Латинская Америка с оптимизмом смотрит в будущее

24 Декабря 2007г.
Эту работу венесуэльского народного художника Мануэля Ринкона можно назвать "Рождение Красного Христа" (Фото: Tiwy.com)
Предновогодние опросы в странах Латинской Америки со всей очевидностью показывают, что жители региона с оптимизмом смотрят в будущее. В радужном настрое на светлые перспективы они превзошли европейцев, азиатов и, тем более, африканцев. Так, по данным Gallup Internacional, не менее 56 % латиноамериканцев считают, что 2008 год будет «хорошим» (в других географических регионах отметка в 50 % преодолена не была). Латиноамериканцы уверены также в грядущем экономическом процветании – 43 %! Это рекордный показатель на фоне пессимистических настроений в других частях света.

Лидерами «позитивного» настроя в регионе являются колумбийцы (66 %), венесуэльцы (53 %), аргентинцы (49 %). Впрочем, есть страны с «негативным» самоощущением населения в преддверии 2008 года – это Перу, Гватемала, Парагвай. Как следствие, проявление «позитивного» или «негативного» отношения народов к своим правительствам. Перуанцы, гватемальцы, парагвайцы весьма плохого мнения о своих правителях. Но есть и другие примеры. По рейтингу Latinobarometro, рекордное число эквадорцев (74 %) одобряет деятельность президента Рафаэля Корреа и его кабинета. Молодой, энергичный, харизматический президент, честно и открыто говорящий со своим народом о необходимости реформ и трудностях на этом пути, стойко противостоящий олигархам и апологетам неолиберализма, пользуется подавляющей поддержкой эквадорцев.

Следующим в рейтинге народной поддержки выступает правительство Колумбии во главе с Альваро Урибе (67 %), несмотря на сотрясающие страну в последние месяцы наркоскандалы и разоблачения связей некоторых членов правительства и представителей парламента с парамилитарес, реакционными военизированными группировками (AUC). Феномен столь высокой поддержки связан, возможно, с тем, что опрос Latinobarometro в Колумбии проводился в тот период, когда по инициативе А.Урибе президентом Венесуэлы Уго Чавесом осуществлялась «гуманитарная миссия» по организации обмена заложников (около 50 человек), находящихся в руках у левомарксистских партизан FARC, на партизан, сидящих в тюрьмах Колумбии (400-500 человек). (По инициативе того же Урибе миссия Чавеса была прекращена).

В списке «одобряемых» значатся также правительства Уругвая и Венесуэлы (по 61 %), Боливии и Мексики (по 60 %), Бразилии (58 %), Гондураса (56 %), Чили и Коста-Рики (по 55 %), Никарагуа и Сальвадора (по 54 %), Аргентины (52 %). Вполне очевидно, что экономический рост в этих странах дает повод к народному оптимизму. К месту, однако, вспомнить, что практически все страны Латинской Америки прошли через тяжелейший этап неолиберального «реформирования» в 80-е – 90-е годы под жестким контролем МВФ, Всемирного банка и других финансовых институтов, подконтрольных США. «Потерянным десятилетием» нередко называют этот период в Латинской Америке.

Особенно пострадала от безжалостных экспериментов империализма Аргентина. Не напрасно Кристина Фернандес, недавно возглавившая страну, заявила, что Аргентина была «подопытным кроликом». Эксперименты «по живому», безудержная приватизация государственной собственности, разгул коррупции, преступный сговор правящей верхушки с «приватизаторами», диктат т.н. «экспертов» из западных стран, в первую очередь из США, подорвали традиционно высокий уровень жизни аргентинцев. Как не вспомнить разоблачительные телесюжеты той эпохи: гордые потомки гаучо копаются на помойках в поисках пропитания или же «свежуют» собачатину, чтобы не умереть с голоду. Провал неолибералов в Аргентине был вопиюще очевиден, но они с неизменным (сознательным!) упорством «внедряли» разрушительные приватизационные схемы «чикагских мальчиков» в других регионах мира.

Аргентина с трудом выбирается из финансово-экономического кризиса с помощью партнеров по МЕРКОСУР и, особенно, Венесуэлы, направившей часть своих избыточных нефтедолларовых средств на стабилизацию финансового положения этой страны. В частности, осуществлялось инвестирование в те отрасли промышленности и сельского хозяйства, которые помогают боливарианскому правительству преодолевать унаследованную от прошлого зависимость национальной экономики от импорта (не напрасно президент Чавес назвал Венесуэлу ХХ века колонией, «нефтяным султанатом» Соединенных Штатов).

