Колумбия: 60 лет со дня убийства Хорхе Элиесера Гаитана

Ольга Лопес, Каракас
9 Апреля 2008г.
Хорхе Элиесер Гаитан
Одной из самых трагических дат в истории Колумбии является убийство 9 апреля 1948 года Хорхе Элиесера Гаитана. Талантливый политик и оратор, лидер либеральной партии, он пользовался исключительной популярностью у народа. Прошло 60 лет со дня его трагической гибели, но до сих пор многие обстоятельства этого террористического акта остаются не проясненными.

В то время в Колумбии начиналась предвыборная кампания. По всем прогнозам именно Гаитан должен был победить на президентских выборах 1949 года.

Эта перспектива никак не устраивала правящую право-консервативную элиту, колумбийские олигархические круги, которых в своих выступлениях Гаитан подвергал бескомпромиссной критике. Возможность прихода к власти сильного и самостоятельного лидера не устраивала и Соединенные Штаты. Посол Джон С. Вилей в одной из своих депеш в Госдепартамент откровенно написал: «Гаитан постарается ощипать нашего орла»…

По мнению руководства ЦРУ, Гаитан в качестве президента в условиях разгоравшейся «холодной войны» мог создать бы опасную ситуацию для национальных интересов США в Западном полушарии. Сообщения из Боготы, поступавшие в штаб-квартиру ЦРУ январе – марте 1948 года, накануне 9-ой Панамериканской конференции, побуждали Вашингтон к принятию радикальных решений.


Как по команде, западная пресса стала писать о планах Москвы по срыву Конференции американских государств. В ход пошли заготовки пропагандистских органов США. Главный разоблачительный тезис был предельно упрощен: «Советы намерены использовать свою «пятую колонну» на континенте (то есть, коммунистические и славянские организации) для ослабления оборонительного потенциала стран Западного полушария и осуществления стратегического плана по установлению контроля над Латинской Америкой». Профессионалы «черной пропаганды» проводили аналогии между политикой Советского Союза и Третьего рейха: Кремль намерен использовать Латинскую Америку в качестве плацдарма для нападения на Соединенные Штаты.

Присутствие посольства СССР в Колумбии весьма раздражало недавних «союзников» по Второй мировой войне. С их подачи, активно распространялись слухи о том, что «советские эмиссары» готовят акции саботажа в зоне Панамского канала в связи с «приближающейся новой войной».

В депешах ЦРУ Хорхе Элиесер Гаитан назывался в числе основных «связей» советского посольства. Американские представители в Боготе заверяли, что Гаитан скрывает свои «коммунистические убеждения» из тактических соображений. В одной из телеграмм в Вашингтон было указано, в частности, что некий «mister G.A.» действует в качестве посредника между советским посольством и Гаитаном и передает колумбийцу крупные финансовые суммы на развертывание политической и иной работы. Под «иной работой» подразумевался, разумеется, срыв 9-ой Конференции, в том числе, с помощью «специально созданных штурмовых отрядов».

Подобного рода фальшивки «доводились» в конфиденциальных беседах до сведения колумбийских властей. Цели были очевидными: скомпрометировать Гаитана и добиться выдворения «Советов» из Колумбии.

В других сообщениях из Боготы в Вашингтон упор делался на то, что «гаитанисты» взяли курс на силовое свержение правительства Оспины Переса, и с этой целью якобы «накопили» значительные арсеналы, в которых, помимо стрелкового оружия и взрывчатки, имелась тяжелая артиллерия и даже самолеты! Отмечалось также, что только в колумбийской столице у гаитанистов было 17 оружейных складов и тайников с военным и полицейским обмундированием. О происхождении оружия сообщалось весьма неопределенно. То ли его забросили по «советским каналам», то ли поставщиком была «Революционная хунта», правившая в Венесуэле; по словам американцев, в Хунту проникли явные «коммунистические элементы» во главе с Ромуло Бетанкуром, политиком с «темным Коминтерновским прошлым». Венесуэльское посольство в Боготе рассматривалось ЦРУ как один из центров дестабилизации…

