Венесуэла: Еще одна победа президента Уго Чавеса

Нил Никандров , http://www.fondsk.ru
18 Февраля 2009г.
Венесуэла: Еще одна победа президента Уго Чавеса (Фото с сайта http://abn.info.ve)
На прошедшем в Венесуэле 15 февраля референдуме решалось, получит ли президент Уго Чавес право на выдвижение своей кандидатуры на переизбрание без каких-либо ограничений. Для самого Чавеса результат референдума стал бы, по его собственным словам, приговором народа: «быть или не быть» ему в политике? Если «не быть», то рубеж 2013 года – финальный, придётся покинуть президентское кресло и серьёзно задуматься о будущем.

Бывшим президентам приходится очень несладко в этом жестоком мстительном мире, а у боевитого Чавеса врагов куда больше, чем у политиков «среднестатистического калибра». Враги с удовольствием отыгрались бы за все понесённые от него поражения. Но не месть беспокоит Чавеса, который в прошлом не раз рисковал жизнью. Он хочет сохранить своё честно завоёванное место в активной политике, быть в авангарде борьбы за построение многополярного мира на началах справедливости, равноправия государств и национального суверенитета.

В Венесуэле я проработал журналистом больше десяти лет и, как мне кажется, достаточно хорошо знаю «кто есть кто» в тамошней политической элите. На вопрос, существует ли сейчас в этой стране какая-либо реальная альтернатива Уго Чавесу на высшем государственном посту, я без колебаний отвечу: не существует! Среди его соратников в боливарианском руководстве пока еще «не просматривается» политик, которого можно было бы с полной уверенностью назвать достойным и надёжным преемником Чавеса. Никто из его близкого окружения не претендует на эту роль по вполне очевидной причине: исторический цикл Чавеса-реформатора далёк от завершения.

Громадьё преобразовательных задач велико, процесс мирной революции всё ещё находится на восходящем отрезке траектории, хотя первые позитивные результаты деятельности Чавеса уже сказались на улучшении уровня жизни 60 % населения, то есть беднейших его слоёв. Чавес, несмотря на непрекращающиеся атаки оппозиции, остаётся политическим феноменом, который самим фактом своего существования консолидирует венесуэльское общество, нейтрализуя экстремистов правого и левого толка.

В рядах оппозиции тем более нет лидера, который может объединить не только все её тенденции, группировки, мини-партии, жалкие скелеты прежде могущественных партий «Аксьон Демократика» или КОПЕИ, а также партии-новоделы типа «Примеро Хустисиа» или «Нуэво Тьемпо», но и ту часть «нейтрального» электората (около 30 %), которую называют «ни-ни». Кого только не пробовала оппозиция (и североамериканские кукловоды) выдвинуть на роль возглавителя протестного античавистского лагеря, но все попытки с треском проваливались. Самым обещающим казался губернатор нефтяного штата Сулия Мануэль Росалес (сейчас он экс-губернатор), но и он не смог соперничать с Чавесом на президентских выборах 2006 года. Росалес – политик мафиозного толка, каких было много в новейшей истории Венесуэлы. Он - любимчик всех американских послов, работавших в последние годы в Каракасе. Росалеса финансово подкармливают спецслужбы США, полагая, что он может стать тем клином, которым можно будет вышибить Чавеса из президентского седла. В Вашингтоне сквозь пальцы смотрят на сомнительные связи Росалеса с колумбийскими нарко-предпринимателями и командирами отрядов «парамилитарес». Через этот специфический контингент Росалес и его команда не раз пытались подготовить физическую ликвидацию Чавеса.

