Болезнь Чавеса и будущее Венесуэлы

Нил Никандров - http://fondsk.ru
19 Июля 2011г.
Чавес не сдаётся!
Сообщение о двух хирургических операциях, которым подвергся Уго Чавес на Кубе, венесуэльцы восприняли неоднозначно. Его сторонники - с сочувствием, сопереживанием, с тревогой за жизнь Команданте и будущее боливарианского процесса. Активисты радикальной оппозиции - с нескрываемым торжеством: наконец-то «диктатор» по-настоящему встревожен и потрясён. Все заговоры и покушения против него за последние десять лет терпели поражение, но метастазы рака – куда более серьёзная угроза. Прогрессирующая болезнь станет реваншем оппозиции и, в конечном счёте, приведёт к падению «режима»!

В стане врагов Команданте нашлись и такие, которые не поверили в его болезнь: это, мол, хитроумная пропагандистская комбинация, задуманная братьями Кастро для «поддержания рейтинга» стратегического союзника накануне президентских выборов 2012 года в Венесуэле. Сценарий предельно прост: тревожные сводки о состоянии здоровья Чавеса в политически выгодный момент сменятся эйфорическими сообщениями о «чудесном исцелении». Мобилизационное воздействие на массы будет гарантировано: президент выиграл очередную схватку с неблагоприятными обстоятельствами судьбы, подтверждая свою мессианскую роль в истории страны и человечества!

Эта конспирологическая версия оппозиции сопровождается другой, выдвинутой сторонниками Чавеса: ответственность за его внезапную болезнь несут спецслужбы Израиля и США. В характерной публикации журналиста Освальдо Леаля на венесуэльском портале aporrea.org под названием “Чавес, тебя отравили? Это вирус из лаборатории?” (01.07.11) утверждается, что вражеской агентуре удалось преодолеть охрану президента и использовать против него «технологическую новинку» дистанционного действия или что-то подобное из модернизированного арсенала заказных убийств. Леаль назвал нескольких политиков, ушедших из жизни в «удобное» для их врагов время: палестинец Ясир Арафат, аргентинец Нестор Киршнер, а также Вильям Лара, губернатор штата Гуарико, друг и соратник Чавеса, который многими политологами рассматривался как его наиболее вероятный преемник. Не потеряла актуальности и «раковая болезнь» президента Парагвая Фернандо Луго, пытавшегося дистанцироваться от «кураторов» из США во внешней и внутренней политике. Длительное время после неожиданного заболевания он был объектом изматывающих сеансов химиотерапии в Бразилии и не мог повседневно руководить страной. Поэтому государственный руль оказался в руках вице-президента, фаворита Вашингтона. Во всех упомянутых случаях иллюзия «естественности» смертельной болезни, несчастного случая, автокатастрофы и т.д. может вызывать смутные подозрения, но не даёт оснований для конкретных обвинений.

Некоторыми политологами было отмечено, что в те дни, когда Чавес не был в состоянии управлять страной (его операционный и послеоперационный периоды) в Венесуэле сохранялась обстановка стабильности и внешнего спокойствия. Уроки боливарианской демократии, установившаяся традиция соблюдения норм Конституции, функционирование государства в правовых рамках, - всё это вначале оказывало сдерживающее влияние на правых экстремистов, политических реваншистов Четвёртой республики и «пятую колонну». Но замешательство длилось недолго.

По поводу болезни Чавеса оппозиционные СМИ выступили фактически единодушно, требуя его «немедленного возвращения» в Венесуэлу для исполнения президентских обязанностей: «страна не может долгое время оставаться без руководства»! После прежней многолетней кампании под лозунгом «Чавес, убирайся!» (Chavez fuera!) эта резкая смена курса легко расшифровывалась: «Если не можешь полноценно исполнять свои конституционные полномочия, уходи в отставку!» Для оппозиции не имеет, в принципе, значения, кто конкретно унаследует власть. Самое главное – избавиться от Чавеса. Попутно распространялись «ужастики» о состоянии здоровья президента, утверждения о том, что ему «осталось жить не более трёх месяцев» и что он пытается «управлять страной с помощью посланий в Twitter».

Следуя своему правилу говорить народу правду, какой бы суровой она не была, Чавес после возвращения в Каракас не стал скрывать сути заболевания, подробностей хирургического вмешательства, перспектив излечения, чем во многом пресёк волну измышлений о «терминальной стадии». Он несколько раз выступил по телевидению, демонстрируя свою полную дееспособность, ясность мышления и оптимизм по поводу дальнейшего развития событий. «Мне повезло, что во время обострения болезни я находился на Кубе, - сказал Чавес, - с помощью лучших кубинских специалистов я сумею побороть недуг».