«Цепи неолиберализма» в Латинской Америке все еще существуют, в первую очередь в контексте двухсторонних соглашений о свободной торговле, которые США подписывают с теми латиноамериканскими странами, где у власти находятся традиционные правящие элиты, привычно ориентирующиеся на финансово-экономическую мощь сверхдержавы. Администрация Дж. Буша пробивала эти соглашения в Конгрессе, упирая на то, что, образно выражаясь, «промедление смерти подобно», вот «придет Чавес и скупит на корню всю Латинскую Америку, используя свой толстый нефтедолларовый кошелек». (Как тут не вспомнить пренебрежительные высказывания американских официальных лиц о Чавесе и его «боливарианской революции» 3-х-4-х летней давности. В обобщенном виде это звучало, примерно, так: «Венесуэла не входит в число наших внешнеполитических приоритетов»).

Президент Чавес опровергает утверждения о своей «подрывной деятельности» в регионе, своем «болезненном антиамериканизме», стремлении подтолкнуть Латинскую Америку к необратимым процессам «радикального полевения», и, как следствие, к «эффекту домино», торжеству марксистско-ленинских режимов «кубинского типа» в Западном полушарии. Словесная полемика Чавеса с представителями истэблишмента США чаще всего была жесткой реакцией на не менее жесткие высказывания в его адрес или его режима. При этом Чавес постоянно подчеркивал, что его «боливарианский проект» ни для кого не является угрозой.

Его стратегическая цель – внутри страны - построение общества социальной справедливости, социализма «с венесуэльским лицом», справедливое перераспределение национального (прежде всего нефтяного) дохода; во внешнеполитическом плане – борьба за ускорение интеграции в регионе, поскольку, по его словам, «мы можем выжить только в том случае, если будем вместе, врозь мы погибнем». Этот тезис Чавес повторяет постоянно на всех форумах, саммитах, конференциях и съездах. Его напористость, стремление опередить время, ускорить темпы интеграционных процессов не всегда получают поддержку правящих коллег «по региону». Некоторые из них предпочитают руководствоваться универсальной поговоркой: «Тише едешь, дальше будешь». Бразильский президент Инасио Лула да Силва как-то обронил в своей дружественной шутливой манере: «Чавес среди нас как гонщик Формулы 1».

Далеко не все удается Чавесу, «возмутителю спокойствия» на континенте и в самой Венесуэле. С небольшим разрывом в голосах он проиграл на прошедшем 2 декабря с.г. референдуме о внесении поправок в ныне действующую «Боливарианскую Конституцию 1999 года». Поправки должны были придать Конституции качественно иное «социалистическое» содержание, узаконить курс на построение «Социализма XXI века» в Венесуэле. Не менее 3 миллионов избирателей из традиционно верного Чавесу электората (примерно, 7 миллионов) воздержалось от участия в референдуме, что и сказалось на общем итоге. Выяснение причин неожиданного для Чавеса и его сторонников поражения – сейчас наиболее острый дискуссионный вопрос в Венесуэле. Один из ключевых вопросов такой: не поспешил ли лидер Боливарианской революции с выдвижением пакета «социалистических поправок»? И второй вопрос: «Заинтересованы ли вообще венесуэльцы в социалистическом государственном устройстве»?

Рождественские дни Венесуэла встречает с особым подъемом. Супермаркеты бьют все рекорды прежних лет по реализации товаров. Минимальная зарплата венесуэльца – 286 долларов, безработица упала до уровня 6,2 %, но и те, кто не работает, получают всевозможные социальные пособия, позволяющие достойно существовать и даже приобрести необходимые продуктовые ингредиенты для изготовления классического рождественского блюда «альяки» (hallaca). Те же, у кого есть законная «chamba» (работа), могут позволить себе любые безумства. Еще бы, ведь «агинальдо» (aguinaldo) – выплаты конца года – достигают астрономических сумм. Вот заголовок из оппозиционной Чавесу газеты «Насьональ»: «Виски 12-летней выдержки – наиболее употребляемый напиток этого Рождества». С таким же энтузиазмом покупается виски 18-летней выдержки, не залеживается и «Синяя этикетка». Венесуэла – ведущий потребитель виски в Латинской Америке.

Венесуэльцы не склонны откладывать деньги в кубышку, для них важнее показать свое благополучие, удачливость, успешность. Нормальный венесуэлец старается менять личную автомашину каждые два года. В нынешнем году в стране было продано около 500 000 автомашин, включая немалое количество «Хаммеров». Новая боливарианская элита осваивает мировые курорты, зачастила в Майами, воплощая прежние мечты о свободе и равенстве. Впрочем, тему счастливой жизни венесуэльцев можно продолжать и продолжать. В принципе, они давно живут в стране, где мироощущение счастья, благополучия и защищенности преобладает. Государство не скупится, расходуя рекордные доходы от продажи нефти на бесплатное образование, улучшение системы здравоохранения, строительство народных домов, причем объемы этого строительства просчитываются не в абстрактных квадратных метрах, а в конкретном количестве квартир и домов, в которых будут жить не олигархи и люди с неправедными доходами, а простые венесуэльцы.

Может, это и есть уже построенный «социализм с венесуэльским лицом»?
Поделиться