Голосование 15 февраля стало второй попыткой по внесению в статью Боливарианской Конституции 1999 года поправки о праве президента (и других выборных государственных лиц) баллотироваться на эти посты без какого-либо ограничения. Попытка скорректировать весь текст Конституции (в декабре 2007 года) завершилась поражением Чавеса. По данным Национальной избирательной комиссии, он проиграл с небольшой разницей голосов. Президент встретил поражение с достоинством и признал его, не дожидаясь дополнительных сводок о результатах голосования из периферийных районов Венесуэлы, которые могли переломить окончательный результат в его пользу с преимуществом в 5-6 тысяч голосов. «Мне не нужна была такая неубедительная победа, - объяснял Чавес. – Её бы начали оспаривать со всех сторон. Теперь это минимальное преимущество имеет оппозиция, и я надеюсь, что они с толком воспользуются победой, которую я называю пирровой».

В понимании Чавеса «воспользоваться с толком» означало: руководство оппозиции пересмотрит стратегию и тактику действий, откажется от дестабилизирующих методов ведения борьбы с его правительством, возьмётся за разработку «конкурентноспособной» программы, которая могла бы соперничать с боливарианским проектом. Но в том то и дело, что затяжной раскол в оппозиции, ее подконтрольность интересам США не позволяют ей осуществлять целенаправленную конструктивную работу. Единственным объединяющим фактором для оппозиции является клич: «Долой Чавеса!» Всё остальное она оставляет «на потом»: когда ненавистный «тиран» уйдет, тогда, мол, и возьмёмся за переустройство Венесуэлы на идеально сформулированных демократических основах. Тогда и программу сверстаем.

Победа Чавеса на референдуме 15 февраля с результатом – 54 % «ЗА» поправку, 46 % «ПРОТИВ» была ожидаемой. У дворца Мирафлорес под «Балконом народа», с которого Чавес выступает по торжественным поводам, собрались тысячи его последователей и соратников. Это был общий триумф. Стоит ли напоминать, что ни один из политиков современности не проходил через такое количество избирательных кампаний как Чавес. Вот кто является подлинным чемпионом демократии и демократических выборных процедур! Оппозиция была вынуждена признать поражение. В прошлом, каким бы не был разрыв в итогах в пользу Чавеса, оппозиционные СМИ ставили их под сомнение: «Это обман! Fraude!” Последнее поражение оппозиции было особенно горьким, потому что поставило её перед дилеммой: кто сможет реально соперничать с Чавесом на выборах конца 2012 года? Для оппозиции был бы приемлемым в качестве соперника любой представитель из боливарианской верхушки, но не сам Чавес. В весе «политиков-супертяжей» оппозиции выставить некого.

Либеральная пресса России встретила убедительную победу Чавеса на референдуме с почти единодушной недоброжелательной оценкой. «Право на пожизненное президентство», «Чавес будет избираться бесконечно», «Бессрочный Чавес», - запестрели масс-медиа типовыми заголовками. Сопутствующие комментарии были написаны, как под копирку: неужели «этот тиран, популист, диктатор, узурпатор и террорист» будет рулить Венесуэлой так долго, как захочет?
Я всегда старался понять, почему российские, в принципе, либерально ориентированные комментаторы, с таким энтузиазмом «разделывают» Чавеса, словно он представляет прямую угрозу стратегическим интересам России. Откуда эта разоблачительная, ничем не оправданная враждебность, достойная лучшего применения?

Чтобы проиллюстрировать то, с каким высокомерием пишут о Чавесе отдельно взятые либеральные эксперты, приведу цитату из комментария Газеты Ру, (17.02.09). Его автор, Евгений Трифонов, специализируется на атаках на венесуэльского президента:

«Даже если (что, в принципе, невозможно) планы Чавеса осуществятся, Венесуэла останется сырьевым придатком развитых стран. И весь «антиимпериалистический курс развития» так и останется пустым звуком. На то, что необходимо на превращение Венесуэлы в развитую страну, - строительство дорог, развитие сельского хозяйства (80 % процентов продовольствия импортируется), химической, легкой и пищевой промышленности, машиностроения – средства выделяются по остаточному принципу. А ведь только развитие перечисленных отраслей способно обеспечить занятость населения, рост уровня жизни, преодоление бедности. Впрочем, экономическая модель, при которой большинство населения живет на государственные подачки, позволяет тираническим и популистским режимам долго держаться у власти. Примеры тому – столь любимая Чавесом Куба и Северная Корея. Если венесуэльский лидер понимает столь сложные для десантника вещи, то действует совершенно правильно. Теоретически нельзя исключить, что в условиях кризиса «команданте» откажется от крайностей «боливарианства»: перестанет тратить деньги на закупки вооружений, закроет мегапроекты – освоение Оринокии и строительство металлургических заводов. Тогда уменьшившиеся, но все еще значительные доходы можно будет использовать для устранения перекосов в экономике и безобразий в социальной сфере. Правда, в этом случае вырастет и окрепнет «средний класс», который станет поддерживать Чавеса только в случае проведения им вменяемой политики – без помощи Кубе и Никарагуа, без дружбы с Ираном и палестинцами. В принципе, такое возможно: как у большинства популистов, у Чавеса нет устойчивой идеологии – у него есть пристрастия, зависящие от конъюнктуры».

У господина Трифонова здорово хромает логика: вряд ли «по остаточному принципу» можно осуществлять мегапроекты и строить металлургические заводы. Некоторые тезисы-подсказки автора многое говорят о его пропагандистских склонностях: Чавесу пора прекратить тратить деньги на закупки вооружений (это выгодно России, но зато раздражает США); во «вменяемой» внешней политике Венесуэла должна отказаться от помощи Кубе и Никарагуа (это раздражает США); никакой дружбы с Ираном и палестинцами (это тоже раздражает США)! Неужели для автора этой статьи лечь под США - высший экстаз? Ключевой тезис публицистического шедевра Трифонова в обобщенном виде таков: Чавес плох и как человек и как политик, потому что ничего не понимает в нынешней глобализированной жизни, но гнёт свою линию, хотя, впрочем, чего можно требовать от «убогого десантника».

Нападки российских ангажированных СМИ на «боливарианский режим» по содержанию повторяют те тезисы, что в централизованном порядке распространяются по миру специальными органами психологической и информационной войны с территории Соединенных Штатов. Чавес и его политика в США не одобряются независимо от партийной окраски действующей администрации и провозглашенных внешнеполитических ориентиров.

Предубежденность российских либералов в отношении Чавеса отражает, по сути, и их запретительно-тоталитарный подход к «инакомыслию». Для них все, что делает Чавес (а также боливиец Эво Моралес, никарагуанец Даниэль Ортега, эквадорец Рафаэль Корреа и другие левые в Латинской Америке), - это неприемлемо! Это регресс! Зловещая тень марксизма-ленинизма! Боевая тревога! Красные идут! Каким бы ты не был либералом или даже пятизвездным неолибералом, ты должен понимать, что есть иная точка зрения, иной подход к многовекторным обстоятельствам жизни. Не перекашивайся лицом, когда тебе говорят «иной мир возможен». Есть много людей, которые не только говорят красивые слова, но и стараются воплотить в реальность мечту о справедливости и процветании для всех.

Нефтяные доходы позволяют делать это, и Чавес не скряжничает. Он ненавидит клептократов, строителей индивидуальных «райских гнезд», «боливарианских буржуа», паразитирующих на революции и её сложностях. У него есть мечта, выражающаяся в трёх словах: «Венесуэла для всех». И в это «для всех» он включает и своих политических оппонентов.

Чавес реформирует страну, стараясь учитывать интересы всех слоев, но, прежде всего, конечно, тех, кто раньше был маргинальной, политически исключённой массой, не имевшей возможности даже для эпизодического волеизъявления на выборах. В зонах бедноты, где жила большая часть населения, число избирательных участков было минимальным, поскольку прежние власти делали все для того, чтобы ограничить невыгодное протестное голосование. При Чавесе всё изменилось.

