.

Главная проблема двояка: частный продовольственный сектор в значительной степени остается нетронут (с небольшими исключениями, такими как Éxito и Cargill) и отсутствует монополия на внешнюю торговлю. С другой стороны, национальное производство продовольствия остается очень низким, а аграрная реформа 2001 г. не привела к существенному перераспределению земли в пользу бедных крестьян. Те крестьяне, которые действительно получали земельные наделы, чаще всего оказывались среди тех, кому отказывают в дешевых кредитах, которые им были обещаны, и таким образом земля остается необрабатываемой.

Логический вывод из этого заключается в том, что частная собственность в секторах производства, переработки и распределения продовольствия находится в прямом противоречии с демократической волей большинства венесуэльцев. Единственный способ решить эту проблему (которая представляет смертельную угрозу для революции) - экспроприировать эти отрасли промышленности и поставить их под демократический контроль рабочих, потребительских и крестьянских кооперативов, которые смогли бы рационально планировать их работу в интересах большинства народа и положить конец этому контрреволюционному и недемократическому саботажу.

Парламентские выборы


Густаво Тарре Брисеньо, один из твердолобых контрреволюционеров и бывший лидер социал-христианской партии COPEI [одной из двух партий буржуазной демократии, правящих в Венесуэле после свержения диктатуры в конце 1960-х гг. – прим. перев.], недавно сказал: “Чем было плохо правительство, так это тем, что было действительно возможно выиграть выборы”. Очевидно, что это - грубое преувеличение, которое ставит все на голову. Правительства в Четвертой Республике были порочными защитниками капитала и служили для поддержания эксплуатации значительного большинства рабочих и бедняков. Чавес был первым, кто покончил с этим. Тем не менее, верно, что множество реформистов и бюрократов, окружающих Чавеса, не в состоянии решать самые неотложные проблемы Венесуэлы, такие как электричество, жилье, дефицит продуктов питания и преступность. Главная причина этого в том, что они не смеют порвать с капитализмом и частной собственностью.

В этом же самом интервью Тарре Брисеньо объясняет стратегию оппозиции. Он заявил, что даже в том случае, если оппозиция не получит большинства в Национальном собрании, “парламент преобразуется в центр национальных дебатов”, и что это само по себе “представляло бы качественное изменение”. Здесь мы имеем схему перспективы контрреволюции. Даже если они сумеют выиграть только, скажем, 40%, то они будут использовать всех своих членов парламента, чтобы блокировать или задерживать правительственные инициативы. Они заставят этих законных представителей путешествовать по стране взад и вперед и мобилизовывать неустойчивые массы элементов среднего класса и мелких буржуа. Это - первая часть плана, цель которого состоит в том, чтобы избавиться от Чавеса и похоронить революцию.

Среди боливарианских масс существует глубокое беспокойство по этому поводу, но есть также и закоренелое недовольство бюрократией в PSUV. Это было отражено несколько месяцев назад в интересном интервью с Альберто Мюлером Рохасом, бывшим вице-президентом PSUV, который сказал, что “Чавес сидит в гнезде скорпионов”, подразумевая множество реформистов в правительстве и партии.

В том же самом "Ало, Президент!", в котором Чавес напал на Фалькона и объявлял, что не может быть никакого соглашения с правящей элитой, он еще раз подчеркнул, что с капиталистическим государством нужно покончить, и критиковал тех, кто защищает “рыночный социализм” - самая свежая мантра реформистов в боливарианском движении. Его идеи смыкаются с критическими настроениями, зреющими среди рядовых членов PSUV.

Как раз в этом контексте идеи марксизма встречают увлеченную аудиторию. Недавно Ассамблея народных движений в Каракасе приняла проект программы PSUV, представляемый марксистами, как свой собственный, и в результате он был распространен для обсуждения всем делегатам конгресса. Те же самые идеи были с энтузиазмом подхвачены на собраниях Juventud Bicentenaria, нового фронта революционных молодежных организаций. Это подтверждает, что низы будут продолжать стараться изо всех сил изменить PSUV и превратить ее в инструмент, который сможет завершить революцию раз и навсегда.

Каракас, 25 марта 2010

Перевод Виталия Глущенко
Поделиться