«Венесуэла заняла уникальное место в истории»

Жан-Люк Меланшон, L'Humanite
12 Марта 2013г.
Жан-Люк Меланшон, ведущий спикер «Левого Фронта» Франции, стал одним из немногих видных европейских политиков, который публично высказал свои симпатии к покойному Уго Чавесу. В интервью «Юманите» он рассказывает о том, почему венесуэльский опыт важен для европейских стран, где сейчас проводится в жизнь жесткая неолиберальная политика элит.

– Вы всегда поддерживали революционный процесс в Венесуэле. Почему?

– Нужно поместить Боливарианскую революцию в ее исторический и континентальный контекст. На всей планете имел место глобальный кризис «государственного коммунизма» – что, фактически, выразилось в крахе коммунистического и социалистического ориентира в истории. Но в этот момент пламя вновь вспыхнуло в Южной Америке – потому что новая эпоха торжествующего во всем капитализма сделала из нее опытный полигон для неолиберальной политики, которая затем внедрялась в жизнь по всему миру.

С помощью военных диктатур, при помощи операции «Кондор», которую координировало ЦРУ, там утверждался неолиберализм. Политики, которые приняли эстафету власти у этого поколения диктаторов, зачастую имели одинаковые ориентиры: свободная конкуренция, монетаризм и рыночное разрегулирование экономики.

Таким образом, весь континент был доведен до состояния социально-экономической катастрофы. Именно в этом контексте, возродилась революционная борьба. Революционная Венесуэла заняла уникальное место (в истории), не только потому, что она строила свой проект на демократических принципах, но и потому, что своей мирной и пользующейся народной поддержкой деятельностью она сорвала преступную политику своих противников.

– Отражаются ли здесь, во Франции, события, происходящие за океаном?

– Очевидно, да. Во-первых, этот опыт позволил нам по-своему эмансипировать идеологию и практику нашего революционного движения. Само понятие «гражданская революция» пришло к нам оттуда, из Венесуэлы. Прежде всего, это предзнаменования того, что будет у нас происходить. Когда проводится абсурдная, жестокая, склонная к насилию политика, результат оказывается одинаковым (для стран Европы). В Греции, Испании, Португалии, Италии – мы не знаем еще, где лопнет цепь либерализма. Может быть, и во Франции. Таково мое желание.

– Является ли Венесуэла моделью?

– Нет, это слово неприемлемо. Но это источник вдохновения великими идеями: коренное преобразование общества в рамках новой республики – не так, как определял Саркози, а на основе правил игры, сообща утвержденных в Конституции. А также, суверенитет нации в областях, которые позволяют организовать экономическую жизнь – таких как энергетика или финансы. И здесь приоритетом из приоритетов должна стать человеческая личность.

Цель политической деятельности должна заключаться не в красивых статистических графиках или всей той лжи, с помощью которых народы Европы наводняют планету товарами, потребность в которых пытаются внушить с помощью рекламы. Такова нелепая модель неолиберализма, которая сталкивается с ярким пламенем гражданской революции – человечной, прежде всего.

– Как вы считаете, продолжатся ли революционные преобразования в Венесуэле?

– Борьба будет продолжаться. Думаю, что Чавесу удалось создать следующее поколение руководителей высокого уровня. Николас Мадуро, бывший профсоюзный деятель, человек коммунистической культуры, обладает очень широким взглядом на международные отношения. У венесуэльцев есть нужный человек в нужном месте.И они должны углублять политику Чавеса, так как США и олигархические круги Венесуэлы будут сражаться против них.

L'Humanite

Перевод с французского Виталия Орлова

(член НСЖУ, преподаватель ОНУ имени И.И.Мечникова)
Поделиться