Ударными темпами (динамичный Чавес иначе не может) в Венесуэле был проведён полный ликбез, получили (и получают) полноценную медицинскую помощь жители самых бедных районов, ведётся массовое строительство народных жилищ, проводятся регулярные целевые кампании по снабжению продуктами по льготным ценам малообеспеченных слоёв населения (не ограничивая в этом и представителей среднего класса).

«Моей бы стране такой толстый кошелек с нефтедолларами, как у Чавеса», - сказал один чилийский президент, считающий себя социалистом. Чили – богатая развитая страна, и в её государственной казне вполне достаточно средств на проведение масштабных социальных реформ. Но, увы, экономическая доктрина, которой руководствуется Республика Чили, не позволяет «волюнтаристски раздувать» расходы подобного рода. «Чавес ничего не смыслит в экономике. Чавес доведёт страну до катастрофы!» - Сколько раз я слышал эти выпады по адресу президента Венесуэлы. До кризиса, возможной катастрофы, а то и, глядишь, всеобщего коллапса довёл мировую экономику не Чавес. Публично каются сейчас бесчисленные отряды «экспертов», «прогнозистов», «эконом-финанс-теоретиков», «чикагских мальчиков», а также банкиры, магнаты, олигархи. На их фоне команданте Чавес выглядит куда привлекательней и прозорливей. О корректирующем капитализм курсе на социализм заговорили даже в Соединённых Штатах! Так значит, Чавес прав?

Венесуэльский лидер хорошо знает, каким диапазоном реальных возможностей он располагает для проведения социальных экспериментов в стране. Так, возведение образцовых социалистических городков он сам считает не руководством к действию, а полезным опытом, который должен показать, перспективно это или нет.

Чавес не намерен провоцировать влиятельный средний класс волевым введением «кастрокоммунизма». Он никогда не будет копировать кубинский опыт, тем более, что сам Фидель Кастро предостерегал его от этого. Чавес сейчас всё более склоняется к очень умеренным социальным экспериментам, и его стремление к построению социализма с «венесуэльским лицом», конечно, не будет сопровождаться «запретом капиталистических отношений» в стране, установлением государственного контроля над банками, конфискацией личной собственности, идеологизацией образования, введением запрета на деятельность частных СМИ. Около 90 % телеканалов, радиостанций, печатной прессы принадлежат в Венесуэле частному сектору, который ежедневно промывает мозги венесуэльскому обывателю негативной пропагандой. Но Чавес даже не помышляет о каких-либо репрессивных мерах против такой «свободы слова».

Что касается использования национальных валютных резервов, Чавес их щедро тратит на промышленную модернизацию страны, развитие агроиндустриального сектора, возведение современных мостов, прокладку железных дорог и линий метро, великолепных автострад и водопроводов в засушливые районы страны. Объективности ради надо сказать, что эту преобразовательную работу Чавес по-настоящему начал в 2004-2005 г.г. Попытка апрельского переворота 2002 года, «всеобщая забастовка» конца 2002-начала 2003 года, затяжной нефтяной саботаж, - все это было направлено не только на смещение Чавеса, но и на подрыв амбициозных экономических планов боливарианского правительства. Отсюда и обвинения в «недееспособности режима», коррумпированности, расточительстве. Но и за четыре года Чавес успел сделать многое. Автор этой статьи, исколесивший всю территорию Венесуэлы, охотно свидетельствует: в стране идет колоссальная стройка. Венесуэла – на подъеме, и во многом способствует этому последовательный курс на интеграцию – в рамках МЕРКОСУР и ALBA – Боливарианской инициативы для Латинской Америки.

Можно поздравить Чавеса с победой. Венесуэла – в надёжных руках. Если президент уверен в успехе своей исторической миссии и повседневно доказывает народу делами, что он на своём месте, надо ли втискивать его деятельность в искусственные рамки западной демократической догмы?
Поделиться