Активность Чавеса после возвращения в страну не может не вызывать уважения. Он провёл рабочее заседание кабинета министров, встретился с руководством Единой соцпартии (PSUV), призвав его бороться с бюрократизмом, формализмом и политическим сектантством. Затем посетил Военную академию, где встретился с учащимися, «будущими защитниками социалистических завоеваний». По указанию президента был проведён Съезд представителей «Боливарианских кружков». Членам этой организации предстоит подготовить чёткую программно-идеологическую базу. Среди поставленных задач, в частности, обеспечение защиты Социализма XXI века и перманентного боливарианского процесса; борьба за консолидацию народной власти; выход на международную арену с целью укрепления антиимпериалистической солидарности. «Кружки» ориентированы также на взаимодействие с PSUV и формирование Патриотического блока партий и организаций (Polo Patriotico) для достижения победы на предстоящих президентских выборах.

Симптоматичны новые военные назначения, осуществлённые Чавесом: 3-ю пехотную дивизию, базирующуюся в Фуэрте-Тьюна в Каракасе, возглавил генерал Эльвис Сульбаран; командующим 21-ой бригадой в Сан-Кристобале (штат Тачира) стал генерал Хесус Милано Мендоса; бригада парашютистов перешла под начало генерала Хесуса Суареса Чурио. Не раз доказывавшие свою преданность Чавесу офицеры возглавили самые боеспособные части. Контроль над Службой обеспечения безопасности президента (Casa Militar) Чавес поручил генералу Орнелья Феррейра, лично поблагодарив сотрудников, которых он всех знает по именам, за “верность служебному долгу и самоотверженность”.

Судя по этим и другим мерам, Чавес прислушался к предупреждениям соратников о зреющей угрозе государственного переворота со стороны правых парламентариев в Национальной ассамблее и радикальной оппозиции. Осуществление заговора было намечено на дни его предстоящей госпитализации в Гаване. Президент получил официальное разрешение Ассамблеи на “временное отсутствие” для продолжения лечения на Кубе. Однако, в соответствии с намерениями депутатов-заговорщиков, это разрешение в дальнейшем планировалось переквалифицировать в “абсолютное отсутствие” и на этой основе – под прикрытием массированной кампании враждебных СМИ, манифестаций оппозиции и дестабилизационных акций неправительственных организаций - попытаться отстранить Чавеса от президентской должности.

На заседании Совета министров Чавес передал часть своих полномочий вице-президенту Элиасу Хауа и министру планирования и финансов Хорхе Джордани. Призывы оппозиции «полностью сложить президентские обязанности» Чавес проигнорировал: «Поверьте мне, в случае снижения моих (физических и умственных) возможностей управлять государством, я буду первым, кто заявит о готовности выполнить (соответствующие) положения Конституции». По Основному закону Чавес имеет право на использование до 180 дней на личные цели чрезвычайного характера. Столь длительного отсутствия президент, конечно, не планирует. На Кубе ему предстоит пройти курс химиотерапии. «Я уверен, что второй этап лечения позволит продолжить процесс восстановления здоровья, - сказал Чавес. – Я хочу жить для нашего народа, для моих детей и внуков, жить для самого себя».

В недавнем интервью телеканалу Venezolana de Televisión (VTV) Чавес признал, что на роль национального лидера его выдвинули обстоятельства политической борьбы в Венесуэле и противоборства с Соединёнными Штатами. На уточняющий вопрос журналиста, не собирается ли Чавес пересмотреть свои привычные подходы к управлению страной и чаще прибегать к коллективному опыту при решении политических вопросов, президент ответил утвердительно. Дискуссия о преемнике Чавеса, тем не менее, приобретает всё большую остроту в кругах боливарианского руководства. В качестве возможных кандидатов называют брата президента Адана, министра иностранных дел Николаса Мадуро, министра энергетики и президента государственной нефтяной компании PDVSA Рафаэля Рамиреса, вице-президента Элиаса Хауа и некоторых других.

Впереди очередная президентская кампания. Ни один из предполагаемых кандидатов не обладает такими, как у Чавеса, лидерскими задатками, волей к победе и харизмой, чтобы гарантировать победный результат. Тезис «чавизм без Чавеса» не имеет электорального будущего. «Именно поэтому Чавес будет переизбираться в 2012 году и ещё много лет после этого», - заявил министр финансов Хорхе Джордани, не подвергая сомнению перспективу полного выздоровления президента. Боливарианская революция не закончена, в стране и на континенте предстоит много созидательной работы. Команданте Уго еще рано уходить на пенсию по болезни…
Поделиться