Николай Леонов об отношении к Латинской Америке

Лев Сирин, Москва, «Фонтанка.ру»// «Русский Дом»
18 Ноября 2010г.
Николай Леонов об отношении к Латинской Америке
(Фрагмент интервью)

Зачем нам надо дружить с Латинской Америкой и не надо с США? Об этом, и о своей дружбе с Че Геварой и Фиделем Кастро «Фонтанке» рассказывает экс-руководитель аналитического управления КГБ, бывший замначальника советской разведки генерал-лейтенант Николай Леонов.

- …Вот пример из разведки. Кубинская революция. Американцы говорят: ерунда, подумаешь, какой-то Фидель, можно им пренебречь, придёт на коленках. А мы дали совершенно другую оценку: кубинская революция - очень перспективный и интересный феномен. Туда поехал Микоян (в то время член политбюро ЦК КПСС - авт.), другие руководители... и дело дошло до Карибского кризиса. Но американцы уже 50 лет, понимая весь идиотизм своей позиции, тем не менее упорно продолжают стоять на своём.

- Вам немало довелось поработать и Латинской Америке. Правильно ли, пытаться сегодня сделать этот континент союзником России?

- Конечно, правильно. Латинская Америка - бурно развивающийся континент. Опять же, в этом свою роль играет демографический фактор. Огромное количество молодого талантливого современного, рвущегося к технологиям, контингента людей. Латинская Америка всегда относилась с симпатией к СССР. С симпатией относится и к России. Причина проста. Мы там никогда не хулиганили и не безобразничали. В Восточной Европе мы нашкодничали, и там, конечно, накопились антирусские настроения. А в Латинской Америке нас никто не видел. А вот американцев в большом количестве и в течение длительного времени они там видели. Они их ненавидят. Я проработал в Мексике 10 лет и могу чётко сказать, что любой мексиканец в душе всегда против США. Ведь две пятых территории Мексики американцы отхватили путём войны. Конечно, это было давно. В 1847-1848 годы. Но ведь все помнят, что изначально штаты Калифорния, Техас, Нью-Мексико, Оризона - это мексиканская территория. А когда произошла кубинская революция, мы увидели, какой огромный антиамериканский потенциал заложен в этой стране.

Дружить с Латинской Америкой надо. Но что мы ей можем предложить? Оружие? Вернее, остатки оружия. Ведь мы его сейчас делаем мало. Продаём истребители Алжиру, а он нам их возвращает. Говорит, старьё. Нужно производить современное оружие, его возьмут с удовольствием. С-300, С-400. Но они у нас делаются поштучно. Делайте их побольше и продавайте той же Латинской Америке.

- Правда ли, что Вас выслали из Мексики за то, что при аресте у Че Гевары нашли Вашу визитную карточку?

- Когда я в 1953 году плыл в Мексику, то на корабле познакомился с Раулем Кастро. Случайно. Он студент. У меня первая командировка. Оба говорим по-испански. Возраст одинаковый. Месяц плыть. Вот и подружились. Потом он высадился в Гаване, а я проследовал дальше в Мексику. Это был первый иностранный друг в моей жизни. Через полтора месяца я узнал, что Рауль один из лидеров штурма Монкады. Мой интерес к этому парню взвился до небес. Я, когда они с Фиделем сидели в тюрьме, следил за их судьбой очень внимательно. Потом их выслали в Мексику. Там я вновь встретил Рауля. Он пригласил меня домой, где я и познакомился с Че Геварой. Он был врач по профессии и якобы лечил Рауля от насморка. Там же, в Мексике я познакомился и с Фиделем Кастро. Тогда никто понятия не имел, что совершат и кем станут эти ребята. Хотя помню, что как-то я тогда заметил: "Эти люди будут либо героями, либо мучениками".

Когда их арестовали, у Че Гевары нашли мою визитку. Поднялся страшный крик: "КГБ! Рука Москвы!" Меня тут же вызвал посол: "Ты кто такой? Чем тут занимаешься?" А я тогда работал обычным стажёром в нашем посольстве. Нигде ещё не служил. Но по просьбе ребят я начальству о знакомстве с ними ничего не сообщал. Меня выслали в СССР. А братья Кастро с Че Геварой практически в это же время поплыли на яхте «Гранма».

- Оглядываясь назад, о чём сожалеете как профессионал?

- Я очень жалею, что мне не дали санкцию на освобождение генерального секретаря компартии Чили Корвалана, когда он сидел в лагере на острове Доусон в Магелановом проливе. Отрываясь от нашей бюрократической жизни, я предлагал освободить Корвалана силой. План концентрационного лагеря, где находился Корвалан, у нас был; впрочем, его можно было при желании и снять со спутника и даже пустить для этого спутник специально. Я предлагал, на двух судах - а если хватит и на одном - спрятать под палубы два-три вертолёта. На подходе к острову, в непосредственной от него близости, эти вертолёты должны были взлететь. Конечно, охрана лагеря и предположить не могла появления такого рода боевых машин. Ракетными ударами всю систему охраны мы разнесли бы вдребезги. Это дело элементарное. Пленных забрали бы. Вывезли километров за 30, где нас ждала подводная лодка. Выгрузили в неё. Вертолёты можно было бы над самым глубоководным местом, над 7-8 тысячами метров глубины, взорвать и затопить. И на этом вся операция заканчивается...

- ...и Буковский сидит на месте...

- ...и Буковский. Но главное, что такие операции сразу создают славу разведке. Сколько славы получили израильтяне за дело Эйхмана? Или когда освободили заложников в аэропорту Энтеббе? Такие операции повышают престиж разведки. Являются этапами в развитии той или иной службы. Повышают моральный дух разведчиков. Но, к сожалению, на эту операцию мне разрешения не дали. И об этом я, конечно, очень жалею.

Подробно здесь:

http://www.fontanka.ru/2010/11/13/058/print.html
http://www.russdom.ru/node/3450
Поделиться