Убийца-«пистолеро» поджидал Гаитана у входа в здание, где находилась его адвокатская контора. Вместе с группой друзей Гаитан направлялся в свой любимый французский ресторан, чтобы отпраздновать очередную успешную защиту. Далеко уйти ему не удалось. В 13.05. раздались выстрелы, три выстрела без какой-либо паузы, последний – уже в лежащего на земле Гаитана. Убийца пытался бежать с места преступления, но был задержан полицейскими, сумевшими обезоружить его. Из разъяренной толпы стали раздаваться угрожающие выкрики. Чтобы уберечь «пистолеро» от расправы, полицейские втолкнули его в аптечный магазин «Гранада», намереваясь дождаться прибытия подкреплений. Жаждущие мести люди, сторонники Гаитана, стали раскачивать решетку магазина. Именно в это время один из тех, кто находился в аптеке, задал убийце вопрос: «Почему ты убил доктора Гаитана?». Он ответил слабым, прерывающимся голосом: «Потому что поддался внушениям… Это были повеления свыше»…

Вскоре яростная толпа ворвалась в аптеку, вытащила убийцу на улицу, и на него со всех сторон обрушились удары. Через несколько минут обезображенное тело Хуана Роа Сьерры - так звали убийцу - потащили к президентскому дворцу. Многие сторонники Гаитана были убеждены, что приказ о расправе был отдан оттуда…

Личность Роа Сьерры до сих пор вызывает вопросы, несмотря на бесчисленное количество книг и статей, посвященных событиям 9 апреля. «Неприметный человечек», «неприкаянный», «деклассированный, психически нездоровый тип», «безликий индивидуум», - эти пренебрежительные оценки словно заранее предупреждали: сам по себе персонаж не заслуживает внимания. Мол, куда важнее выяснить, кто именно вложил в его руку оружие и обозначил цель? Для буржуазной колумбийской прессы ответ был очевиден: конечно, коммунисты. Они, мол, пытались любой ценой сорвать Конференцию!

Но где логика? Если Гаитан был «тайным коммунистом», то к чему им было убивать такого «перспективного кадра»? В ряде публикаций о гибели выдающегося колумбийского политика смутно упоминается о том, что юный Роа Сьерра в годы второй мировой войны «симпатизировал» нацистам. Победы Гитлера вызывали у него восхищение. В сентябре 1946 года не слишком общительный Хуан познакомился с «настоящим немцем» - Умландом Гератом, который профессионально занимался хиромантией, предсказанием судьбы, вообще – таинственными эзотерическими материями. Немец познакомил Роа Сьерру с основными догмами Ордена Розенкрейцеров. И надо отметить, проявлял к нему повышенное внимание, изучал особенности его психики, сильные и слабые стороны характера. Герату не потребовалось много времени, чтобы убедиться в том, что Роа Сьерра обладал повышенной внушаемостью. Хватило одного пробного сеанса, чтобы он почувствовал себя «воплощением» Хименеса де Кесады, основателя Боготы.

Мать Роа Сьерры, обеспокоенная непонятным для нее влиянием Герата на сына, посетила немца в конце 1946 года. Немец произвел на нее положительное впечатление: «Герат плохому не научит», - таков был ее вывод. Впрочем, во время встречи с немцем мать Роа Сьерры больше рассказывала, чем расспрашивала. Между делом она упомянула о том, что ее сын посещает контору Гаитана, пытаясь получить с его помощью достойную работу.

В последний раз Роа Сьерра встретился с Гератом 7 апреля, то есть за два дня до убийства, и - по свидетельству немца – якобы рассказал ему о своем сне, «предвещающем благоприятные события». Во сне он видел два селения с индейскими могилами и хранящимися в них несметными сокровищами. Он решил отправиться на поиски этих селений, отвергнув совет немца взять с собой спутников, чтобы не рисковать жизнью в одиночку. В этот же день Роа Сьерра приобрел револьвер, а 8 апреля – патроны к нему. Если верить рассказу Герата о «вещем сне Роа Сьерры», оружие и боеприпасы были приобретены молодым колумбийцем для экспедиции за сокровищами.

Почему же 9 апреля Роа Сьерра оказался у входа в здание, где находилась контора Гаитана? Что повлияло на радикальное изменение его планов? В самом ли деле он говорил с Гератом о поисках сокровищ или это была выдумка немца, чтобы избавиться от не слишком профессиональных расспросов следователя?

Герат добился своего. В ходе дальнейшего расследования интереса к нему больше не проявляли. Немец так и остался в деле «теневой фигурой» с не проясненной биографией. Он появился в Колумбии в 1936 году, но по какой причине, откуда, с какой целью – история об этом умалчивает. Не известно, чем он занимался в Колумбии в период второй мировой войны, особенно с 1942 года, когда все немцы в странах Латинской Америки были взяты «на прицел» «разведкой Гувера» (предшественницей ЦРУ на континенте). С немцами в то время не цацкались: малейшее подозрение - и их вносили в «черные списки», накладывали арест на имущество, отправляли в превентивных целях «на поселение» в глухие места без суда и следствия. Об этой практике достоверно написал в своем романе «Избранные» известный колумбийский политик и литератор Альфонсо Лопес Микельсен.

Об интернировании Умланда Герата в годы войны нет ни слова в материалах следствия по делу об убийстве Гаитана. Логично предположить, что немец избежал этой участи благодаря помощи, которую он оказывал «людям Гувера» в выявлении скрытых нацистов среди своих соотечественников. Если это так, то Герата надо рассматривать совсем в другом свете: не как «побочного свидетеля», а как активного участника заговора против Гаитана. По сведениям, которыми располагает дочь Гаитана – Глория (1938 г.р.), операция по ликвидации ее отца была разработана ЦРУ и имела кодовое название «Пантомима» (Pantomime).

Кровавые события, захлестнувшие Боготу после убийства Гаитана, застали советское посольство врасплох. Уже к утру 12 апреля стало понятно, что вину за убийство Гаитана власти взваливают на коммунистов: это, мол, они спровоцировали массовые беспорядки, чтобы воспользоваться всеобщим хаосом для «ускорения революционного процесса в стране». В посольстве не сомневались: если обвиняют коммунистов, то надо готовиться к разрыву дипломатических отношений. Утверждения о том, что советское посольство «манипулирует» компартией, ориентируя ее на захват власти в стране, звучали в Колумбии все чаще - со страниц консервативной прессы, в эфире, из уст реакционных политиков. Тревожным признаком стало отключение телеграфной связи с Москвой.

Ситуация с фактической изоляцией советского посольства в Боготе завершилась 3 мая. Вот как описал эти события венесуэльский посол в Боготе Мариано Пикон-Салас в своем отчете в МИД:

«Правительство Колумбии через своего Министра иностранных дел д-ра Эдуардо Сулета Анхеля заявило, что речь идет не о «разрыве», а о «приостановлении отношений», что придает особый дипломатический нюанс данному инциденту. Причиной, которой воспользовались колумбийцы, чтобы предпринять данный шаг, стало указание Советского правительства своей миссии в Боготе вручить жесткую ноту, в которой СССР обвинил Колумбию в нарушении дипломатической неприкосновенности посольства и прекращении на значительный срок связи русских агентов с Москвой. Примечательно, что эта жесткая нота была сообщена телеграфом и предана гласности мировыми информационными агентствами еще до поступления на рассмотрение правительства Колумбии. Отвергая обвинения Советского правительства, Колумбия заявила, что дипломатическая неприкосновенность жилищ русских агентов нарушениям не подвергалась, как и намеренная задержка или пресечение их связи с Москвой. Советское представительство столкнулось с той же ситуацией, в какую попали все другие миссии в дни уличных беспорядков в Боготе. По этой причине отправка их телеграмм и служебных депеш за границу осуществлялась в те дни с объяснимой задержкой из-за всеобщего возбуждения и перебоев в работе государственных служб. Колумбийская полиция действительно обыскала помещение, граничащее с советским представительством, но не обозначенное соответствующими национальными символами. Там был обнаружен «kardex» Коммунистической партии и пропагандистские материалы. В указанном помещении редактировался, помимо прочего, Информационный бюллетень, распространяемый миссией. Общий тон указанной ноты протеста побудил Колумбию приостановить отношения с Советским Союзом».

Подлинные причины «устранения» Гаитана были отодвинуты в тень. Следствие по делу велось без особой настойчивости и последовательности. Влиятельные политические силы Колумбии явно не были заинтересованы в выяснении истины. Роа Сьерра был превращен в главного виновника, «одинокого мстителя», «обидевшегося» на Гаитана за невнимательность то ли к нему, то ли к какому-то из своих родственников. Что-то пообещал и не выполнил. Некоторые американские участники событий в Боготе ушли из жизни при подозрительных обстоятельствах, а их архивы, которые могли бы пролить свет на тайну убийства Гаитана, исчезли.

Выдающийся колумбийский политик, провозвестник современного «популизма», Хорхе Элиесер Гаитан похоронен в саду своего дома в Боготе. Дом превращен в Музей, и среди посетителей его не только революционеры и люди левых убеждений. Многие понимают, что страшная карусель репрессий, кровавых расправ, народного сопротивления и фактической внутренней войны в Колумбии началась именно тогда – 9 апреля 1948 года. Насилие породило насилие, и трудно предсказать, когда же ему будет положен конец. Может быть тогда, когда будет установлена вся правда о тех, кто направил пули из револьвера Роа Сьерры в спину Гаитана?
Поделиться